Мария Кокорева, Евгения Маляренко,

В авиакомпании «Аэрофлот» заявили, что информация о нарушении экипажем потерпевшего крушение в аэропорту Шереметьево самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ100) инструкций не соответствует действительности. Об этом говорится в сообщении перевозчика, поступившем в РБК.

Изображение: sledcom.ru
Изображение: sledcom.ru

«Закрылки, — подчеркнули в пресс-службе авиакомпании, — [при заходе лайнера на посадку] были в положении, соответствующем посадочной процедуре и в соответствии с имеющимся отказом системы». «Кроме того, по процедуре сначала включается реверс, а затем уже на устойчивом пробеге по взлетно-посадочной полосе выпускаются интерцепторы», — рассказали в «Аэрофлоте».

В связи с этим, заметили в пресс-службе, из-за «отсутствия устойчивого пробега выпуск интерцепторов был невозможен».

Также авиакомпания обратила внимание на то, что документ Росавиации, который ранее публиковали СМИ, «не содержит выводов об ошибках экипажа или о нарушении им каких-либо инструкций». Их должны сделать органы, которые проводят расследование, подчеркнули в «Аэрофлоте».

Ранее о том, что экипаж SSJ100 при заходе на посадку в нарушение инструкций не выпустил закрылки, со ссылкой на некий документ Росавиации сообщило РИА «Новости». Позже агентство поправило свой материал, заметив, что в документе говорилось не о закрылках, а об интерцепторах (тормозных щитках, которые чаще всего располагаются на верхней поверхности крыла).

Также в документе, по информации агентства, указывалось, что потерпевший аварию в Шереметьево самолет заходил на посадку с превышением максимального веса на 1,6 т. При этом командир SSJ100, отмечало РИА «Новости», несколько раз перед ЧП пытался отклонить лайнер то вверх, то вниз. В итоге самолет, по данным агентства, пробовали посадить три раза — первый пришелся сразу на три стойки шасси, максимальные перегрузки для находившихся на борту в эти моменты составляли до 5,85g, отмечало РИА «Новости».

Представитель Росавиации, комментируя позже РБК соответствующий документ, отметил, что 17 мая «в организации гражданской авиации было направлено письмо — информация по безопасности полетов N7, которое не содержало выводов» относительно расследования авиакатастрофы, произошедшей 5 мая.

«Документ, — указал представитель ведомства, — информирует об оперативных предложениях МАК, которые рекомендуется рассмотреть и принять к реализации эксплуатантам». Также в документ, указали в Росавиации, было включено «краткое описание обстоятельств события, включенное в информацию по безопасности полетов N7».

Эта информация, заметили в ведомстве, не является оценкой Росавиации действий экипажа и содержится в «донесении МАК».

Впоследствии документ, о котором идет речь, оказался в распоряжении РБК. Он подписан замруководителя Росавиации Алексеем Новгородовым и является пересказом информации МАК, которую авиационное ведомство позднее передало авиакомпаниям.

{banner_819}{banner_825}
-18%
-46%
-10%
-30%
-50%
-28%
-70%
-21%
-30%
-10%