BBC News Русская служба


Британская монархия погрязла в ремонтах: королева меняет ветхие трубы в столичном дворце, а принц обустраивает семейное гнездо в пригородном коттедже. На этой неделе британцы получили миллионные счета за реновацию и с удвоенной энергией ввязались в ежегодный спор о том, не слишком ли дорого обходится налогоплательщикам королевская семья.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Поводом стал свежий отчет двора, из которого следует, что монархия получила из казны за истекший финансовый год больше 80 млн фунтов (около 100 млн долларов). Порядка 40% этой суммы уйдет на ремонт в лондонской резиденции королевы — Букингемском дворце. Смета работ в Фрогмор-коттедже герцога и герцогини Сассекских скромнее — 2,4 млн фунтов за год.

Республиканцы негодуют: государство экономит на гражданах, урезая социальные расходы, а королевская субсидия год от года только увеличивается. Их противники уверяют, что монархия не тратит ни копейки из денег налогоплательщиков и к тому же приносит доход — как прямой денежный, так и косвенный экономический.

Как же обстоят дела на самом деле?

Владения короны

У королевской семьи два финансовых центра: королева Елизавета II и принц Уэльский Чарльз. Расходы королевы выше, но именно она получает грант из бюджета.

А ее старший сын по традиции, которой почти 700 лет, существует на доход от земель и недвижимости, собранных в своеобразный инвестиционный фонд — герцогство Корнуолл. В прошлом году эти владения принесли ему около 20 млн фунтов. С той части дохода, которую принц Чарльз тратит на личные нужды, он добровольно платит налог, а финансовый отчет ежегодно отправляет в парламент и публикует в интернете.

Королева Елизавет II и принц Чарльз. Фото: Reuters
Королева Елизавета II и принц Чарльз. Фото: Reuters

Из этих же денег он оплачивает представительские функции — свои и младших поколений: принца Уильяма и его супруги Кейт, герцога и герцогини Кембриджских, а также принца Гарри и Меган, герцога и герцогини Сассекских.

У королевы тоже есть владения, приносящие доход. Они относительно скромные по местным меркам: в списке британских богачей газета Sunday Times поместила ее на 356-е место, оценив состояние в 370 млн фунтов.

Меньшая часть владений королевы — ее собственность. Замок Балморал в Шотландии, Сандрингемский дворец в английском Норфолке. И герцогство Ланкастерское, которое дает ей примерно столько же, сколько герцогство Корнуолл ее старшему сыну — около 20 млн фунтов в год.

А большая часть собрана в так называемые Владения короны (Crown Estate). Это империя недвижимости и земель стоимостью более 14 млрд фунтов, которая принадлежит монарху, но управляется в интересах подданных.

В нее входят, например, десятки зданий в самом центре Лондона, включая всю парадную Риджент-стрит, ритейл-парки и торговые центры в провинции и даже морское дно, которое двор сдает в аренду под фермы ветряков, кабели и трубопроводы.

Все это приносит прибыль — около 350 млн фунтов в год, и эта прибыль в полном объеме перечисляется в бюджет. Из этих денег правительство и выделяет королевской семье субсидию.

Размер гранта пересматривается каждые пять лет. Раньше он составлял 15% доходов Crown Estate, но с прошлого года был увеличен до 25% с условием, что в ближайшие 10 лет на эти дополнительные 10% будет отремонтирован Букингемский дворец. На это требуется почти 400 млн фунтов.

Дивиденд народной любви

Не будь монархии, все эти дома, торговые центры и даже пучина морская по-прежнему приносили бы доход, спорят республиканцы. А расходы бы только сократились.

Противники перемен в государственном устройстве возражают: королевская семья не только на самоокупаемости, но и оживляет экономику страны. Прежде всего туризм. Но не только.

Консалтинговая компания Brand Finance полагает, что благодаря интересу, который вызывает у публики королевская семья, национальный продукт Великобритании ежегодно прирастает на 1,5 млрд фунтов. Даже если допущения консультантов верны, эта сумма относительно ничтожна для британской экономики, размер которой в прошлом году превысил 2200 миллиардов фунтов.

Более трети этой косвенной поддержки — свыше 500 млн фунтов — приходится на туристическую отрасль, полагает Brand Finance. Аналогичные оценки несколько лет назад давало агентство VisitLondon, занимающееся продвижением туризма в столице.

И те и другие подсчитывали доходы от посещения достопримечательностей, связанных с монархией. И прикидывали, сколько туристов приезжает в Великобританию только потому, что во главе страны стоит королева.

Помимо туризма, в выигрыше и другие отрасли, особенно в годы, когда в королевской семье торжества: юбилеи, свадьбы и рождение наследников.

После свадьбы принца Уильяма и Кейт их поклонники накупили сувениров на 200 млн фунтов, подсчитал Centre for Retail Research. А с рождением каждого из трех детей — еще как минимум на 50 млн.

Фото: twitter/KensingtonRoyal
Фото: twitter/KensingtonRoyal

Кружки, футболки и печенье с портретами другой королевской пары, принца Гарри и Меган, разошлись чуть меньшим тиражом.

Критики уверены, что все эти деньги были бы потрачены в любом случае, просто на другое. Да, говорят они, в месяц свадьбы поток туристов увеличился, однако до и после — сократился, а значит, иностранцы просто массово подгадали визит к празднику.

Однако результат налицо: впервые за долгое время королевская семья попала в традиционно скучные отчеты центробанка и статистического ведомства. Год назад они назвали бракосочетание одним из трех факторов восстановления квартального роста британской экономики — наряду с необычно жаркой погодой и удачным выступлением английской сборной на чемпионате мира по футболу.

Британская монархия — популярный в мире бренд, и, как любые знаменитости, члены королевской семьи служат надежным двигателем потребления. И оно не знает границ.

Жизни британского двора в годы правления Елизаветы II посвящен самый дорогой сериал в истории: американский Netflix потратил 140 млн долларов на съемки первого сезона «Короны», а всего их планируется шесть.

Снимали его большей частью в Англии. Выходит, королевский двор снова поддержал британскую экономику. На этот раз американскими деньгами.

Фото: twitter.com/KensingtonRoyal
Фото: twitter.com/KensingtonRoyal

Brand Finance перед их прошлогодней свадьбой оценивала продажи меморабилии в 50 млн фунтов, дополнительные доходы туристической отрасли — в 300 млн, а ресторанов и магазинов — еще в 250 млн.

-10%
-50%
-25%
-85%
-10%
-20%
-10%
-20%