фотоПрезидент России произвел самые большие кадровые перестановки в правительстве с ноября 2005 года, когда два потенциальных преемника Дмитрий Медведев и Сергей Иванов были назначены соответственно первым вице-премьером и вице-премьером. Нынешняя рокировочка также напрямую связана с судьбой преемников.

В четверг вечером Владимир Путин собрал в Кремле членов правительства, чтобы объявить о трех указах, в корне меняющих кадровую структуру кабинета министров. Сергей Иванов поменял пост министра обороны на кресло первого вице-премьера, на прежнее место Иванова назначен Анатолий Сердюков, до последнего времени возглавлявший Федеральную налоговую службу. Наконец, простым вице-премьером, курирующим внешнеэкономическую деятельность, назначен прежний руководитель аппарата правительства Сергей Нарышкин. Кто займет места в ФНС и аппарате кабинета министров - пока не сообщается.

В традициях Кремля делать заявления подобной важности поздно вечером. Позже нынешнего объявления было сообщено лишь об отставке Александра Волошина с поста главы администрации президента: тогда новости дошли до общественности около десяти вечера.

Все новоназначенцы, безусловно, повысили свой статус, но самым важным этот рост является для Сергея Иванова. На встрече с министрами Путин его хвалил. "С текущими задачами, которые ставятся в Министерстве обороны, Иванов справляется, и справляется достойно", - сказал Путин. "Положительные тенденции в ВПК есть: в 2006 году рост экспорта российских вооружений достиг очередной рекордной отметки и составил более $6 млрд", - добавил президент. Именно этим на словах и было объяснено повышение Иванова в должности: "Совместно с председателем правительства принято решение о расширении сферы ответственности Сергея Иванова. Теперь в сферу его ответственности помимо военно-промышленного комплекса войдет часть гражданского сектора экономики. В этой связи повышается статус Иванова до первого заместителя председателя правительства РФ". Какие отрасли гражданской экономики отойдут к ведению Иванова, президент не сказал.

Назначение сменщика Иванова в МО тоже объяснялось экономической логикой. По словам президента, задачи модернизации армии, на которые выделяются "огромные деньги", должен решать экономически подкованный человек. Таковым был назван Анатолий Сердюков, уже три года работавший главой ФНС.

Сердюков, как и двое других "повышенных", относится к так называемым питерским. Он окончил юрфак ЛГУ, работал в МНС по Санкт-Петербургу, Иванов, как известно, родился в Петербурге, а Сергей Нарышкин работал в мэрии Санкт-Петербурга в одно время с Путиным.
Назначение Нарышкина Путин приписал инициативе Михаила Фрадкова. По словам главы государства, премьер счел необходимым усилить внешнеэкономический блок кабинета - "особенно в отношениях с СНГ", а президент с этим доводом согласился.

Таким образом, в структуре нынешнего кабинета министров будет два первых вице-премьера - Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, а для симметрии и два простых вице-премьера - Сергей Нарышкин и Александр Жуков.

Кстати, новые перестановки в кабинете практически сводят на нет итоги административной реформы весны 2004 года. До той поры в правительстве было 6 вице-премьеров. Сокращение их до одного, на чью роль был выбран Александр Жуков, объяснялось тем, что министры должны самостоятельно отвечать за выделенный им участок работы, без всяких кураторов. Однако уже в ноябре 2005 число вице-премьеров возросло до трех. Новые места заняли персонажи, которых общественное мнение считает главными кандидатами в преемники Владимира Путина, - Сергей Иванов и Дмитрий Медведев.

Смысл проведенной президентом кадровой реформы имеет две традиционные плоскости - для внутреннего и внешнего употребления. С одной стороны, Путин сохранил интригу в процедуре передачи своей власти и где-то даже усложнил ее. С другой стороны, президент послал Западу демонстративный сигнал об усилении милитаристского начала в российской политике.

Как уже сообщала "Газета.Ru", реформа кабинета министров в том или ином виде в течение 2007 года выглядела естественной. Согласно неподтвержденной информации, циркулировавшей в политическом истеблишменте, весной этого года перестановки точно должны были случиться. В частности, экспертами рассматривался вариант, при котором должности лишался "технический премьер" Фрадков, вместо которого кресло во главе Белого дома мог занять один из двух общепризнанных преемников - Медведев или Иванов. Таким образом, обществу и чиновникам стало бы очевидно, кому из них Кремль решил передать верховную власть в 2008 году. Одновременно Фрадков инициировал собственную реформу, суть которой сводилась к урезанию полномочий министров-экономистов Германа Грефа и Алексея Кудрина. В течение последнего месяца между Фрадковым и Путиным состоялись две таинственные встречи на эту тему. После первой Фрадков рассказал прессе, что представил главе государства свой план переформатирования структуры правительства и президент с ним в целом согласен. На второй встрече Путин на глазах у журналистов попросил Фрадкова "не торопиться" с этой реформой. Самое интересное, что историческую встречу с министрами в четверг Путин начал как раз со ссылки на план Фрадкова: "Председатель правительства уже неоднократно ставил вопрос о необходимости изменений в структуре правительства". А Фрадкова рядом и не было, так как он уже второй день находится в Туркмении.

Тем очевиднее, что президент в итоге выбрал вариант сохранения интриги до самого конца.
Во-первых, статус и пиар-потенциал Медведва и Иванова с сегодняшнего дня уравнены (до этого, как "Газета.Ru" не раз писала, Медведев за счет приоритетных проектов был более популярен у населения). Иванов, перестав быть министром обороны, выведен из-под удара по всем направлениям, связанным с "язвами" вооруженных сил - дедовщиной, бедностью среднего офицерства, ситуацией в Чечне и проч. Кроме того, прежде Иванов, как считают эксперты, воспринимался более как "отраслевая фигура". "До сих пор Иванов воспринимался населением как отраслевая фигура, но с новым назначением его превратили в универсального политика. Он всегда входил в некое условное политбюро людей, которые вместе с Путиным пришли к власти, поддерживали его все эти годы и с которыми президент советовался. Медведев туда если входил, то на роль скорее исполнителя, чем генератора идей", - заявила "Газете.Ru" директор Института прикладной политики Ольга Крыштановская.

"Это сигнал элите, что по-прежнему только от Путина зависит, кто будет преемником. Именно элите, потому что общество рассчитывает в этом вопросе на президента, что он придет и все решит, кто главный. А элита уже привыкла, что Медведев главный преемник, а Иванов запасной. Повышение Иванова показывает, что функции арбитра по-прежнему за Путиным - он показывает, что он главный. И что он определится с этим вопросом позже, может быть, только осенью или после выборов в Госдуму. Президент преодолевает "эффект хромой утки", - продолжает мысль Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий.

Кроме того, все опрошенные "Газетой.Ru" эксперты обращают внимание на то, что сегодняшняя рокировка, как и вся история с преемниками Ивановым и Медведевым, может оказаться операцией для отвлечения внимания. Президент Путин славится способностью выбирать на высокие посты самых неожиданных кандидатов.

"Думаю, в Кремле есть некий сценарий, который подводит нас к 2008 году. Сначала был запущен Медведев как некое слабое политическое звено, и он принял на себя первый удар. Путин просто не хотел спалить основного кандидата фальстартом. Думаю, может появиться и третья фигура, помимо Иванова и Медведева", - считает Крыштановская.

С этой точки зрения, возможно, следует пристальнее присмотреться к другому назначенцу - Сергею Нарышкину. Его карьерный рост как раз идет в фарватере фрадковского замысла реформы кабинета. Фактически Нарышкин сегодня стал начальником главы МЭРТ Германа Грефа, который прежде стоял выше главы аппарата правительства.

Греф сегодняшней ротацией вообще должен быть удручен.
"Это очередное ослабление позиций Грефа. Впрочем, они ослабляются уже долго - у него изъяли таможню, службу по тарифам. Но увольнять его пока не собираются, потому что, если бы собирались, это произошло бы одним пакетом с назначением Нарышкина", - говорит Макаркин.

Эксперты сомневаются, что Нарышкин поставлен на новый пост исключительно с экономическими целями. "У меня впечатление, что на внешнеэкономической политике России это не скажется. У нас основные принципы внешней политики формируются президентом", - говорит директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Нарышкин может быть скорее политической фигурой. "Он, на мой взгляд, входит в основную пятерку потенциальных преемников или людей, которые готовятся к очень важному месту в новой политической системе, - говорит Крыштановская. - Может быть, и не будущий президент, но кандидат в премьер-министры. Наверняка это не последние перестановки, и в ближайшие месяцы мы увидим новые назначения".

Наконец, Западу сегодняшней встречей в Кремле был преподан отдельный урок. Назначение Иванова, одного из главных "ястребов" российской администрации, первым вице-премьером, к тому же отвечающим за часть гражданской экономики, - это своего рода творческое развитие ставшей знаменитой мюнхенской речи Путина.
Именно Иванов в последнее время олицетворялся на Западе с российским милитаризмом - это продажа оружия и технологий странам-изгоям, отчаянная борьба с экспансией США и НАТО, критика американской военной стратегии, угрозы выхода России из ряда международных соглашений о разоружении. При этом и здесь президент как будто сделал маленькую оговорку: новым министром обороны назначен бывший зам заведующего магазином № 3 "Ленмебельторга".
-15%
-10%
-35%
-10%
-20%
-10%
-50%
0061173