1. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  2. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  3. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  4. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  5. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  6. Доклад о Беларуси в Совете ООН и обвинительный приговор Шутову. Что происходило в стране 25 февраля
  7. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  8. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  9. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  10. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  11. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  12. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  13. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  14. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  15. Песков прокомментировал итоги встречи Путина и Лукашенко
  16. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  17. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  18. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  19. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  20. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  21. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  22. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  23. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  24. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  25. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  26. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  27. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  28. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  29. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  30. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников


/

10 февраля в российской Пензе суд вынес приговоры по громкому «делу Сети». По версии следствия, семеро его фигурантов входили в состав террористической организации, за что суд приговорил их к срокам от 6 до 18 лет лишения свободы. Большинство осужденных же настаивало: ФСБ пытками выбивало из них «нужные» показания. Подробнее об этом рассказывает издание «Медуза».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Большинство обвиняемых настаивали, что заявления о террористической группе — выдумка спецслужб, которые сфабриковали дело из их совместных игр в страйкбол в лесу, встреч на природе и обсуждений левой идеологии и политической ситуации в России.

По словам фигурантов, некоторые из них до задержания вообще не были знакомы друг с другом, но всех объединяют антифашистские взгляды и общая среда. Первоначально почти все они подписали признания, но вскоре отказались от них и заявили о физическом насилии, угрозах и шантаже со стороны ФСБ.

Вот что о первых днях ареста рассказал Дмитрий Пчелинцев: он как организатор, по версии следствия, получил максимальный срок — 18 лет в колонии строгого режима.

«У одного из них руки были в белых медицинских, резиновых перчатках, он достал динамо-машину и поставил на стол, канцелярским ножом зачистил два провода, сказал мне, чтобы я оттопырил большой палец ноги. <…> Ток пошел до колен, у меня стали сокращаться мышцы икровые у ног, меня охватила паралитическая боль, я стал кричать, начал биться спиной и головой о стену, между голым телом и каменной стеной они подложили куртку. Все это продолжалось примерно 10 секунд, но во время пытки мне это показалось вечностью. <…> Они стали твердить: «Ты лидер». Чтобы они остановили пытки, я отвечал: «Да, я лидер». «Вы собирались устраивать террористические акты». Я отвечал: «Да, мы собирались устраивать террористические акты».

Этот рассказ Пчелинцев передал адвокату через полгода после событий, а вскоре отказался от слов. Как пояснял позже фигурант, его снова подвергли пыткам, чтобы он замолчал.

«Конвойный обмотал большие пальцы моих ног проводами. В рот пытались засунуть кляп, но я не открыл его, потому кляп примотали скотчем. В прошлый раз от кляпа обкололось много зубов. <…> Мне сказали после ещe пары ударов током: «Возвращаешь показания, говоришь, про пытки врал. Дальше будешь делать, как скажет следователь. Показывают на белое, говорят черное — ты говоришь черное».

Еще один фигурант, Илья Шакурский, который получил 16 лет, называл имя конкретного сотрудника ФСБ, который руководил пытками, и следователя, с ведома которого все делали.

«Мне сказали раздеваться. Здесь я настолько был испуган, что у меня первая мысль была, что со мной сейчас просто… я не выйду больше из этой камеры никогда. <…> Я сел, мне завязали глаза какой-то тканью, я был в одних трусах, сзади руки мне завязали скотчем. <…> Мне начали подавать ток».

Андрей Чернов, приговоренный к 14 годам, не говорил о пытках током. Но упоминал о побоях и запугивании со стороны двух спецназовцев по дороге на допрос.

«Я не понимал, что происходит, говорил, что мне нужен адвокат. [ФСБшник] Шепелев всю дорогу угрожал, что «посадят брата, уволят всех родственников, пальцы отрежут». Говорил: «Твоя жизнь кончена, ты вообще умрешь». <…> Завели в комнату, где клетки, там был Пчелинцев. В таком состоянии я его раньше не видел, он был очень напуган, с левой стороны на лице у него была ссадина или шишка. Поговорить не дали. Единственное, что успел сказать Пчелинцев: «Можешь даже не пытаться это терпеть, не сможешь».

Еще один фигурант дела, Василий Куксов (приговор — 9 лет), тоже заявлял, что его били по дороге на допрос и повторяли, мол, «ты попал, твоя жизнь кончена». А когда приехали в какое-то здание, то его уложили лицом в пол и чем-то железным резко ударяли возле уха.

«Говорили: «Тебе жить так и так осталось полчаса. Если ответишь на вопросы — то часа полтора». Называли какие-то имена, я из всех угадал только Зорина и Шакурского. В этот момент уже образовалась лужа крови. Хотели отрезать мне палец, уже положили мою руку, но не отрезали. И только тут мне сказали: «Ты находишься в ФСБ, Василий. Обвиняешься в терроризме».

Арман Сагынбаев, приговоренный к шести годам, как и другие обвиняемые, упоминал какую-то коробку с двумя проводами, которые крепили к его пальцам на руках и пускали ток. Происходило это по дороге на допрос.

«После этого мне стало безумно больно, я понял, что через меня стали пропускать разряды тока. Вместе с этим находившиеся в машине люди стали задавать мне различные вопросы, в том числе называть фамилии и имена неизвестных мне людей, и если я говорил, что их не знаю, получал разряд электрического тока».

Как пишет «Медуза», все жалобы, поданные обвиняемыми на участвовавших в пытках сотрудников ФСБ в Следственный комитет, были проигнорированы или отклонены.

Еще двое осужденных, Максим Иванкин и Михаил Кульков, получили 13 и 10 лет колонии строгого режима. Ни Кульков, ни Иванкин не рассказывали о пытках — они уехали из Пензы и обоих задержали в Москве только летом 2018 года (хотя все пензенские аресты пришлись на октябрь–ноябрь 2017-го).

-10%
-24%
-15%
-15%
-10%
-37%
-38%
-30%
-20%
0072356