1. Зеленский предложил Путину встретиться на Донбассе
  2. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  3. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  4. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  5. Вот что Apple показала на своей первой презентации года
  6. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  7. Водитель автобуса передал пассажирам по громкой связи «привет от политзаключенных». Итог: 15 суток
  8. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  9. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  10. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  11. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  12. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  13. Макей: Мы хотели бы иметь ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Беларуси
  14. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  15. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  16. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  17. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  18. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  19. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  20. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  21. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  22. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  23. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  24. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  25. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  26. Суперлиги пока не будет. Большинство клубов отказалось от участия
  27. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  28. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  29. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  30. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво


/

Новое обострение в отношениях России и США — насколько оно уникально, как на международную политику влияют личные отношения глав государств и скажется ли конфронтация великих держав на Беларуси. Об этом поговорили с профессором международных отношений Кардиффского университета Сергеем Радченко — историком, специализирующемся на периоде холодной войны.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В конце прошлой недели в российско-американских отношениях наметилось очередное обострение — заочная перепалка лидеров двух стран привлекла внимание всего мира. Байден в интервью согласился с определением, данным журналистом Путину — «убийца». В ответ президент России недвусмысленно указал на возраст старейшего за всю историю нового главы Белого дома и вспомнил фразу из своего детства. При этом как в США, так и в России СМИ и политики добавили масла в огонь новой конфронтации, развивая тему, которую следовало бы замять. У многих рождаются аналогии с периодом противостояния СССР и США, а международные аналитики на этом примере пытаются оценить изменения в ведении дипломатии, к которым привело развитие интернета и соцсетей.

Отношения США и России — новая холодная война?

По мнению Сергея Радченко, нынешние отношения США и России находятся в своей нижней точке с момента развала Советского Союза. Однако, отмечает историк, если анализировать предшествующие десятилетия и период холодной войны, то советско-американские отношения знали и более глубокие кризисы, когда Москва и Вашингтон находились на грани ядерной войны. При этом в текущей ситуации он видит некоторые сходства с тем периодом в истории.

— В первую очередь это то, что и Россия — США теперь, и СССР — США тогда — ядерные державы. И у обеих стран есть возможность полностью разрушить друг друга. Мы сейчас мало об этом думаем, а вот во времена холодной войны об этом задумывались, много об этом говорили, боялись такой ядерной конфронтации. В принципе, нынешние арсеналы ядерного оружия даже более эффективны, чем тогдашние: к примеру, межконтинентальные ракеты более надежны, чем они были в начальный период холодной войны, — говорит историк.

Еще среди черт, роднящих нынешний кризис двусторонних отношений с ситуацией во времена холодной войны, он называет подход политиков двух стран, когда многие шаги предпринимаются с ориентацией на внутреннюю аудиторию.

— Руководство и США, и России заинтересовано разговаривать скорее со своей внутренней аудиторией, а не говорить друг с другом. Во время холодной войны тоже был такой элемент, особенно в 1970-е годы. Тогда разрядка, не успев начаться, уже сорвалась, и в Советском Союзе задавались таким вопросом: ну что же такое, почему не получилось? Дело в том, что тогда американские руководители скорее ориентировались на своего избирателя. И уже тогда американская внешняя политика была привязана к внутренней. Советский Союз представлялся в таком виде, который способствовал бы продвижению политических интересов одной или другой партии в США. Я думаю, в каком-то смысле дела обстоят именно так и сейчас. Когда мы говорим, что Байден что-то сказал о Путине или определенные политические силы требуют санкций против России, тут надо иметь в виду, что внутренний политический аспект для американцев очень важен. Американскому руководству необходимо казаться сильными в отношении России, и в этом плане есть параллель с предыдущими периодами, — говорит Радченко.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

При этом, по его словам, с тех пор Россия в определенном смысле преобразовалась на манер Соединенных Штатов: в качестве важного фактора появились избиратели и политический истеблишмент. Однако персонификация международных отношений, концентрация их на одной фигуре и ее воле как тогда, так и сейчас во многом сохраняется.

— Во время холодной войны внутренняя аудитория советских руководителей не особенно беспокоила. И они могли, обладая полнотой власти, делать то, что они хотели. Например, Леонид Ильич Брежнев в начале 1970-х годов был очень заинтересован в установлении партнерских отношений с США. И если мы говорим о периоде разрядки с начала 1970-х годов, с саммита в Москве в мае 1972 года или с поездки Брежнева в США в 1973 году, за этим стоял исключительно сам Брежнев, который по ряду причин был заинтересован в улучшенных отношениях с США. Он мог это сделать, потому что не находился под давлением общественного мнения — в Советском Союзе тогда оно не влияло на политику. А сейчас дело обстоит несколько иначе. Путину необходимо учитывать общественное мнение, направления нарратива или дискурса российских политических элит. И, конечно, ему необходимо быть, так сказать, националистом — и он эту карту очень хорошо играет.

Что значат слова и личные отношения в международных отношениях

В свете той взаимной пикировки, которая произошла между Байденом и Путиным и которую с радостью подхватили мировые СМИ, приходится задуматься о ценности и важности слов в двусторонних отношениях России и США. Сергей Радченко считает, что подобные высказывания являются и проявлением уже имеющегося кризиса, и одновременно самостоятельным фактором, его усугубляющим.

— Я думаю, что слова, конечно, важны. Это и причина, и следствие ухудшения отношений. С одной стороны, отношения находятся на таком уровне, что руководители двух стран могут позволить себе такие выражения, которые раньше себе не позволяли. А использование такого языка способствует дальнейшему ухудшению отношений и отсутствию между лидерами России и США минимального доверия, которое необходимо для развития нормальных отношений — и вот это, конечно, беспокоит.

Историк не считает подобные резкие высказывания беспрецедентными в мировой политике или в международных отношениях США, однако отмечает то, что такая ситуация складывается чрезвычайно редко именно в российско-американских отношениях.

— Были и недавние примеры: Трамп высказывался еще похлеще в отношении лидера Северной Кореи. Поэтому я не сказал бы, что здесь совсем уж нет прецедента для таких выступлений. Но если брать историю развития отношений Москвы и Вашингтона, то такие выражения не то чтобы совсем беспрецедентны, но достаточно редки. Если даже брать периоды острой конфронтации между СССР и США — и то тогда, мне кажется, американские руководители не позволяли себе ничего такого. Ну вот Рейган выступал с заявлениями о том, что Советский Союз — это империя зла, что СССР скоро окажется на свалке истории. Но чтобы называть Брежнева или Андропова убийцами — такого я не припомню, несмотря на то, Брежнев руководил СССР в период ввода войск в Чехословакию и Афганистан.

По мнению Сергея Радченко, национальные интересы и политическая конъюнктура, несомненно, играют важнейшую роль в двусторонних отношениях, однако и личная воля отдельных руководителей и их контакты имеют большое значение. Этот тезис он доказывает на примере истории советско-американской разрядки.

— Важны национальные интересы и представление руководства страны о своем месте в мире. С другой стороны, личные отношения тоже очень важны. У Брежнева действительно были очень неплохие отношения с Никсоном. И если посмотреть на историю разрядки, как она потом развалилась и привела обе стороны на грань ядерной катастрофы к началу 1980-х годов, то тут можно констатировать то, что после ухода Никсона у Брежнева не сложилось нормальных отношений с президентом Фордом; после этого пришел Картер — опять что-то не сложилось. Отсутствовало то доверие, которое было между Никсоном и Брежневым и способствовало тому, что какие-то шероховатости удавалось сглаживать.

Джеральд Форд и Леонид Брежнев. Фото: Википедия
Джеральд Форд и Леонид Брежнев. Фото: Википедия

Историк говорит, что проблема разрядки заключалась в том, что Леонид Брежнев стремился к сотрудничеству с США, в основании которого лежал бы своеобразный «кондоминиум», где Советский Союз и США вместе правили бы миром или решали бы все мировые проблемы. Однако на практике обе страны не собирались упускать неожиданно образовавшиеся возможности и отказаться реализовать свои интересы в разных точках мира, в том числе за счет соперничающей сверхдержавы. Тут, по мнению Радченко, личные отношения вряд ли могли серьезно изменить ситуацию.

— Мы видим это на примере Анголы в 1975 году, где СССР и кубинские руководители поддерживали одну из сторон в гражданской войне, а американцев, по сути, оттуда вытолкали. То же самое происходило в Юго-Восточной Азии в конце 1970-х годов. Разрядка разрядкой, но когда две страны — СССР и США — видели лазейку, которую можно было использовать, добившись результатов за счет своего партнера, они ее использовали. Поэтому разрядка сама по себе была очень нестабильной, и в этом ее трагедия. Задаешься вопросом: а если бы Никсон остался в начале 1973 года, если бы личные отношения продолжали складываться, можно ли было закончить холодную войну на основе какого-то такого кондоминиума, где СССР и США вместе бы управляли миром? Мое личное мнение после того, как я прочитал множество исторических документов на эту тему: все-таки это было невозможно. СССР и США тогда являлись великими державами, у которых всегда свои интересы.

«Вся дипломатия превратилась в какой-то политический театр»

Историк говорит о том, что нынешний период — уникальный для мировой дипломатии, которая претерпела значительные изменения благодаря развитию современной коммуникации, интернету и социальным сетям. Это во многом привело к отказу от дипломатических условностей и протокола.

— Все больше стираются грани между дипломатией и «недипломатией». Посредством социальных сетей люди могут высказывать свое мнение везде и всюду, и это, мне кажется, осложняет дипломатию. Потому что непонятно, где проходит сейчас линия между дипломатией и пропагандой или просто выражением личного мнения. Поэтому вся дипломатия превратилась в какой-то политический театр, который существенно ограничивает рамки для такой дипломатии, которая направлена на улучшение отношений или нормальное их поддержание.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Однако говоря о конфронтации России и США, эксперт видит явную второстепенность российской угрозы для американцев: в последние десятилетия тут на первое место постепенно выходит Китай. Тем не менее, по его словам, в Соединенных Штатах многие политики высказываются за нормализацию отношений с нашей восточной соседкой именно для недопущения российско-китайского альянса.

— Основная разница заключается в том, что с точки зрения США Китай — это более серьезная угроза в среднесрочной или далекой перспективе, чем Россия. Причем это в Америке отметили и аналитики, и политические элиты — люди, которые занимаются внешней политикой в госдепартаменте и в Совете национальной безопасности. Все считают, что Китай — основная проблема для США, потому что это великая держава, имеющая большие перспективы в экономическом и военном плане. В технологическом плане это конкурент США. Но Россия выступает в роли такой ближней угрозы, особенно на европейском театре. Но в США идут дебаты, следует ли им в какой-то мере прийти к консенсусу с Россией для того, чтобы предотвратить возможность ее перехода в китайский лагерь. Потому что комбинация "Россия–Китай" очень беспокоит американских аналитиков.

По мнению Сергея Радченко, эту тенденцию последних десятилетий, где соперничество с Китаем будет на первом плане в международной политике, продолжит и новый президент Джо Байден, причем некоторые шаги его администрации уже говорят об этом. Европа при этом будет важной, но все же периферией.

— Байден выступает с той позиции, что надо дать новую жизнь НАТО, за укрепление трансатлантических связей между США и их партнерами в западной Европе. Но судя по тому, что происходит сейчас, акцент на Азии, конечно, очень серьезный. Мы видим это и в свете последних событий на Аляске — встречи [Энтони] Блинкена (госсекретаря США. — Прим. TUT.BY) и [Джейка] Салливана (советника президента США по вопросам национальной безопасности. — Прим. TUT.BY) с одной стороны и Ян Цзечи (глава руководящей группы по иностранным делам при ЦК КПК. — Прим. TUT.BY) и Ван И (министр иностранных дел КНР. — Прим. TUT.BY) с другой стороны. Китай остается для американцев более важной темой, но я бы сказал, что это было очевидно еще во времена Обамы. И в этом смысле администрация Байдена просто продолжает политику предшественников, в некотором смысле даже Трампа. Потому что именно в период Обамы началось смещение акцентов в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, или, как сейчас принято говорить, Индо-Тихоокеанского региона. Считается, что именно там развернутся события, которые определят судьбу XXI века.

А что Беларуси до противостояния гигантов?

По мнению Радченко, дальнейшее развитие российско-американских отношений не может не повлиять на страны, до определенной степени находящиеся в орбите Москвы — в том числе и на Беларусь.

— Если в США победит точка зрения тех, кто считает, что необходимо улучшать отношения с Россией, чтобы предотвратить ее скатывание на китайские позиции, то тогда это грозит тем, что России будет дан если не карт-бланш в отношении определенных стран Восточной Европы, которые пока не входят в НАТО, то на то, что там происходит, будут смотреть сквозь пальцы, в том числе в Беларуси. Потому что ясно: на два фронта бороться очень сложно — пока, конечно, они пытаются это делать. Тут и интервью Байдена, и сразу же демонстрация серьезного подхода к Китаю, судя по выступлениям на Аляске. Пока Америка старается вести борьбу на два фронта, но о перспективах трудно говорить. Если будет обострение китайско-американских отношений, то может произойти так, что точка зрения тех, кто считает, что следует ослабить давление на Россию, победит, то это, конечно, ничего хорошего таким странам, как Беларусь, не несет.

Историк говорит о нынешнем белорусском руководстве как о людях, у которых до настоящего времени получалось балансировать на противоречиях между двумя противостоящими лагерями, преследуя исключительно свои интересы.

— Лукашенко вообще хитер: то, что он находится у власти на протяжении такого периода, только подтверждает это. Недавно американцы рассекретили документы о внешней политике администрации Клинтона, и там с середины 1990-х годов уже появляется Лукашенко, его переписка с Клинтоном. Если почитать, то просто диву даешься, что тогда писал Лукашенко в отношении России: говорилось, что Беларуси необходимо быть чуть ли не американским союзником, чтобы сдерживать Россию. Давайте, мол, устанавливать близкие и доверительные отношения, торговать оружием и так далее. Вот это все было в истории Лукашенко.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Он менял свою позицию уже столько раз, что я уже ничему не удивлюсь, — продолжает историк. — Понятно, что сейчас он устоял у власти только благодаря тому, что за него вступился Путин, но, как следует из его высказываний, он и не собирается слишком близко дружить с Россией или Путиным — он собирается, как мне кажется, продолжать свою достаточно независимую деятельность, разыгрывая российскую карту против Запада и западную карту против России, если такой случай представится. Хотя я думаю, что Запад, конечно, уже не пойдет у него на поводу, учитывая то, что происходило в последние месяцы. Но тем не менее. Все, конечно, смеются над Лукашенко, но смотрите, как он уцепился за власть. Что тут можно сказать? Пока он всех переиграл.

-40%
-25%
-15%
-50%
-20%
-25%
-50%
-20%
-20%
0073040