Поддержать TUT.BY
65 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  2. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  3. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  4. За восемь дней задержали более 500 человек: по БТ показали «социально-возрастной портрет» протестующих
  5. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  6. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  7. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  8. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  9. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  10. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Милиция сообщила о 100 задержанных в субботу в Минске
  11. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  12. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  13. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  14. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  15. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  16. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  17. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  18. Умер Ларри Кинг
  19. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  20. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  21. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  22. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  23. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  24. «Ответила: «Да». Ролик, где минчанин делает предложение, набрал около семи миллионов просмотров
  25. В 2020-м году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  26. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  27. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  28. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  29. Что происходит в Беларуси 24 января
  30. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
BBC News Русская служба


Одной ночью в октябре Стокгольм сотрясли сразу три взрыва, произошедших в разных частях города. Жители этих трех районов были шокированы. Они слышали о взрывах в других частях Стокгольма, но не могли представить, что это может произойти у них на пороге.

Фото: Reuters
Последствия взрыва в промышленном здании в Стокгольме, 27 марта 2019 года. Фото: Reuters

Взрывы в жилых домах и общественных зданиях в Швеции гремят как никогда часто. За первые девять месяцев нынешнего года полицейские саперы выезжали на вызовы 97 раз.

«Я здесь вырос и жил всю жизнь, и я ощущаю, как эта среда разрушается», — говорит 22-летний Джоэл. Один из взрывов прогремел в его доме. Взрывная волна выбила дверь и окна в нескольких соседних зданиях.

Кого винить?

Преступления, связанные со взрывами, почти не регистрировались в Швеции до 2017 года. В 2018 произошло 162 взрыва, а за последние два месяца саперов вызывали 30 раз.

«Фейерверки, самодельные взрывные устройства и ручные гранаты», — поясняет Линда Страаф, работающая в Национальном департаменте операций шведской полиции.

Большую часть взрывов устраивают банды, чтобы запугать конкурентов, их родственников или близких, говорит представитель полиции. «Это серьезная ситуация, но большинству граждан беспокоиться не о чем. Их это никак не коснется», — заверяет она.

Делегации шведских полицейских работают со специалистами по организованной преступности в США, Германии и Нидерландах. Полиция сотрудничает с военными экспертами по взрывчатке, работавшими в Африке и Афганистане.

«Для Швеции это что-то совершенно новое, и мы ищем экспертов по всему миру», — говорит глава Национального департамента операций Матс Ловнинг.

Криминалист Амир Ростами говорит, что сравнить ситуацию в Швеции можно только с Мексикой, где столкновения между бандами — огромная проблема для полиции. «Для стран, не участвующих в войне, стран без долгой истории террористических атак это уникальная ситуация», — говорит он.

Где гремят взрывы?

Большинство взрывов произошло в бедных и небезопасных районах крупнейших городов Швеции — Стокгольма, Гетеборга и Мальме.

Иллюстрация ВВС
Иллюстрация ВВС

В Мальме в начале ноября три взрыва прогремели в течение 24 часов.

Но теперь целями становятся и более благополучные, зажиточные районы. В октябре в жилом квартале Бромма на севере города произошел взрыв, уничтоживший подъезд, выбивший окна и повредивший припаркованные рядом машины.

После взрыва в продуктовом магазине университетского города Лунд в больницу попал 20-летний прохожий. В городе Линчепинг взрыв прогремел в жилом доме. Пострадали 25 человек.

Сёдермальм — бывший рабочий район, который сегодня джентрифицирован. Винтажные бутики и веганские кафе разбросаны по жилым кварталам глиняно-горчичного цвета. Взрыв случился в здании, расположенном напротив парка и рядом со школой.

«Полиция сразу заблокировала улицы. Я шла с маленькими детьми в ясли. Было очень страшно», — говорит Малин Брэдшоу, живущая в соседнем подъезде.

В связи со взрывом никого не задержали, а полиция не комментирует возможные мотивы преступника.

«Если у этого взрыва была конкретная цель, то, если честно, нам от этого легче. Это значит, что взрыв не был нацелен на случайных людей», — говорит Брэдшоу.

Дети и внуки мигрантов

В полиции говорят, что за взрывами стоят те же самые банды, которые несут ответственность за рост числа нападений с применением огнестрельного оружия: в 2018 году в Швеции таких нападений было 45, намного больше, чем в 2011 (17).

Многие из этих банд связаны с торговлей наркотиками. Но непонятно, почему они начали массово применять взрывчатые вещества.

Шведская полиция не записывает и не разглашает национальность подозреваемых или осужденных в связи со взрывами. Но, по словам Линды Страаф, у них много общего.

«Они выросли в Швеции, принадлежат к социально и экономически незащищенным группам, выросли в социально и экономически слабых районах, большая часть — мигранты во втором-третьем поколении», — говорит она.

Фото: Reuters
Последствия взрыва в одном из клубов Мальме. 18 марта 2019 года. Фото: Reuters

Политические дебаты по поводу миграции в Швеции обострились после того, как в 2015 году эта страна приняла самое большое в Евросоюзе количество мигрантов на душу населения.

Страаф утверждает, что неправильно считать, будто вновь прибывающие мигранты обычно становятся членами банд.

Для многих политиков правого толка взрывы — лишнее подкрепление их аргументов о неспособности Швеции ассимилировать принятых за последние 20 лет мигрантов.

«В будущем ситуация может усугубиться, стать еще проблематичнее», — говорит Мира Аксой, называющая себя национал-консервативной писательницей. «Они из одних и тех же мест, у них одинаковый менталитет. Им легко объединяться. Они не считают, что должны становиться частью Швеции, живут в сегрегированных сообществах и совершают преступления», — говорит она.

Эти настроения в последние годы на подъеме: в 2018 году националистская партия «Шведские демократы» набрала на выборах 19% голосов.

Малин Брэдшоу, впрочем, считает, что рост преступности связан, скорее, с низкими доходами и социальным статусом. «Если вы против миграции, то очень легко сказать, что во всем виноваты мигранты. Но проблема гораздо шире», — считает она.

Этнический фактор редко играет важную роль в жизни шведских банд, говорит Амир Ростами. «Для них банда — это их новая родина. Банда — их новая идентичность», — говорит он.

Скрывали ли это шведские СМИ?

Еще один важный аспект истории — то, как взрывы освещали шведские газеты и телевидение.

После тройного взрыва в Стокгольме шведскую общественную телевещательную организацию STV обвинили в замалчивании фактов, когда эта новость не попала в вечерний выпуск.

«Я думаю, они не очень хорошо справились со своей работой. Думаю, они пытаются приуменьшить значение этих новостей», — говорит Мира Аксой.

Профессор журналистики Стокгольмского университета Кристиан Кристенсен тоже удивился, когда увидел, что часть телевизионных выпусков почти проигнорировала взрывы. Но он считает, что тема обильно освещалась в крупных газетах и в региональных программах.

«Проблема в том, что Швецией пользуются как символом проблем с мигрантами, проблем левой политики. Во многих случаях это несправедливо», — говорит он.

Из недавнего опроса компании Kantar Sifo следует, что самая популярная тема в шведских СМИ — на телевидении, радио и в соцсетях — это работа правоохранителей и обеспечение законности.

Какие принимаются меры?

В полиции говорят, что ищут преступников. Но в 2018 году обвинения были предъявлены в среднем по одному из десяти подобных эпизодов.

Глава Департамента национальных операций обещает, что полиция будет более тесно сотрудничать со спецслужбами.

Министр внутренних дел объявил о передаче полиции более широких полномочий в обысках домов. МВД планирует дополнительные меры для борьбы с негласным запретом на упоминание банд.

Но житель Сёдермальма Андерс Херденстам считает, что власти должны в первую очередь обеспечить интеграцию мигрантов.

«Я не боюсь за свой район, но меня волнуют события, происходящие в Швеции на национальном уровне», — говорит он.

-20%
-15%
-50%
-7%
-20%
-20%
-12%