Охватившие Гонконг массовые протесты против попыток властей навязать закон об экстрадиции — размах нынешних волнений и возможные отголоски этих событий в будущем — вызвали немалую озабоченность в Пекине.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Власти КНР взволнованы усиливающейся поляризацией в местном обществе, падением патриотических настроений среди представителей нового поколения гонконгцев. Многие из них откровенно заявляют о нежелании быть ассоциированными с «китайцами» и с тревогой ждут приближения 2047 года. Именно тогда истекает 50-летний переходный период, в течение которого бывшему британскому анклаву была гарантирована широкая степень автономии.

До этого срока Гонконгу обещана самостоятельность во многих вопросах, за исключением обороны и внешней политики, неизменность ее социально-экономической системы и «местного образа жизни».

Что сулит 2047 год?

Как же будет развиваться ситуация вокруг Гонконга в 2047 году? Потеряет ли анклав свой особый административный статус, превратится ли в обычный китайский мегаполис? Этот вопрос не был четко прописан и станет предметом консультаций ближе к наступлению дедлайна. На сегодняшний день просматривается несколько вариантов развития сценария.

Некоторые эксперты полагают, что формула «одна страна — две системы» будет продлена применительно к Гонконгу, возможно, с некоторыми коррективами. Например, автономия, скорее всего, лишится своей валюты — гонконгского доллара, его за 28 лет «вытеснит» китайский юань.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По другим предположениям, Гонконг может быть интегрирован с соседним Шэньчжэнем, который за четыре десятка лет превратился из рыбацкой деревушки в самый высокоразвитый инновационный центр Китая. Шэньчжэнь с его взметнувшимися ввысь небоскребами уверенно наступает на пятки своему соседу. Между двумя мегаполисами проложена скоростная железная дорога (ехать всего 14 минут), действует механизм перекрестных торгов фондовых бирж.

Среди прочих вариантов — изменить к 2047 году закон в сторону бòльших свобод для Гонконга. Впрочем, это представляется маловероятным. Скорее всего, акцент все же будет сделан на усилении зависимости от «центра» с ущемлением прав местного населения и «закручиванием гаек» вокруг деятельности оппозиционных сил.

Чем важен Гонконг

Гонконг еще с английских колониальных времен служит главным связующим мостом между материковым Китаем и остальным миром. Это крупнейший инвестор КНР и его важнейший финансовый центр с доступом для международных инвесторов. «Ароматная гавань» (как переводится название города) давно стала главным посредником и инвестиционным каналом в торгово-экономических отношениях КНР со многими странами.

Гонконгская фондовая биржа, лидировавшая в прошлом году по объемам привлечения капитала на рынке IPO в мире, наладила механизм перекрестных торгов с площадками Шанхая и Шэньчжэня. Бывший британский анклав — место базирования более 200 банков со всего мира, крупнейший глобальный центр юаневых офшорных сделок. Все это позволит стать Гонконгу ведущей финансовой площадкой для привлечения капитала в рамках китайской стратегии «Один пояс, один путь».

В феврале этого года Госсовет КНР обнародовал план по созданию на юге страны, в дельте реки Жемчужная, зоны ускоренного экономического и инновационного развития. Ставится задача превратить к 2035 году регион «Большого залива», который включает Гонконг, Макао и девять городов провинции Гуандун, в высокоразвитый центр технологий, инноваций и экономической активности.

Проект воплощает амбиции председателя КНР Си Цзиньпина по интеграции 11 городов в важный инновационный центр международного значения, способный конкурировать с Силиконовой долиной США и регионом Токийского залива. По оценкам экспертов, к 2035 году ВВП района «Большого залива» более чем удвоится и достигнет от $ 3,2 трлн до $ 4,1 трлн, что превысит показатель ВВП Великобритании.

Гонконгу уготована важная роль в этом долгосрочном проекте. Ставка делается на дальнейшее укрепление его статуса как международного финансового и торгового центра, крупного транспортного узла и авиационного хаба. Гонконгский аэропорт уже сейчас лидирует в мире по объемам грузовых перевозок, а его морской порт — четвертый по обороту контейнеров. В прошлом году Гонконг был связан крупнейшим в мире 55-километровым морским мостом с Макао и Чжухаем (провинция Гуандун).

Возможна ли полная отмена особого статуса Гонконга и превращение его в обычный китайский город? Мало кто верит в такое развитие событий, поскольку это сведет на нет все огромные усилия в развитии долгосрочной программы «одна страна — две системы». Демонстрация ее эффективности чрезвычайно важна для перспективы мирного воссоединения с «отколовшимся» от страны островом Тайвань.

Когда «архитектор китайских реформ» Дэн Сяопин завел с английской «железной леди» Маргарет Тэтчер разговор о возврате Гонконга, он заверил ее, что Пекин не настолько глуп, чтобы бросать в котел курицу, несущую золотые яйца. Для плавной, безболезненной реинтеграции автономии он и предложил формулу «одна страна — две системы». Естественно, при этом Дэн Сяопин думал не только о сохранении статуса Гонконга как важного для КНР международного финансового центра, моста с внешним миром, но и о дальнейшей участи Тайваня.

Нынешний внутриполитический кризис, с которым столкнулся Гонконг спустя 22 года пребывания в «лоне Родины» в качестве специального административного района Китая, однако, может подорвать доверие к этой формуле.

Зарождение протестов

В отличие от многих других стран, протесты в Гонконге можно назвать «сытыми»: они не связаны с недовольством населения относительно проблем безработицы (2,8%), бедности или коррупции. Гонконг — один из богатейших городов с высоким уровнем жизни. Достаточно сказать, что посудомойщица в ресторане здесь получает $ 2 тыс. А средний класс, включая школьных учителей (зарплата $ 5−9 тыс. в зависимости от стажа), зачастую имеет филиппинскую прислугу.

Зато местных жителей волнуют политические вопросы. Они настаивают на введении системы прямых выборов главы администрации и всего депутатского корпуса Законодательного совета. Осенью 2014 года это спровоцировало «движение зонтиков» — уличные протесты студентов, которые продолжались 79 дней.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Вообще, гонконгцы зарекомендовали себя как политически активная общность. Они склонны то и дело устраивать демонстрации и «качать свои права» по любому поводу. И это здесь разрешено законом. Несмотря на переход под юрисдикцию Китая, в Гонконге дозволяется полная свобода слова и митингов, деятельность оппозиции. Это вызывает раздражение Пекина, которого волнуют попытки враждебных сил использовать автономию как площадку для инспирирования антикитайской деятельности. Однако в этом смысле «обуздать» Гонконг пока не удается.

Еще в 2003 году здесь было инициировано рассмотрение в интересах КНР законопроекта о госбезопасности, так называемой статьи номер 23. Это вызвало массовые протесты — на улицы вышли 500 тыс. человек. Местные жители считают, что этот проект, направленный на «пресечение подрывной антигосударственной деятельности», ущемляет их демократические права и свободы. Под давлением общественности законопроект был отложен в долгий ящик.

Закон об экстрадиции

Новые массовые протесты, сопровождавшиеся беспорядками и штурмом парламента, вспыхнули против инициированного местными властями законопроекта, который ставит целью наладить механизм выдачи из Гонконга в материковый Китай для судебного преследования лиц, подозреваемых в нарушении законов КНР или находящихся в розыске.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Местные жители убеждены, что проект был написан под диктовку Пекина, и опасаются, что нововведение может распространяться не только на фигурантов уголовных и коррупционных дел, но и на правозащитников. Это ставит под угрозу демократические свободы в этой автономной территории, подрывает ее особый статус. Под давлением общественности глава администрации Гонконга Кэрри Лам объявляла о решении снять этот вопрос с повестки. Однако это не остановило волну протестов.

Многих жителей раздражает также наплыв толп китайских туристов на автобусах по новому 55-километровому мосту из соседней провинции Гуандун, засилье спекулянтов-«челноков» из Китая, выгребающих товары из приграничных спальных районов для последующей перепродажи на материке.

С другой стороны, надо понимать, что на фоне замедления мировой экономики процветание Гонконга напрямую зависит от глубокой интеграции с материком. Анклав «подпитывается» крепко развивающейся экономикой Китая и остается его «окном» во внешний мир, главным посредником в торгово-экономических отношениях со многими странами. Гонконг — крупнейший инвестор материкового Китая и его важнейший финансовый центр с доступом для международных инвесторов.

Председатель КНР Си Цзиньпин предупреждал, что втягивание гонконгского общества в излишнюю политизацию может негативно сказаться на экономическом развитии города. В то же время попытки ущемления автономии этой территории, усиления над ней контроля тоже не принесут ничего хорошего. Процветание Гонконга держится именно на его достаточно широких свободах британского типа, и любые перемены в сторону их ограничений могут отпугнуть иностранных инвесторов. Некоторые из них, говорят, уже стали посматривать в сторону «менее проблемного» Сингапура.

-35%
-40%
-50%
-50%
-20%
-15%
-10%
-20%
-55%
-50%