1. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  2. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  3. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  4. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  5. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  6. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  7. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  8. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  9. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  10. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  11. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  12. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  13. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  14. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  15. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  16. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  17. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  18. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  19. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  20. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  21. По ценам на 62 товара и 50 медпрепаратов ввели жесткие ограничения
  22. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  23. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  24. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  25. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  26. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  27. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  28. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  29. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  30. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному


/

В субботу, 23 января, в Москве и многих других российских городах прошли акции протеста в поддержку вернувшегося на родину и арестованного в аэропорту оппозиционера Алексея Навального. Несмотря на большое количество задержанных, абсолютное большинство выпустили через несколько часов, люди получали в основном штрафы. Об обстоятельствах задержания и обращении силовиков TUT.BY рассказали участники событий.

Москва, 23 января 2021 года. Фото: Reuters
Москва, 23 января 2021 года. Фото: Reuters

«Полицейские злоупотребляют властью: хотели сделать дактилоскопию, хотя это незаконно»

Егору Кравцову 18 лет, он живет в Санкт-Петербурге и изучает в университете политологию. Молодой человек является активным членом партии «Яблоко», а в Москву приехал из-за последних событий, начиная с возвращения Алексея Навального в Россию. Егор решил принять участие в акции протеста в поддержку оппозиционного политика 23 января и был задержан в пятом часу в районе Пушкинской площади.

— Меня пытались задержать дважды. Я стоял в сцепке, мимо нас проходил росгвардеец. Ему было сказано: «Мы же все русские люди, мы один народ, присоединяйтесь к нам, станьте героями». На что росгвардеец цинично ответил: «Ну, давай, брат» — и начал меня бить, пытаясь вытащить. Благо, первая сцепка меня спасла, хоть мы немного получили по головам и по рукам. Мы еще два часа находились на площади, потом пытались с нее выйти и попробовать достигнуть Манежной, как это и планировалось изначально. Но этого сделать не удалось, потому что организованность митинга была не самой высокой. Мы хотели прорваться через арку обратно к площади, хотя не знали, что митинг там уже закончился. Снова кричали лозунги и призывали силовиков к нам присоединиться, но со второй сцепкой уже не получилось. Нас повалили и довольно жестко стали вести к автозакам.

Егор и после задержания продолжил обращаться с призывами к росгвардейцам, но это имело обратный эффект: парня скрутили сильнее, а возле автозака не церемонились при обыске и, по его словам, «впечатали несколько раз лицом». В спецтранспорте вместе с ним было двадцать человек, среди которых даже оказался мужчина с портретом Путина. Среди задержанных был только один несовершеннолетний, а значительная часть была старше тридцати лет, некоторым было за сорок.

Москва, 23 января 2021 года. Фото: Reuters
Москва, 23 января 2021 года. Фото: Reuters

Прямо из автозака молодой человек связался с адвокатами и правозащитниками из организаций «Апология протеста» и «ОВД-Инфо». Получилось это сделать потому, что у задержанных сразу не изымали телефоны — это произошло только в ОВД по району Ясенево, где Егор пробыл около семи часов, хотя по закону положено не более трех без предъявления обвинения. Он предполагает, что полицейские подумали, что он «радикал», потому что громко говорил о своей позиции, активно разъяснял людям их права и давал юридическую информацию, поэтому из отделения его выпустили самым последним.

— К сожалению, у протестующих сейчас уровень знания своих прав недостаточный. Полицейские злоупотребляют властью: хотели сделать дактилоскопию, хотя это незаконно, поскольку против нас не выдвигались уголовные обвинения. Правозащитника к нам не пустили, наши права нарушили. Если бы у меня был телефон, я бы смог написать хотя бы ходатайство о допуске адвоката, но увы — связи нас в ОВД лишили, — рассказывает молодой человек.

Тем не менее петербуржец говорит, что сотрудники отделения вели себя вполне адекватно и даже до определенной степени сочувствовали участникам протестной акции.

— Правда, некоторые в открытую позволяли себе нарушать закон о полиции и совершенно невежливо разговаривать: мол, нас надо было в асфальт закатать, что мы все дураки и бездельники. Но в общем многие полицейские там хоть и не за протестующих и Алексея Навального, но, тем не менее, высказывали мнение о том, что его задержали совершенно «беспредельно». Там у многих уже появляется понимание порочности Владимира Владимировича [Путина] и неизбежности падения его режима.

По словам молодого человека, жестокости в отношении к задержанным правоохранители не проявляли. Егор считает, что следует привлекать полицию на сторону протестующих и призывать ее отстаивать закон и Конституцию.

— Они не жестокие, они грубоватые, как в комедийных сериалах про полицейских. Часть грубила, часть с сочувствием относилась. И даже высокопоставленные лица в этом отделении выразили некоторое понимание того, почему люди вышли, потому что не считают то, что сейчас происходит в стране, адекватным. Именно поэтому я призываю всех не повторять ошибок, которые произошли у вас в стране — не демонизировать пока что силовиков, потому что они так никогда не перейдут на сторону закона и конституционного строя. Их очень легко отпугнуть, этого нельзя допустить.

На парня составили протокол по части 5 статьи 20.2 российского КоАП за участие в несанкционированном митинге, что предусматривает штраф от 10 до 20 тысяч российских рублей — это примерно от 340 до 680 белорусских рублей. Протоколы, по его словам, для всех задержанных составлялись как под копирку, везде указывалось, что люди скандировали «Навальный», «Свободу», «Позор». Егор отмечает, что в документе количество участников обозначили как более 5 тысяч, хотя главное управление МВД сообщало о 4 тысячах. При этом молодой человек утверждает, что на самом деле в акции в Москве участвовали десятки тысяч человек.

Фото: предоставлено Егором Кравцовым
Фото предоставлено Егором Кравцовым
Фото: предоставлено Егором Кравцовым
Фото предоставлено Егором Кравцовым

Серьезная медицинская помощь ни самому парню, ни другим задержанным в отделении не потребовалась. А вот утолить жажду полицейские разрешили, но не так, как это хотелось бы ожидавшим своей участи людям.

— Они дали стаканчики по нашей просьбе, потому что очень хотелось пить. Но почему-то передумали наливать воду из кухни и отправили нас в туалет. Я лично такую воду пить не стал, потому что там нет никаких фильтров, это небезопасно.

Молодой человек рассказал, что участвовал в акциях в поддержку белорусов в августе прошлого года, и говорит, что он и его товарищи понимают и разделяют взгляды и боль многих наших соотечественников. По его мнению, протесты в России в будущем могут быть очень похожи на белорусские.

«Было чувство, что если мы сделаем серьезное лицо и направимся к выходу, то нас выпустят»

Ирина (имя изменено по просьбе собеседницы) работает в IT-сфере и периодически ходит на митинги с 2011 года, когда еще была студенткой. Несколько раз она выступала в качестве наблюдателя на выборах, а для регистрации в этом качестве тогда, по ее словам, чисто формально вступила в партию «Яблоко».

Москва, 23 января 2021 года. Фото: Reuters
Москва, 23 января 2021 года. Фото: Reuters

Она также участвовала в акциях протеста в Москве 23 января, причем успела это сделать в двух местах: на Пушкинской и на улице Матросская Тишина, где в одноименном изоляторе содержится оппозиционер Алексей Навальный. Как раз в районе СИЗО девушку и задержали.

— Там происходило что-то непонятное. На перекрестке стоял автозак, вокруг толпа ОМОНа, прессы не меньше, чем омоновцев. Потихоньку туда стекался народ. Сначала ничего не происходило, потом некоторые девушки стали выбегать и кричать: «Мы вас не боимся». Омоновцы с криками «тогда идите сюда, с***ки» бежали за ними с дубинками. Видимо, настолько устали стоять и смотреть на нас, что стали отвечать. Их начали закидывать снежками, после чего они планомерно зачистили всю улицу. Мы перешли на другую улицу, вот там меня и задержали.

Само задержание девушка корректным назвать не может. По ее словам, один омоновец просто столкнул ее в сугроб толчком в спину, а когда он и большая часть его сослуживцев побежала дальше, к ней подошел шедший последним в группе силовик, поднял ее из снега и отвел в автозак. Ирина говорит, что никто при этом не представлялся, не показывал документы: силовики громко кричали, светили в лицо фонариком и спрашивали, есть ли у нее что-то запрещенное, так как мужчины не имели права ее досмотреть. А вот поездка в спецтранспорте оказалась дольше той, на которую рассчитывали и задержанные, и полицейские.

— Наш автозак заглох на Автозаводской, на Третьем кольце. Мы полтора часа сидели и ждали, при этом у нас была девушка с травмой — ей вырвали ноготь при задержании. Пришлось самим найти бинт, пластырь, салфетки и обработать рану. Мерзли, было душно, а полицейские просто не могли завести машину. Мы просили увезти нас в чем-то другом, но они предложили пригнать машину на 15 человек, а нас уже было 27 — мы и отказались.

Девушка говорит, что телефоны при задержании ни у кого не изымали, хотя запретили ими пользоваться. Однако когда случилась поломка спецтранспорта, силовики были слишком заняты и не обращали внимания на то, кто и как использует гаджеты. Один из задержанных даже смог покурить в окно, пока правоохранители нервничали из-за поломки и появления на месте представителей СМИ. Потом туда приехал другой спецтранспорт, куда переместили задержанных и отвезли всех в ОВД.

— Почти сразу мы сообщили в «ОВД-Инфо», в «Апологию протеста» и адвокатам из «Агоры». Но на тот момент мы не знали, в какое ОВД нас привезут — многие поблизости были уже заполнены. В итоге увезли довольно далеко от места задержания. Но когда приехали, смогли сказать, что это Нагорное ОВД, туда приехал адвокат. С ним мы общались через Telegram, потому что в ОВД объявили план «Крепость» — просто никого не пускали. Причем сами полицейские над этим смеялись. До четырех утра правозащитники были снаружи.

Девушка упомянула положенные по закону три часа, в течение которых людей могут задерживать без предъявления обвинения: она досадует на то, что этот срок отсчитывался лишь с момента прибытия в ОВД, а то время, что она и ее товарищи по несчастью пробыли в автозаке, в расчет не шло. В целом она также описывает довольно спокойное отношение полицейских к протестующим в отделении.

— Отношение такое: с одной стороны улыбаются все, шутки шутят и рассказывают, как любят свою работу; с другой стороны, чтобы в туалет пустили, нужно было сильно просить. Смешанные чувства. В целом никакого насилия к нам не применяли, может, потому что большинство было возраста от 18 до 25 лет, лишь немногие старше, да и девочек было много. Обращались достаточно лояльно, просто долго все делали и жаловались, что хотят идти спать.

Ирина отметила, что полицейские, видимо, были уверены, что протестующим платят за участие в митингах. Она пыталась общаться с каждым сотрудником, кто был задействован в ее оформлении, и слышала от них подобные утверждения.

— Один полицейский с некоторой завистью сказал, что слышал, что за прошлую подобную акцию адвокатам дали по 150 тысяч рублей (больше пяти тысяч белорусских рублей. — Прим. TUT.BY).

Для девушки, получившей травму, задержанные просили вызвать скорую помощь, но сотрудники ОВД под разными предлогами этого не делали. С едой и питьем у задержанных проблем не возникло, так как у людей не изымали вещи и даже толком их не досмотрели. Поэтому они угощали друг друга тем, что взяли с собой на акцию.

— Мы делились тем, кто что нашел. Потом в ОВД приехал кто-то из знакомых и передал пакет с продуктами, водой, соками. Если честно, у нас не было даже нормального досмотра, у нас вообще ничего не отнимали. Мы сидели на полу в коридоре и писали свои протоколы, в то время как начальник отдела на пластилиновую пломбу закрывал свой кабинет. Было чувство, что если мы сделаем серьезное лицо и направимся к выходу, то нас выпустят.

Протокол по части 5 статьи 20.2 КоАП РФ, по словам девушки, был составлен довольно небрежно: там указано, что она принимала участие в протестной акции с 18.00 до 21.00, хотя на самом деле там находилась примерно с 19.30, а была задержана в 20.18. Также количество участников акции в протоколе сильно преувеличено — написано о тысяче человек, хотя, со слов Ирины, их было где-то в восемь-десять раз меньше. В документе перепутали адрес места задержания и написали, что девушка выкрикивала лозунг, который использовали протестующие во время мэрских выборов — «Допускай!». Пока она ждет уведомления о дате суда.

«С молодежью они общались на тему того, что они участвовали в мятеже»

Директор автосалона Юрий Логвинов живет в Липецке и состоит в партии КПРФ, при этом также является помощником депутата Мосгордумы Екатерины Енгалычевой. В субботу, 23 января, его также задерживали на несколько часов после участия в протестной акции.

Она планировалась в виде шествия по центральным улицам и площадям города к зданию городской администрации. По словам мужчины, еще до ее начала к месту сбора участников прибыли его однопартийцы с агитационными материалами, однако их вскоре задержали и увезли.

— Движению колонны никто не препятствовал, никаких провокаций не было. На Соборной площади толпа уже решила разворачиваться и идти обратно. Но было несколько людей с плакатами, один из них был ближе к «космонавтам», и они решили выцепить его из толпы, тем самым спровоцировав конфликт. Была незначительная стычка, одному из сотрудников брызнули в лицо «перцовкой», остальных начали закидывать снежками.

Фото: Юрий Логинов
Юрий Логинов (справа) с товарищем на митинге в Липецке. Фото: Юрий Логинов

Юрий говорит, что на его памяти раньше в полумиллионном Липецке на протестные акции собиралось не более 150−200 человек. Как мужчина узнал позже в ОВД, полиция насчитала две тысячи участников, что, как он считает, для города очень много.

Сам Юрий в момент задержания с двумя товарищами находился на остановке недалеко от места событий. Туда подъехала «Газель», откуда выскочили восемь силовиков.

— Я хоть и худощавый, но занимаюсь спортом, со мной были двое ребят-спортсменов. Они пытались нас скрутить, но в итоге просто взяли под руки и тащили. Третьего несколько раз ударили в спину шокером, — рассказывает Юрий.

В отделении полиции мужчин определили в камеру, где уже находилось около шести человек. Про задержанных на какое-то время забыли: доставили их около трех часов, а внесли в журнал регистрации только в восемь вечера, протокол составили в десять, а в половину одиннадцатого отпустили. Телефоны у Юрия и других задержанных изъяли сразу еще в автобусе, так что им разрешили с кем-то связаться только спустя три-четыре часа. Однако приехавшего в отделение адвоката к клиентам не пускали.

Сотрудники полиции, по словам Юрия, беседовали с задержанными, причем больше времени уделяли самым молодым участникам протестной акции.

— С молодежью они общались на тему того, что они участвовали в мятеже. Говорили, что Навальный преступник и должен сидеть. С нами таких разговоров не было: они были изрядно удивлены, увидев нас, людей постарше, которые высказали свою позицию. Эту позицию они выслушали, некоторые даже ее разделяют, но не могли высказаться, объясняя это тем, что кругом камеры.

Просьбы задержанных отвести их в туалет сотрудники отделения полиции почему-то игнорировали. Через какое-то время людям пришлось обратиться к одному из тех, кто их задерживал — и тот сумел добиться разрешения вывести их в уборную.

Протокол в отношении Юрия был также составлен за нарушение части 5 статьи 20.2 КоАП РФ, причем суд у него состоялся на следующий день, в воскресенье. Мужчина был признан виновным и отделался штрафом в 10 тысяч рублей — минимальным по этой статье.

Фото: предоставлено Юрием Логиновым
Фото предоставлено Юрием Логиновым

Юрий говорит, что начал активно участвовать в политической жизни еще когда жил в Москве и помогал в 2019 году кандидату на выборах в Мосгордуму. Потом он вернулся в Липецк и участвовал в выборах в городской совет, однако пройти туда ему не удалось: по словам мужчины, тогда полностью доминировала «Единая Россия».

— Я как член партии, коммунист, не совсем разделяю позицию Навального, у нас разные идеологические взгляды. Но, тем не менее, у людей есть накопившийся протест. Многие шли не в поддержку конкретно Навального, было много людей старшего поколения. Мы все выражали свой протест и также выступаем против репрессий, которые идут не только против либералов, но и против наших левых сторонников. Нельзя было оставаться в стороне, потому что в очередной раз бы сказали, что коммунисты испугались и отстоялись в стороне, тем самым подтвердив мнение большинства о том, что Зюганов (лидер партии КПРФ Геннадий Зюганов. — Прим. TUT.BY) — левая рука Путина. Мы, рядовые коммунисты, мнение нашего «верха» не разделяем.

-10%
-20%
-20%
-23%
-15%
-15%
-20%
-58%
-40%
-30%
0072356