Поддержать TUT.BY
65 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  2. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  3. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  4. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  5. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  6. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных
  7. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  8. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  9. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  10. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходит в Беларуси 23 января
  11. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  12. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  13. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  14. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  15. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  16. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  17. Умер Ларри Кинг
  18. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  19. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  20. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  21. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  22. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  23. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  24. В городах России проходят акции протеста: сообщается о сотнях задержанных
  25. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  26. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  27. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  28. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  29. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  30. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
BBC News Русская служба


Борис Джонсон не верил в «брексит» во время кампании по подготовке референдума 2016 года и поддержал евроскептиков только из-за своих политических амбиций, утверждает в своих мемуарах бывший премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В опубликованных в газете Sunday Times фрагментах новой книги Кэмерон также называет члена кабинета министров Майкла Гоува (отвечающего сейчас за подготовку к «брекситу») «оголтелым фараджистом», то есть сторонником Найджела Фараджа — одного из зачинщиков кампании за выход из Евросоюза, бывшего лидера Партии независимости Соединенного королевства (UKIP), а ныне лидера партии «Брексит».

Эта пара, Гоув и Джонсон, превратилась в «послов эпохи популизма, изобилующей враньем и очернением всего», пишет Кэмерон.

Он также обвиняет Гоува в вероломстве, как по отношению к нему самому, так и к Борису Джонсону.

«Одно его качество проявилось ярче всех прочих: вероломство. Вероломство по отношению ко мне, а позже и к Борису», — пишет Кэмерон, запустивший во время своего премьерства референдум по вопросу о членстве Британии в Евросоюзе, поскольку это обещание содержалось в предвыборном манифесте Консервативной партии.

Сам Кэмерон активно поддерживал кампанию за сохранение членства и ушел с поста премьер-министра сразу после того, как стали известны результаты плебисцита, на котором 52% проголосовавших высказались за то, чтобы выйти из ЕС, и 48% — за то, чтобы остаться.

Как пишет в мемуарах бывший премьер-министр, когда Джонсон решал, какую кампанию ему поддержать — «Уйти» или «Остаться», — его волновало только то, что будет лучше для его собственной политической карьеры.

«Кто бы из высокопоставленных членов тори ни возглавил сторону за „брексит“, столь мощно заряженную духом патриотизма, независимости и романтики, тот сразу стал бы партийным любимчиком, — полагает Кэмерон. — Он [Джонсон] не хотел рисковать и дать возможность какому-то другому заметному политику — в частности, Майклу Гоуву — получить эту корону».

«Я пришел к выводу, что он [Борис Джонсон] сделал ставку на исход, в который сам не верил, только ради своей политической карьеры», — пишет Кэмерон.

По словам бывшего премьер-министра, Джонсон во время агитирования за выход из Евросоюза в частном порядке поднимал вопрос о возможности проведения второго референдума, после новых переговоров с ЕС.

Кэмерон также обрушился на Джонсона за то, что перед референдумом 2016 года тот разъезжал по стране на агитационном автобусе, на котором было написано, что выход из ЕС принесет британской Национальной службе здравоохранения еженедельно дополнительных 350 млн фунтов стерлингов, — заявление, позднее доказавшее свою несостоятельность.

«Борис поехал на этом автобусе по стране, а правду дома забыл», — пишет Кэмерон.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По поводу позиции Майкла Гоува Кэмерон отмечает следующее: «Я не мог поверить своим глазам. Либерально мыслящий, взвешенный тори-интеллектуал Гоув превратился в оголтелого фараджиста, грозящего тем, что все население Турции собирается перебраться в Британию».

Перед проведением референдума 2016 года Майкл Гоув действительно заявлял, что Турция и еще четыре страны могут войти в ЕС к 2020 году, что приведет к росту населения Британии до 5,23 млн человек к 2030 году.

Но больше всего Кэмерона потрясло поведение Прити Пател, бывшей в то время министром по делам занятости, а ныне возглавляющей Министерство внутренних дел.

«Она пользовалась каждым заявлением, интервью, лекцией, чтобы нанести удар правительству по вопросу об иммиграции, несмотря на то, что сама была частью этого правительства. Я же оказался в безвыходном положении: уволить ее я не мог, поскольку тогда бы получилось, что она пострадала за «брексит», — пишет бывший премьер.

Нынешний премьер-министр Борис Джонсон, как и Майкл Гоув и Прити Пател, пока не отреагировали на разоблачения Дэвида Кэмерона.

В опубликованном в субботу интервью газете Times Кэмерон признался, что чувствует себя крайне депрессивно по поводу проведенного в 2016 году референдума, понимая, что некоторые люди его никогда за это не простят.

Вместе с тем он оправдывает свое решение его провести, говоря, что вопрос по поводу Евросоюза должен был быть решен.

В то же время Борис Джонсон в интервью таблоиду Mail on Sunday заявил, что если он не сможет договориться с ЕС о новых условиях выхода к 31 октября, то Британия все равно сбросит с себя «эти путы», как он выразился, как это сделал в Хэллоуин персонаж комикса «Невероятный Халк».

«Халк всегда убегает, как бы крепко он ни был привязан, и именно так и случится с нашей страной. Мы выйдем 31 октября, мы это сделаем», — сказал он в интервью газете.

На наступающей неделе Джонсон должен встретиться с президентом Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером в Люксембурге для дальнейших переговоров по поводу условий выхода Британии из ЕС.

Дэвид Кэмерон: карьера в политике

Дэвид Кэмерон стал лидером Консервативной партии в 2005 году, а пять лет спустя, в возрасте 43 лет, стал самым молодым за предыдущие 200 лет премьер-министром.

Его пребывание на этом посту в течение шести лет — сначала в коалиции с Либерально-демократической партией, а впоследствии в качестве главы правительства большинства — было отмечено стремлением сократить дефицит бюджета и, совместно с канцлером Джорджем Осборном, ввести непопулярные меры жесткой экономии.

Однако когда он включил в 2015 году в предвыборный манифест тори обещание провести референдум о членстве в Евросоюзе, приоритеты сместились, и этот вопрос стал доминировать в повестке дня.

Он активно поддерживал кампанию за сохранение членства в ЕС, но наутро после объявления результатов референдума заявил о своей отставке, сказав: «Я не думаю, что было бы правильно, чтобы я оставался капитаном и направлял страну к ее новому месту назначения».

Все прошедшее время — до нынешней публикации — он не делал никаких публичных заявлений по поводу тех, кто пришел ему на смену, — ни в адрес Терезы Мэй, ни Бориса Джонсона.

Однако о его сложных отношениях с Джонсоном было хорошо известно и ранее, еще со времен их учебы в Оксфордском университете и членства в печально известном Буллингдонском клубе.

-20%
-10%
-20%
-7%
-40%
-20%
-10%
-25%