Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


Вероятно, процесс по делу об убийстве журналиста-расследователя Яна Куцияка станет одним из наиболее резонансных в восточной части ЕС. Это убийство потрясло Словакию, вывело ее граждан на улицы и в итоге привело к свержению правительства премьер-министра Роберта Фицо.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Протесты в Словакии после убийства журналиста

Люди вышли на акции протеста потому, что убийство напомнило им 90-е годы. Правление Владимира Мечьяра, бывшего премьером в начале 90-х, имело мало общего с правовым государством. Убийство Куцияка навеяло многим воспоминания о похищении сына тогдашнего президента Михала Ковача и его вывозе в Австрию, а еще больше — о смерти бывшего полицейского Роберта Ремиаша, который погиб от взрыва бомбы в своем BMW. Это убийство так и не раскрыли, несмотря на подозрения, что в деле может быть замешана контрразведка — Словацкая информационная служба (СИС).

Тогдашний премьер-министр Роберт Фицо лишился поста после убийства Яна Куцияка.

То, что журналист-расследователь Ян Куцияк неугоден властям, было понятно изначально. Он писал на портале Aktuality.sk о преступлениях бизнесменов и их связях с политиками высокого ранга.

Ян и его девушка Мартина Кушнирова погибли 21 февраля 2018 года, но их тела полиция нашла лишь несколько дней спустя. Начальник полиции Тибор Гашпар публично заявил об убийстве лишь 26 февраля. А через два дня в Братиславе начались протесты под девизом: «Мы не хотим жить в мафиозном государстве!» Демонстранты были уверены, что журналист стал жертвой тех, о ком писал в своих расследованиях.

О чем писал Куцияк

Свою последнюю статью Куцияк посвятил мультимиллионеру Мариану Кочнеру, который угрожал ему несколькими месяцами ранее. В ней он писал об итальянских предпринимателях, работающих в Восточной Словакии, которые были связаны с «Ндрангетой» — крупной итальянской мафиозной группой из Калабрии, беднейшей провинции Италии. В статье он также раскрыл связи предпринимателей с правящей партией Smer-SD, в частности с Марией Трошковой, помощницей премьер-министра Роберта Фицо. Текст появился через неделю после убийства, а через две недели Фицо и его правительство подали в отставку.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Через год после убийства журналиста и его девушки словаки протестуют против коррумпированных властей.

Подозрение, что «Ндрангета» могла стоять за убийством, вскоре было развеяно. Все больше следов вели именно к местной мафии. В марте 2019 года, через год после убийства Куцияка, Мариана Кочнера обвинили в том, что он является заказчиком убийства. На скамье подсудимых будут также сидеть Алена Жужова, Томаш Сабо и Мирослав Марчек. Последний сознался в том, что стрелял в убитого, а Сабо считается его помощником.

Золтан Андруско выступал посредником между Жужовой и двумя другими предполагаемыми преступниками. На суде он будет проходить ключевым свидетелем. «Это не означает, что сам он не пойдет под суд. Но благодаря его признанию и сотрудничеству со следователями он может надеяться на более мягкий приговор», — заявил журналист и писатель Мартин Милан Шимечка в интервью Deutsche Welle. Обвиняемому грозит лишение свободы на срок до 25 лет или даже пожизненное заключение.

Кто стоит за убийством журналиста?

Когда Кочнеру было предъявлено обвинение в убийстве Куцияка, он уже находился в тюрьме за махинации на сумму в несколько миллионов долларов. «В словацкой политике мало дел, в которых бы не фигурировал Кочнер», — писала Моника Тодова, журналистка газеты Denník N, более года назад. Еще в 1992 году он был замешан в деле «Технопол I». Речь шла о плате в 2,3 млн долларов за доставку, которая так и не пришла.

В деле о жилищном комплексе Glance House, покупатели квартир в котором так и не дождались их постройки спустя почти десять лет, Кочнера поддержал тогдашний заместитель, а затем генеральный прокурор Доброслав Трнка. Он выступал против специального прокурора, который расследовал мошенничество в этом деле.

В 2013 году участвовавший в деле представитель OTP Банка обратился в полицию. По его показаниям Кочнер грозился «пустить пулю в голову юриста банка Романа Квасницы». В течение трехлетнего судебного процесса Квасница считал невозможным привлечь Кочнера к суду, «потому что за ним стояла абсолютная государственная власть».

Под надзором общественности

Мобильный телефон Кочнера стал настоящей сокровищницей для следователей. В установленном на нем приложении Threema следователи нашли шокирующую переписку предпринимателя с бывшим заместителем министра юстиции Моникой Янковской, обвиняемой Аленой Жужовой, бизнесменом Норбертом Бёдором, судьей Владимиром Скленкой и прокурорами Быстриком Паловичем и Петром Шуфлярским.

Политолог Григорий Месежников уверен, что Кочнер попытается затянуть уголовное дело. Тем не менее он ожидает, что со стороны прокуратуры и суда процесс будет организован безупречно. «Этот процесс будет происходить под пристальным вниманием общественности», — пояснил он DW.

-20%
-10%
-21%
-50%
-21%
-10%
-40%
-10%
-30%