/

31 января в 23.00 по Гринвичу Великобритания перестанет быть государством — членом ЕС. Впрочем, это не конец истории Brexit, а начало нового этапа этой захватывающей саги, за которой с интересом наблюдали все от Лиссабона до Владивостока с июня 2016 года: до конца нынешнего года Лондон и Брюссель будут вести переговоры о формате будущего сотрудничества, и улаживать детали развода и раздела имущества и детей.

Александр ВласкинАлександр Власкин, политолог, политический обозреватель с 20-летним стажем, магистр политологии, автор публикаций по европейским исследованиям. Сфера интересов: отношения ЕС со странами постсоветского пространства, эволюция Европейского союза. Жизненная позиция: циник с чувством юмора.

О причинах и возможных последствиях выхода Великобритании из единой Европы мы писали за месяц до судьбоносного референдума. Многое из того, о чем мы тогда говорили, остается актуальным до сих пор. Впрочем, эпопея с выходом затянулась на четыре года вместо предполагавшихся двух, и многое успело поменяться. Поэтому имеет смысл подумать о том, какие последствия происходящего ждут нас, Британию и Европу.

Островок стабильности в центре Европы

Последствия Brexit для Беларуси не будут сиюминутными. Совершенно ничего не изменится для тех из нас, кто желает посетить Великобританию: она не входила в Шенгенскую зону и визы для поездки всегда было необходимо получать в британских консульствах. Прекращение членства королевства в ЕС не повлияет и на личные связи и взаимоотношения. В конце концов, Британские острова не улетают на другую планету, а продолжат пребывать там же, где были всегда: через пролив от французского Кале.

Некоторые проблемы могут возникнуть в области технического, культурного и научного сотрудничества между Британией и Беларусью, потому что многое в этой области финансировалось из фондов ЕС. Впрочем, для решения этих проблем есть еще целый год.

Однако серьезные последствия могут наступить в будущем году и подкрасться незаметно, если к ним не готовиться. Постараемся рассмотреть потенциальные будущие проблемы в порядке важности для рядовых белорусов.

Во-первых, «неспадзяванка» может ожидать граждан Беларуси, зарабатывающих на жизнь в Польше и других соседних странах ЕС. Как сообщают британские СМИ, большинство граждан РП, проживающих в настоящее время на Британских островах, намерены вернуться на родину после окончательного завершения Brexit. Такой массовый исход поляков из Британии, несомненно, окажет серьезное давление на рынок труда Польши, что серьезно сократит возможности трудоустройства для белорусов. То же самое будет касаться и других стран-соседей: Литвы, Латвии, Чехии, Словакии. И даже в какой-то мере Украины, ведь граждане южной соседки окажутся в той же ситуации, что и белорусы, и многим придется подумать о возвращении на родину из Польши. В общем, закон сообщающихся сосудов в действии.

Во-вторых, правительство Джонсона серьезно намерено менять правила иммиграции в страну. Если сегодня жить и работать на островах могут все без исключения европейцы, а также лица, считающие себя беженцами, то в будущем планируется ввести в действие меритократическую систему: правительство намерено предоставлять право жительства в стране только тем, кто может оказаться ей полезен. Есть информация о планах обеспечить некоторый срок для поиска и трудоустройства иностранцам — выпускникам британских вузов. В этой области будет полезно следить за новостями тем белорусам, кто хотел бы мигрировать на Туманный Альбион.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В-третьих, с января будущего года единый европейский рынок довольно серьезно потеряет в объеме, ведь он лишится как минимум 14−15% потребителей (доля населения Королевства в составе ЕС), причем самых состоятельных потребителей. В целом же ВВП Британии по объему равен ВВП аж 18 самых бедных экономик блока, так что потери для рынка будут очень серьезными. Учитывая то, что Евросоюз — второй крупнейший торговый партнер Беларуси после России, это отразится на нашем товарообороте и, следовательно, на экономике в целом. Хочется верить, что правительство Беларуси задумывается над тем, как минимизировать риски происходящего.

Наконец, Британия уже сейчас активно ищет варианты для расширения своего торгового потенциала после окончательного расставания с Брюсселем. До 2021 года правительство намерено заключить максимально возможное количество договоров о свободной торговле или сотрудничестве с третьими странами. По информации правительства, такие соглашения уже подписаны с десятком стран и торговых блоков, в том числе с Грузией, а переговоры ведутся еще с несколькими десятками стран, блоков и территорий (в т.ч. Украиной и Молдовой). Такие соглашения необходимы потому, что Британия — очень экспортозависимое государство: оно импортирует половину потребляемых продуктов питания, причем в основном — из ЕС. То же касается медикаментов и многих других жизненно важных товаров. И, в случае обострения отношений с Брюсселем или неудачи в переговорах с Еврокомиссией, могут возникнуть серьезные проблемы на потребительском рынке. Поэтому прошлый и нынешний год — идеальное время, чтобы ухватить Британию за вымя и договориться о беспрепятственной поставке на острова белорусской картошки, молочки, тракторов и прочего трикотажа. Это будет нелегкой задачей для белорусских властей, с учетом того, что правительство Ее Величества подтвердило приверженность санкциям ЕС в отношении нашей страны, однако Лондон по объективным причинам сейчас неразборчив в связях. Можно этим воспользоваться.

В общем, как видим, Brexit, как всякое крупное событие, несет Беларуси и белорусам не только проблемы, но и возможности. Тут главное не перепутать, за что хвататься.

Стая друзей и партнеров

Последствия для отношений Брюссель-Лондон будут намного более комплексными и малопредсказуемыми. На самом деле уже сегодня Еврокомиссия и кабинет Джонсона, готовясь к будущим переговорам о разводе, прячут за дружескими улыбками большие такие зубы, которые друг на друга отрастили. Британский премьер заверяет, что к Новому году соглашению — быть, партнерству — цвесть. А новое руководство Комиссии выражает серьезные сомнения в том, что за 11 месяцев удастся согласовать что-то внятное. Провал переговоров будет означать выход королевства на нормах ВТО, на правах «третьей страны», со всеми прелестями тарифных и нетарифных ограничений по доступу на единый рынок.

То, что переговорный процесс будет жестким, видно хотя бы по тому, что германский канцлер Ангела Меркель уже неоднократно заявляла, что видит будущую Британию «потенциальным конкурентом ЕС, наряду с США и Китаем». А в отношении конкурентов, как известно, все средства хороши. Британцы-брекситеры (сторонники независимости королевства от ЕС) тоже затаили злобу и считают, что Брюссель, Берлин и Париж вели себя по отношению к их островам непорядочно.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Отдельно стоит отметить, что с недавней сменой премьера переговорные позиции сторон изменились. До лета прошлого года в них доминировали европейские лидеры, а после того, как кресло премьера занял Борис Джонсон, ситуация изменилась: он умело занимается блефом и шантажом своих партнеров и в общем, благодаря своей решительности и готовности не идти на уступки (что нравится его избирателям), именно он стал человеком, который определяет повестку дня.

В целом, наиболее сложными из практически бесконечных проблем бракоразводного вопроса станут следующие: права граждан ЕС в Британии (и наоборот); доступ европейских компаний к британским рынкам (и наоборот); сохранение права европейских флотилий ловить рыбу в территориальных водах королевства; статус Северной Ирландии и других заморских территорий Британии; ну и, наконец, самое важное — деньги.

Великобритания — третий по важности донор бюджета ЕС (после Франции и Германии) и прекращение выплаты ее членских взносов пробьет серьезную дыру в бюджете Союза. А это значит, что остальным странам придется больше перечислять в Брюссель, а получать оттуда намного меньше, чем до 2020 года. Еврокомиссия уже объявила о весьма серьезном сокращении Фонда сельскохозяйственных субсидий и Фонда выравнивания (Cohesion Fund), который предназначен для поднятия уровня жизни в беднейших странах Евросоюза. Все это чревато недовольством тружеников европейского села и ростом евроскептицизма в странах Новой Европы. Именно поэтому Брюссель заинтересован в затягивании переговоров максимально долго, ведь до подписания соглашения или выхода Королевства из ЕС без условий оно продолжает платить в общий бюджет.

Фото: Reuters
Борис Джонсон. Фото: Reuters

Что касается козырных карт, то у Джонсона она всего одна: возможность уйти, громко хлопнув дверью 31 декабря нынешнего года. И он этой картой активно пользуется. Его европейские партнеры имеют более разнообразные возможности давить на несговорчивого премьера. Так, Брюссель имеет все возможности вмешиваться во внутреннюю политику Великобритании через «свой» электорат и евроориентированные элиты. Кроме того, политики ЕС активно намекают, что, в случае несговорчивости Лондона они могут оказать поддержку сепаратизму в Британии: речь о потенциальном отделении Шотландии, Северной Ирландии и Уэльса. Еще одна болевая точка Лондона — заморские территории, в частности Гибралтар, который, при неблагоприятном развитии событий, может оказаться в фактической торговой блокаде. Ну и доступ к рынкам: президент Макрон заявил, что если Британия откажется, как и раньше, допускать рыбаков из ЕС для промысла в свои территориальные воды, то ей будет закрыт доступ к финансовому рынку ЕС. А банковско-финансовые услуги — один из главных источников дохода королевства.

В общем, Brexit не закончен, а режиссеры и действующие лица объявили, что на нынешний год законтрактован следующий сезон этой долгоиграющей драмы.

Планы на будущее

Пока же параллельно с переговорами стороны намерены заниматься в том числе и внутренними проблемами. Евросоюзу придется что-то делать с экономикой: ее локомотив, Германия, кажется, входит в стадию рецессии.

Правительство же Джонсона намерено всерьез заняться реформами всей политической системы: полным переформатированием правительства и передачей власти на места (дальнейшее развитие регионального самоуправления), созданием «свободных портовых экономических зон», снижением налогов, стимуляцией бизнеса и системы образования. Идеологом этих реформ является некто Доминик Каммингс, «серый кардинал» или даже целый Профессор Мориарти Brexit. Странноватый гений, ставший первым советником Джонсона и годами лелеявший мечту о полном переформатировании своей страны. Те, кого интересуют его планы в этой области, могут посмотреть публичную лекцию 2014 года. Судя по всему, там озвучены основные направления тех реформ, которые начнутся в Британии с 1 февраля.

В общем, если вы думали, что все закончилось, то не переключайтесь. Скоро следующая серия, скучно точно не будет.

-70%
-25%
-40%
-50%
-30%
-10%
-10%
-15%
-45%
0072356