Мария Кокорева, Тимофей Дзядко, Дмитрий Серков,

Подготовка пилотов Дениса Евдокимова и Максима Кузнецова, осуществлявших полет на Sukhoi Superjet 100 (SSJ100), загоревшемся при посадке в московском аэропорту Шереметьево 5 мая, включала «регулярную отработку полетов в ручном режиме». Об этом говорится в ответе представителя «Аэрофлота» на запрос РБК.

Фото: sledcom.ru
Фото: sledcom.ru

«Более того, программа переподготовки на воздушном судне SSJ100 построена таким образом, что прежде всего отрабатываются навыки по управлению воздушным судном в режиме Direct Mode (ручной режим. — РБК)», — подчеркнул представитель компании. По его словам, с 2011 года, когда «Аэрофлот» получил первые SSJ, до середины 2018 года все посадки таких самолетов выполнялись «только в ручном режиме». Это связано с тем, что допуск к выполнению автоматических посадок на Superjet был получен лишь в прошлом году. «Но и после получения данного допуска подавляющие большинство посадок по-прежнему выполняется в ручном режиме. Таким образом, предположение, что у пилотов SSJ 100 недостаточно практического опыта пилотирования в ручном режиме, не соответствует действительности», — заключил собеседник РБК.

SSJ100, которым управляли Евдокимов и Кузнецов, направлялся из Москвы в Мурманск, но через несколько минут после вылета запросил экстренную посадку в Шереметьево, так как в него попала молния, прервалась радиосвязь и самолет перешел в Direct Mode. В ходе жесткой посадки самолет ударился о взлетно-посадочную полосу, начался пожар, погиб 41 человек — 40 пассажиров и бортпроводник.

Как сообщали ранее РБК собеседники, знакомые с ходом расследования, по итогам допросов следователи сделали вывод об ошибках экипажа: после приземления пилоты не выключили двигатели. Кроме того, в кабине было открыто окно, что могло косвенно повлиять на распространение огня. Перед самым приземлением летчики совершили опасный и неоправданный маневр, добавляли источники «Коммерсанта»: они резко увеличили обороты двигателей и одновременно опустили нос самолета, чтобы прижать его к полосе, точку приземления на которой они пролетели.

По регламенту «Аэрофлота» все пилоты компании регулярно тренируются и проходят проверку навыков техники пилотирования на современном полнопилотажном тренажере, который позволяет отрабатывать технологию действий экипажа в штатных, сложных и аварийных ситуациях в режиме реального времени, подчеркивает представитель компании. Тренировки проводятся каждые полгода, в программу включена обязательная отработка действий при отказах и неисправностях, в результате которых самолет переходит в режим Direct Mode.

Средний налет командиров воздушных судов «Аэрофлота» составляет более 2 тыс. часов на самолете SSJ100, максимальный налет — 3,5 тыс. ч. Ранее представитель компании говорил РБК, что общий стаж Евдокимова составляет 6,8 тыс. ч, из них более 1,4 тыс. — на Superjet. Командиром он стал два года назад.

Как учат летать на SSJ100 в других авиакомпаниях

Летчики «ИрАэро» (в его парке восемь SSJ100) также проходят комплексную периодическую подготовку каждые полгода и в том числе практикуют ручные режимы управления самолетом Sukhoi Superjet 100 на тренажерах, сказал РБК представитель компании. Все необходимые упражнения прописаны в программе подготовки экипажа на тренажере и строго выполняются, утверждает он. По его словам, пилоты «ИрАэро» также не менее одного раз в месяц практикуют в ручном режиме посадки на таких самолетах в производственных условиях.

РБК направил запросы о тренировках управления лайнерами в ручном режиме в пресс-службу «Азимут» (у компании монофлот из девяти SSJ100), мексиканской InterJet (тоже эксплуатирует SSJ100), а также европейские авиакомпании Lufthansa, Air France (они летают на Airbus A320 — аналогах российского лайнера).

Представитель Росавиации перенаправил запрос РБК в «Аэрофлот» и производителю SSJ100 — «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС), входящие в Объединенную авиастроительную корпорацию. «Все необходимые документы для организации правильного процесса подготовки летного состава, предусмотренные международными стандартами, со стороны производителя предоставляются в полном объеме всем эксплуатантам SSJ100. Мы всегда оказываем нашим клиентам полную поддержку», — сообщили РБК в пресс-службе ГСС.

Изображение: sledcom.ru
Изображение: sledcom.ru

Выводы следствия

Межгосударственный авиационный комитет (МАК), расследующий причины авиакатастрофы SSJ100 в Шереметьево, вероятно, будет рекомендовать Росавиации проверить качество подготовки пилотов «Аэрофлота», а также характеристики режима ручного управления SSJ100, сообщило в четверг, 16 мая, агентство «РИА Новости» со ссылкой на источник. По данным собеседника агентства, также будут проверены характеристики режима ручного управления SSJ100, в том числе в случае удара молнии.

По предварительным данным Московской межрегиональной транспортной прокуратуры, пилоты Sukhoi Superjet 100, сгоревшего 5 мая в Шереметьево, не были подготовлены в полном объеме, в том числе к управлению самолетом в ручном режиме Direct Mode, сказал РБК источник, знакомый с ходом расследования. «Основные ошибки, которые они допустили, — это зашли в грозовой очаг, не включили сигнал бедствия, не выработали топливо», — заметил он.

Помимо недостаточной квалификации пилотов, среди основных версий авиакатастрофы Следственный комитет еще 6 мая называл техническую неисправность самолета и неблагоприятные метеоусловия.

-20%
-10%
-18%
-20%
-10%
-20%
-12%
-20%
-50%
-25%