1. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  2. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  3. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  4. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  5. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  6. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  7. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  8. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  9. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  10. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  11. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  12. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  13. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  14. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  15. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  16. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  17. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  18. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  19. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  20. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  21. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  22. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  23. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  24. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  25. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  26. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  27. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  28. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  29. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  30. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети


/

Ситуация с семьей Кузнечиков, которые сумели попасть на территорию дипломатического представительства Швеции в Минске и запросили политическое убежище, для нашей страны беспрецедентная. Однако в мировой истории она совсем не новая. «Узниками посольств» оказывались журналисты, политики и священники, некоторые из них проводили десятилетия в вынужденном заточении. О самых известных и ярких подобных случаях — в нашем материале.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Джулиан Ассанж

Самым известным случаем предоставления убежища в посольстве можно считать ситуацию с Джулианом Ассанжем. Австралийский журналист попортил много крови сильным мира сего благодаря основанному им сайту WikiLeaks: там публиковалась секретная информация, разоблачения и компрометирующие факты, касающиеся множества правительств различных стран. Особенно болезненно это было для США, ведь значительная часть информации освещала американские операции в Ираке и Афганистане, а также деятельности АНБ, которое, как выяснилось, шпионило за канцлером Германии Ангелой Меркель.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В 2010 году — как раз тогда, когда WikiLeaks привлек всеобщее внимание по всему миру — в Швеции был выдан ордер на арест Ассанжа в связи с обвинениями в изнасиловании гражданки этой страны, а также принуждении к сексуальной связи других женщин. Но сам журналист, находившийся в Великобритании, боялся, что его могут выдать США, где ему грозило пожизненное заключение или даже смертная казнь. А 19 июня 2012 года, после того как его протест против экстрадиции был отклонен, он попросил убежища в посольстве Эквадора в Лондоне. Британская полиция заявила, что арестует его, как только тот покинет диппредставительство, так как он нарушил условия подписки о невыезде.

Ассанж прожил в посольстве шесть лет и девять месяцев в комнате площадью 20 квадратных метров, периодически обращаясь к журналистам и своим сторонникам с балкона. За это время у него появились серьезные проблемы со здоровьем. В 2017 году Швеция отменила ордер на арест журналиста, и появилась надежда, что он сможет выйти из заточения. Однако в апреле 2019 года президент Эквадора Ленин Морено лишил его возможности находиться в посольстве, так что он был взят под стражу британской полицией. С этого момента периодически возобновляются слушания об экстрадиции Ассанжа в США, а он все еще находится под стражей.

Абсолютный рекорд

Самым длительным пребыванием людей, попросивших политического убежища на территории дипломатического представительства другого государства, на сегодняшний день является уже более чем 29-летнее нахождение бывших эфиопских высокопоставленных чиновников в посольстве Италии в Аддис-Абебе.

Фото: сайт посольства Италии в Эфиопии
Комплекс зданий итальянского диппредставительства в Аддис-Абебе. Фото: сайт посольства Италии в Эфиопии

Все началось в 1991 году, когда коммунистический режим в Эфиопии был свергнут. Правивший с конца 1970-х президент страны Менгисту Хайле Мариам бежал, а вот его приближенные этого сделать не успели. Четверо высших должностных лиц старого режима, в их числе Тесфайе Гебре Кидан (около недели лишь формально считавшийся и.о. президента страны в мае 1991 года), Хайлу Йимену (премьер-министр), Берхану Байе (министр иностранных дел) и Аддис Тедлу (глава Генштаба), которым грозили либо серьезные тюремные сроки за злоупотребление властью и участие в массовых репрессиях против населения, либо немедленная расправа со стороны захвативших столицу повстанцев, решили искать спасения в дипломатических представительствах. Убежище им предоставило итальянское посольство.

Уже 2 июня, всего через несколько дней после того, как чиновникам удалось укрыться в посольстве, один из них — Хайлу Йимену — погиб. По официальной версии, он покончил с собой, но до сих пор это вызывает сомнения в Эфиопии. Ровно через 13 лет, также 2 июня, погиб еще один чиновник — Тесфайе Гебре Кидан. Об этой трагедии также имеется противоречивая информация. Как сообщалось, за время пребывания в посольстве с ним случился сердечный приступ, так что он вынужден был передвигаться в инвалидном кресле. Они часто конфликтовали с Берхану Байе, а последний обвинял Кидана в пособничестве врагу из-за того, что его жена была из Эритреи, которая являлась частью Эфиопии с окончания Второй мировой войны и где повстанцы вели длительную партизанскую войну с правительственными войсками и в 1993 году добились независимости страны. В результате очередной ссоры Берхану Байе ударил Кидана предположительно бутылкой, у того открылось кровотечение, и он умер в одном из городских госпиталей.

На сегодняшний день в посольстве остаются Берхану Байе и Аддис Тедлу, которым 83 и 74 года соответственно. В 2009 году они оказались в списках представителей коммунистического режима, приговоренных к смертной казни за преступления, совершенные ими в период нахождения у власти. И хотя в 2018 году появились слухи, что правительство Эфиопии может их помиловать, пока этого не произошло.

Опальный кардинал

А вот история кардинала из Венгрии Йожефа Миндсенти закончилась его освобождением из заточения и выездом из страны после 15-летнего пребывания в посольстве США в Будапеште.

Миндсенти, который был фактически главой католической церкви Венгрии, активно сопротивлялся новым порядкам, вводимым в стране после прихода к власти коммунистов. В 1949-м над ним был проведен показательный процесс, где он обвинялся в шпионаже и измене. Кардинал признал себя виновным по всем пунктам, а в стране поговаривали, что этого от него добились жестокими пытками.

В конце октября 1956 года в Венгрии вспыхнуло антикоммунистическое восстание: боевые действия повстанцев с правительственными силами и советскими войсками шли около двух недель, активно применялись танки и артиллерия. Повстанцы освободили кардинала Миндсенти из тюрьмы, он поддержал их в своих заявлениях.

Когда восстание было разгромлено, он попросил убежища в посольстве США в Будапеште, где провел следующие 15 лет жизни. В конце 1960-х, когда состояние здоровья кардинала ухудшилось, некоторые партийные высшие должностные лица стали уговаривать тогдашнего лидера Венгрии Яноша Кадара освободить католического иерарха, чтобы наладить отношения с Ватиканом, однако безуспешно. Влияние церкви в стране оставалось очень большим, так что в 1971 году был найден компромисс: папа римский Павел VI снимал отлучение от церкви для некоторых высших должностных лиц, а также менял формулировку для Миндсенти с «жертвы коммунизма» на «жертву истории».

Фото: Wikimedia Commons
Фото: Wikimedia Commons

Освобожденный, Йожеф Миндсенти жил в Вене до своей смерти в 1975 году. После падения коммунистического режима в Венгрии он стал национальным героем страны, а в 2019 году начался процесс его беатификации — причисления к лику святых католической церкви.

Неугомонный политик со связями

Также одним из рекордсменов пребывания в посольстве стал Виктор Рауль Айя де ла Торре — перуанский левый политик и глава партии «Американский народно-революционный альянс» (АПРА). В 1930-е годы он стал известен не только в Перу, но и в других частях Латинской Америки, его высылали из страны, а по возвращении он безуспешно принимал участие в президентских выборах. Его сажали в тюрьму и вновь выпускали, возглавляемую им партию то запрещали, то вновь разрешали.

На выборах президента Перу 1945 года Айя де ла Торре и его партия поддержали Хосе Бустаманте-и-Риверо. Однако последний, придя к власти, быстро забыл об услуге, и между двумя политиками начался конфликт. В октябре 1948 года моряки и часть офицеров флота захватили несколько военных кораблей и высадились недалеко от столицы страны Лимы, однако восстание было подавлено правительственными войсками. В бунте обвинили АПРА, начались аресты ее лидеров. Тогда в самом начале 1949 года Айя де ла Торре сумел укрыться в посольстве Колумбии в Лиме, причем в самой стране, предоставившей убежище, шла фактически гражданская война между левыми и либеральными повстанцами с одной стороны и правительством консерваторов с другой. В посольстве он пробыл пять лет и три месяца, причем за это время Перу добилась от Международного суда ООН признания незаконным содержания в посольстве Айя де ла Торре как организатора путча, а Колумбия — разрешения от этого же суда, тем не менее, не выдавать его перуанским властям.

В итоге Айя де ла Торре было позволено покинуть Перу в апреле 1954 года благодаря международному давлению: политик и его труды были известны за пределами Латинской Америки, а среди его друзей были влиятельные люди, такие как Альберт Эйнштейн.

Бывшие главы государств

Мохаммад Наджибулла возглавил Афганистан в конце 1987 года, когда уже было понятно, что советская помощь коммунистическому правительству скоро прекратится. Новый президент попытался остановить войну, наладив диалог с лидерами вооруженной оппозиции: он заявил о прекращении огня и освобождении политзаключенных. Однако полевые командиры отвергли предложения о переговорах, видя реальную возможность своей победы. В феврале 1989 года, когда из Афганистана были выведены советские войска, ситуация для центрального правительства сильно ухудшилась. Однако в страну продолжались поставки техники, оружия, боеприпасов и топлива из СССР, что помогло продержаться Наджибулле еще три года, пока в 1992 году они не были окончательно прекращены.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В марте Наджибулла объявил, что готов уйти в отставку и приветствует план ООН по созданию переходного правительства из представителей всех противоборствующих сил. Тогда правительственные войска почти прекратили сопротивление, и объединенные силы моджахедов вскоре двинулись на Кабул. Мохаммад Наджибулла попытался улететь из страны, но аэропорт уже не контролировали верные ему люди. Тогда он укрылся в представительстве ООН в Кабуле. Была вероятность, что убежище и безопасный коридор для выезда бывшему лидеру Афганистана предоставит Индия, однако последняя решила не портить отношения с новым исламистским правительством Афганистана, отказав Наджибулле даже в возможности находиться в индийском посольстве.

В сентябре 1996 года Кабул захватили еще более радикальные исламисты — талибы. Перед этим один из полевых командиров — Ахмад Шах Масуд, занимавший должность министра обороны, предложил Наджибулле покинуть столицу, но тот отказался, по-видимому, не очень веря в его добрые намерения. Но 26 сентября на территорию миссии ООН ворвались талибы, схватили Мохаммада Наджибуллу и его брата, замучили их до смерти, а затем подвесили их тела за ноги на фонарном столбе рядом с президентским дворцом.

В подобной ситуации оказался и другой бывший руководитель социалистического государства. Эрих Хонеккер, последний глава ГДР, после объединения Германии находился в Москве и перед самым развалом СССР сумел найти убежище в чилийском посольстве.

Слева направо: Юрий Андропов, руководитель ГДР Эрих Хонеккер и Леонид Брежнев
Слева направо: Юрий Андропов, руководитель ГДР Эрих Хонеккер и Леонид Брежнев

Посол Клодомира Альмейда помнил, как ГДР приютила его и многих других чилийцев после переворота Пиночета в 1973 году, поэтому всячески пытался отстоять право Хонеккера находиться на территории диппредставительства. Правительство России, в свою очередь, заявило, что выдаст его Германии, где против него уже было возбуждено уголовное дело, как только он выйдет за порог посольства. В итоге власти Чили сняли посла Альмейда с должности, а Хонеккер, уже будучи тяжело больным онкологией, был выдан ФРГ, проведя в посольстве чуть больше двух месяцев.

Кризис в Венесуэле поставляет «узников посольств»

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Сейчас в мире тоже есть люди, которые остаются в заточении в посольствах уже на протяжении долгого времени. Речь о венесуэльских политиках Фредди Геваре и Леопольдо Лопесе. С 2014 года в Венесуэле продолжается тяжелый политический и экономический кризис, а председателя парламента страны и члена партии «Народная воля» Хуана Гуайдо Евросоюз и почти все государства Северной и Южной Америки признают законным президентом — с января прошлого года в стране формально существует двоевластие, хотя фактически страной управляет Николас Мадуро.

Фредди Гевара также является депутатом парламента от партии «Народная воля». В ноябре 2017 года Верховный суд снял с него депутатскую неприкосновенность из-за обвинений в подстрекательстве к насилию во время массовых протестов. После этого, указывая на угрозу своей безопасности и здоровью, Гевара запросил убежище в посольстве Чили в Каракасе. Оттуда депутат заявил, что очень скоро толпы людей пойдут к президентскому дворцу Мирафлорес, но не для того, чтобы свергнуть Мадуро, а чтобы присягнуть новому президенту. Однако политик до сих пор остается в посольстве — прошло уже почти три года.

Леопольдо Лопес был выборным главой одного из пяти районов Каракаса, а также национальным координатором партии «Народная воля». В 2014 году, когда в стране начались протесты, он призывал жителей выходить на улицы, а вскоре был арестован, обвинен в публичном подстрекательстве к насилию, а затем, проведя в заключении более года, приговорен к 13 годам лишения свободы. Однако во время самого судебного процесса и даже после оглашения приговора Лопес оставался активным, выступал с заявлениями, а его материалы публиковались в различных СМИ, в том числе в The New York Times. В середине 2017 года его перевели под домашний арест, предположительно, чтобы снизить градус протестных настроений.

30 апреля 2019 года в Венесуэле произошла неудачная попытка военного мятежа против правительства Николаса Мадуро. В этот день военные освободили Лопеса, который сначала пытался укрыться в чилийском посольстве, но позже попросил убежище в посольстве Испании, где находится до сих пор — уже год и четыре месяца.

В то же время другие депутаты венесуэльского парламента — Мариэлла Магеллан и Америко де Грация — в мае 2019 года укрылись в итальянском посольстве и, проведя там полгода, сумели выехать из страны, о чем с президентом Мадуро сумели договориться представители итальянского сената.

Сибирские пятидесятники

Были среди укрывшихся в посольстве не только политики. В конце семидесятых годов в подобном положении оказались две семьи советских пятидесятников — Петр, Августина, Лидия, Любовь и Лилия Ващенко, а также Мария и Тимофей Чмыхаловы. Они нашли приют в американском посольстве в Москве, где находились более пяти лет.

Идея об эмиграции у семьи Ващенко, которая жила в городе Черногорске в Хакассии, появилась еще в начале 1960-х, когда на волне новых гонений на религию в СССР был арестован родственник главы семейства, также пятидесятник. В конце 1962 года они пытались попасть в посольство США в Москве, но их задержали милиционеры. Петр Ващенко вскоре был осужден на два года лишения свободы. В мае и июне 1968 года семья вновь предпринимала попытки остаться в посольстве, им даже удалось пообщаться с руководителем дипмиссии, но их вновь задержали: Петра приговорили к году тюрьмы за нарушение паспортного режима, а его жене Августине дали три года за сопротивление сотрудникам милиции.

В конце 1970-х о попытках семьи Ващенко получить убежище узнали представители протестантских общин США, которые вступили с ними в переписку. А в апреле 1978 года Петр и Августина Ващенко с четырьмя детьми (всего у них их было тринадцать) совместно с членами их общины Марией Чмыхаловой ее сыном Тимофеем вновь отправились в Москву. В этот раз им удалось прорваться в посольство США, хотя Яна Ващенко, сына Петра и Августины, сумели задержать милиционеры. В посольстве их разместили в подвале, где были душ и туалет. Верующие писали письма тогдашнему президенту Джимми Картеру с просьбой решить их проблему на высшем уровне. К ним даже отправили других членов их пятидесятнической общины, чтобы уговорить покинуть посольство, но они отказались покидать его территорию. Время шло, а вопрос не сдвигался с мертвой точки. Тогда в конце 1981 года Августина и Лидия Ващенко начали голодовку. У последней так ухудшилось состояние, что ее вынуждены были госпитализировать, а по излечении отправили домой в Черногорск к остальным братьям и сестрам. В 1982 году американский сенат решил предоставить обеим семьям право постоянного жительства в США. В апреле 1983 года ситуация наконец разрешилась: Лидии Ващенко, которая уже не находилась в посольстве больше года, неожиданно разрешили выехать из страны — правда, в Израиль. Выехав, она отправила вызов другим членам семьи, а вскоре Ващенко и Чмыхаловы сумели улететь из СССР и обосноваться в США.

-20%
-10%
-10%
-20%
-50%
-50%
-5%
-10%
-40%
0072356