BBC News Русская служба


Вот уже много лет в Страсбурге бок о бок заседают космонавты, популистки, экс-президенты и певицы. Одни рассчитывают быть звездами на небосклоне европейской политики, другие отсиживают почетную пенсию. В руках этих людей — судьба единой Европы.

Фото: mzm.zp.ua
Фото: mzm.zp.ua

Их разношерстная компания серьезно обновится в ближайшие дни. Избиратели из 28 стран отправят своих депутатов в Европарламент, где 750 человек следующие пять лет будут представлять полмиллиарда жителей ЕС в крупнейшей палате народных избранников в демократическом мире.

Им предстоит доделать то, что не успел сделать предыдущий созыв, а список дел внушительный.

Европе нужно решить давно назревшие проблемы — от защиты личных данных в интернете и налогообложения международных гигантов вроде Amazon и Facebook до создания банковского союза, формирования ответа на торговую войну Дональда Трампа и утверждения общеевропейской миграционной политики. И если расклад сил в парламенте изменится, машина европейской политики может забуксовать.

В последние десятилетия в Европарламенте доминировали центристы, причем консерваторы (те, кто чуть правее от центра), они играли первую скрипку. А социал-демократы на левом фланге прогрессивного большинства немного уступали числом.

Однако по Европе бродит призрак популизма. Людей расстраивают растущее неравенство и стагнация доходов из-за финансового кризиса и наступления новой интернет-экономики. И популисты могут этим воспользоваться.

Брожение в умах вносит разнообразие в европейскую политику. Партии на двух полюсах политического спектра отнимают все больше голосов у центристов. В новом парламенте наверняка укрепят позиции евроскептики, националисты и зеленые.

Если проевропейские центристы упустят хрупкое большинство, Европарламент рискует превратиться из тихой заводи в омут европейского проекта.

Кто в Европе главный

Пока же парламент — самое слабое звено в триаде европейской власти, пусть его авторитет и вырос за последние десятилетия.

Фото: Reuters
В тройке лидеров ЕС глава Европарламента Антонио Таяни (в центре) серьезно уступает в политическом весе главе Европейского совета Дональду Туску (справа) и председателю Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру. Фото: Reuters

В законодательной ветви власти ЕС первую скрипку играет Европейский совет — подобие верхней палаты парламента. Он состоит из глав всех 28 государств ЕС и определяет политику союза.

Европарламент — подобие нижней палаты — его младший партнер. Он не имеет права законодательной инициативы, но наделен надзорными полномочиями, а его согласие необходимо для утверждения бюджета ЕС (170 млрд евро в этом году) и назначения органа исполнительной власти — Еврокомиссии, выполняющей роль правительства ЕС.

Причем главу Еврокомиссии парламент не только утверждает, но и выдвигает, поскольку с недавних пор этим правом наделена крупнейшая политическая сила. Выборы проходят по партийным спискам, однако в парламенте заседают не партии, а фракции-союзы, в которые они сбиваются не по национальному, а по идеологическому признаку.

Если фрагментация парламента усилится, а расклад сил изменится, право выдвигать кандидата на пост фактического главы правительства ЕС со временем может перейти от крупнейшей фракции — либерально-консервативной Европейской народной партии — к умеренным, которые полевее: Прогрессивному альянсу социалистов и демократов.

Пока же на смену люксембуржцу Жан-Клоду Юнкеру Европейская народная партия присмотрела немца Манфреда Вебера.

Как парламент контролирует «брюссельскую бюрократию»

В 1999 году Европарламент впервые схватился с Еврокомиссией — в то время всесильным руководящим органом ЕС. Де-факто европейское правительство оказалось замешано в коррупционном скандале, и Европарламент подключился к расследованию.

Под угрозой вотума недоверия тогдашний глава комиссии Жак Сантер и все его комиссары ушли в отставку.

С тех пор роль Европарламента в утверждении комиссаров — фактически министров ЕС — и в последующем контроле за их деятельностью неуклонно росла. Момент оказался переломным: впервые депутаты вступили в прямую конфронтацию с исполнительной властью ЕС — и выиграли. Политическая роль Европарламента резко возросла.

Арена с трамплином

Прямые европейские выборы по пропорциональной системе и низкий интерес к ним со стороны электората крупнейших партий в странах ЕС сделали Европарламент главной ареной для периферийных политических сил в Европе.

Им сложнее добиться представительства в своих странах ввиду особенностей местных избирательных систем, но на выборах по партийным спискам и с низкой явкой у крайне правых и крайне левых — от националистов до зеленых — больше шансов.

Расклад сил в Европарламенте не является простой суммой 28 законодательных собраний стран — членов ЕС, и серьезное расхождение в идеологии теоретически способно привести к противостоянию с Евросоветом, в котором собраны 28 избранных глав государств.

С галерки Европарламента ворвался в европейскую политику итальянец Маттео Сальвини. Теперь лидер партии «Лига» и вице-премьер Италии собирает в коридорах Страсбурга Европейский альянс народов и наций — альянс правых популистов в Европарламенте.

Фото: Reuters
Европарламент — пожалуй, главная трибуна для Марин Ле Пен. Фото: Reuters

Его путь давно надеется повторить француженка Марин Ле Пен — депутат Европарламента и большой друг российского президента Владимира Путина.

Не отказался бы от трамплина во власть и британец Найджел Фарадж, вдохновитель «брексита» и единомышленник Дональда Трампа.

Несмотря на популярность, которая позволила ему на прошлых европейских выборах выиграть каждый третий полагающийся Британии мандат, дома он получил те же 4 млн голосов, но не смог провести в Палату общин ни одного депутата, поскольку мажоритарная система выборов гарантирует триумф крупным партиям.

Для некоторых известных политиков путь в местные органы власти заказан ввиду проблем с законом, поэтому они отыгрываются на европейских выборах. На этот раз в списке кандидатов — беглый лидер каталонских сепаратистов Карлес Пучдемон и ветеран итальянской политики Сильвио Берлускони.

Обычные подозреваемые. И не очень

Трамплином во власть Европарламент служит и для политиков более умеренного толка. Они же с удовольствием уходят туда на политическую пенсию.

Условия привлекательные, определенный престиж и доступ к информации обеспечен — и при этом, согласно данным ЕС, посещаемость заседаний держится ниже 50%.

Но многие бывшие не снижают оборотов. Экс-премьеру Бельгии Ги Верхофстадту показалась недостаточной нагрузка ответственного за «брексит», и он ввязался в борьбу с популизмом. Бывший премьер Финляндии Александр Стубб стремился занять место Юнкера в этом году, но не прошел отбор.

Некоторые задерживаются надолго: на протяжении 20 лет в Европарламенте заседал сторонник единой Европы, глава дома Габсбургов и последний наследный принц Австро-Венгерской империи Отто фон Габсбург.

Число тех, кто двинулся в обратном направлении, значительно меньше. Латвия нашла себе премьера в лице евродепутата Кришьяниса Кариньша в январе 2019 года, а за год до этого по такой же карьерной лестнице поднялась румынка Виорика Дэнчилэ.

Галерею портретов европейских парламентариев разбавляют не только популисты. Многие партии в поисках новых лиц обращаются к знаменитостям, далеким от политики.

В итоге в разное время в Европарламенте заседали ветеран чешского хоккея Петер Штястны, легенда авторалли финн Ари Ватанен, величайший альпинист современности Рейнхольд Месснер, итальянский космонавт Умберто Гуидони.

Компанию им составляли актеры и певцы — греческие, ирландские, британские.

Что они решают

В руках этих людей — судьба европейского проекта. Большинство законов в ЕС инициирует Еврокомиссия, а одобряются они после обсуждения Европейским советом и Европарламентом. В среднем на это уходит чуть меньше двух лет.

Согласие депутатов требуется и для принятия новых стран в ЕС, и для одобрения условий выхода существующих. Они ратифицируют все международные соглашения, и без их санкции совет глав государств ЕС не может наказать ни одного члена союза за покушение на его основополагающие ценности.

За последний созыв Европарламент успел отменить мобильный роуминг, ограничить комиссии банков, провести реформу авторских прав и запретить одноразовый пластик: трубочки для коктейлей, ватные палочки и пластмассовые столовые приборы. Все это было сделано в согласии с Евросоветом и Еврокомиссией.

Но часто парламент шел дальше предложенной ему функции молчаливого одобрения и настаивал на более амбициозных целях. Вот несколько таких примеров.

Ускорили переход на электромобили. Парламент не стал просто утверждать предложенные Еврокомиссией цели сократить выхлопы новых машин на 30% к 2030 году, а потребовал повысить ее до 40%. В итоге сошлись на 37,5% — парламент победил. Весь процесс занял полтора года — с ноября 2017 по апрель 2019.

Сильные позиции зеленых позволили продавить и другие меры для защиты природы, включая увеличение доли возобновляемой энергетики и фактический запрет на горючее из пальмового масла, производство которого связывают с вырубкой лесов.

Стерли границы для интернет-торговли — Европарламент положил конец дискриминации по месту жительства и национальности. Интернет-магазины больше не могут блокировать покупателей из других стран ЕС или перенаправлять их на местные сайты. С ноября 2017 года каждый житель ЕС имеет равные условия при покупке через интернет товаров и услуг у продавца в любой стране союза.

Не всех, конечно: проблемы копирайта и другие территориальные ограничения еще действуют. Однако именно Европарламент настоял на том, чтобы внести в закон обязательство пересматривать список каждые пять лет. Возможно, когда-нибудь права на телетрансляции и цифровой контент также станут общеевропейскими.

Выделили денег безработной молодежи. Бюджет ЕС пишется в Брюсселе, но одобряется в Страсбурге. Европарламент использует этот шанс, чтобы выбить денег на проекты, которые кажутся важными депутатам всех мастей.

В прошлом созыве общим делом оказалась поддержка молодых людей на депрессивных рынках труда — в районах, где безработица превышает 25%, то есть каждый четвертый ищущий работу не может никуда устроиться. Еврокомиссия за последние годы согласилась выделить несколько миллиардов, что позволило поддержать более полутора миллионов молодых людей.

Наконец, Европарламент активно занялся внешней политикой. Внешней политикой ЕС заведуют Еврокомиссия и Европейский совет, однако после майдана и аннексии Крыма в 2014 году их немного подвинул Европарламент, активно занявшись украинским вопросом.

Для начала он одновременно с Верховной радой ратифицировал соглашение об ассоциации Украины и ЕС, а потом начал наводить мосты между двумя парламентами. Рекомендации Европарламента легли в основу реформы работы Верховной рады.

Постепенно противодействие Кремлю в Европе вышло на первый план. После резолюции Европарламента от 2017 года Еврокомиссия обратилась к проблеме фейковых новостей и вмешательства в выборы и в прошлом году выделила бюджет на борьбу с дезинформацией. Россия неоднократно называла позицию Европарламента русофобской.

{banner_819}{banner_825}
-23%
-15%
-10%
-30%
-20%
-5%
-45%
-10%
-10%
0061173