/

Первая неделя мая — время профессиональных праздников коллег-журналистов: Всемирный день свободы печати 3 мая, День печати 5 мая в Беларуси, День радио 7 мая. Именно этот период, как никакой другой, подходит для того, чтобы обсудить то, что происходит с информационным пространством в глобальном плане. И о том, как, странным образом, пространство свободы слова постепенно сужается, хотя, казалось бы, условия для реализации своих прав сегодня просто идеальные. То, что имеет место быть в Беларуси, мы и так наблюдаем воочию, а общемировые тенденции потому и называются глобальными, что рано или поздно доходят до каждого общества.

Александр Власкин

Александр Власкин, политолог, политический обозреватель с 20-летним стажем, магистр политологии, автор публикаций по европейским исследованиям. Сфера интересов: отношения ЕС со странами постсоветского пространства, эволюция Европейского союза. Жизненная позиция: циник с чувством юмора.

Матрица: Перезагрузка

Революция в области телекоммуникационных технологий до неузнаваемости изменила информационное поле. Если весь прошлый век характеризовался полным доминированием печатных и электронных СМИ (радио, телевидение), то сегодня старые СМИ постепенно вымирают, их время прошло. Тиражи и объемы аудитории падают, а вместе с ними — рекламные поступления. Ухудшение финансовых показателей приводит не только к отказу от печатных версий и переходу радио и ТВ в Сеть, но и к снижению качества журналистского труда: сегодня значительная часть сотрудников крупнейших СМИ — молодежь, недавно покинувшая студенческую скамью. Молодежи можно платить меньше, но опыта у них зачастую недостаточно. Плюс юношеский максимализм…

Уже в начале нынешнего века в ведущих странах большинство населения узнавало новости не из традиционных СМИ, а «в интернете». Новости в интернете — понятие растяжимое. Сперва речь шла об онлайн-версиях СМИ, но к началу нынешнего десятилетия с распространением смартфонов все большее количество пользователей стало узнавать о происходящем в новостных лентах своих аккаунтов.

На сегодняшний день крупнейшими СМИ-агрегаторами являются, по сути, фейсбук, YouTube, инстаграм, в меньшей степени Tumblr, а на постсоветском пространстве — «ВКонтакте» и «Одноклассники».

Если задуматься, практически всю получаемую нами информацию контролирует так называемая большая тройка: фейсбук (с инстаграмом), Google (совместно с YouTube) и Amazon. При этом практически никто из нас не имеет ни малейшего представления об алгоритмах, которые лежат в основе формирования новостных лент, результатов поиска и предлагаемых нам видео и товаров.

Традиционные СМИ, которые еще пару десятилетий тому назад были абсолютными властителями дум и формировали повестку дня обществ и политиков, сегодня вынуждены подстраиваться к политике «большой тройки».

«Политики утрачивают способность управлять жизнью, которая стала слишком сложной. Мы не знаем наверняка, как аукнется то или иное решение. Причинно-следственная связь стала гротескной, ибо ничтожные причины рождают грандиозные последствия».

Олеин Тоффлер

Массовый информационный переход в социальные сети привел к весьма неожиданному результату. Казалось бы, мы живем в эпоху максимальной доступности информации, практически ничем не ограниченной свободы ее распространения, однако именно в это время снова возникает проблема цензуры, ограничения свободы слова и борьбы за право выражать свое мнение в Сети.

Социальные сети как основной источник информации привели к следующим последствиям.

  1. Информационные пузыри. Абсолютное большинство пользователей создает вокруг себя круг комфортных в общении людей, мнения которых совпадают с мнением конкретного пользователя. Личное общение и использование СМИ, где высказываются полярные точки зрения, значительно сокращаются. Через какое-то время начинает казаться, что с владельцем аккаунта все согласны, и он (она) — носитель истины. Отсюда — второе последствие.

  2. Эмоции вместо фактов. В большинстве случаев сегодняшний потребитель информации даже не будет вникать в доводы оппонента, в случае если и ввяжется в спор. Для него (нее) и так очевидно, кто прав, и кого поддерживает большинство или «все умные люди страны». Чаще всего споры заканчиваются хамством, взаимными обвинениями и даже жалобами с требованиями удалить вредоносную информацию. И тут мы переходим к третьему последствию.

  3. Активное меньшинство. Как известно, практически весь контент в социальных сетях создает менее 10% пользователей. Остальные юзеры — репостеры и луркеры. И вот эта десятая часть сегодня фактически формирует общественное мнение. И все было бы ничего, мы бы имели дело просто со сменой лидеров общественного мнения: с политиков и журналистов на блогеров. Однако социальные сети позволяют пользователям объединяться и совершать координированные атаки с целью поднять важность проблем, которые для них важны. New York Times недавно опубликовала исследование, содержащее вывод о том, что политику сегодняшней Демократической партии США фактически формируют 3−5% пользователей социальных сетей, считающих себя демократами. Они создают шума больше, чем остальные 95% вместе взятые, и политики приходят к выводу, что озвучиваемые ими проблемы действительно исключительно важны для всего общества, а не для этих нескольких процентов.

  4. Те, кто управляет фейсбуком, инстаграмом и YouTube — тоже пользователи своих сетей. И тоже живут в информационном пузыре (причем виртуально и на рабочем месте). И тоже больше основываются на эмоциях, чем на фактах. Сотрудники американского Project Veritas, созданного несколько лет тому назад Джеймсом О’Кифом, сумели записать скрытой камерой встречу руководства фейсбук в день после объявления победы Дональда Трампа. Зрелище впечатляющее: высокооплачиваемые менеджеры плачут, клянутся бороться с трампизмом до последнего, а сам Марк Цукерберг во время выступления неоднократно сглатывает комок в горле. Руководство сети, кстати, тогда пришло к выводу, что надо активнее проводить собственную информационную политику, чтобы «в дальнейшем такого не повторялось».

То есть информационные инструменты «большой тройки», которая практически полностью контролирует глобальное информационное пространство, основывают политику на собственных предпочтениях и предпочтениях небольшой доли пользователей соцсетей.

«Тот, кто готов пожертвовать свободой ради безопасности, недостойны ни свободы, ни безопасности».

Бенджамин Франклин

Активное меньшинство, которое определяет политику партий, правительств и СМИ, закономерно использует в своей риторике фактор страха. Страх и ненависть — две самые сильные эмоции. Любой человек чего-то боится: бедности, голода, насилия, будущего, в конце концов. И естественным образом большинство граждан никогда особо не возражало против того, чтобы свободу слова немного ограничили ради того, чтобы спасти общество от какой-нибудь опасности: власти буржуев, сионизма и мирового еврейства, хищных США и т.д. «В самом деле вы же не хотите, чтобы наши враги свободно разводили здесь свою пропаганду?» — спрашивали у большинства, и то отвечало: «Нет, не хотим!».

Сегодня принято бояться мигрантов, сексистов, радикальных феминисток, глобального потепления, социалистов, белых, черных, мусульман и христиан. В общем, все всех боятся, что не служит почвой для плодотворного диалога.

На минувшей неделе крупнейшие социальные сети «по просьбам трудящихся» блокировали учетные записи кандидатов от британской партии UKIP, чтобы те не могли вести кампанию в Сети. Основанием стало «нарушение стандартов сообщества», без дальнейших объяснений. То же самое: вычищение информационного поля к грядущим выборам, происходит и в других странах. Причем предъявить претензии социальным сетям, что они нарушают принцип свободы слова, невозможно: это частные компании, и они вправе устанавливать собственные правила.

Правительства, как всегда, не могут отставать от «общественного мнения» и «лучших международных практик». На днях министр общественной безопасности Канады Ральф Гудэйл объявил о том, что власти его страны намерены «удалять из твиттера и фейсбука токсичный контент». Более того, по словам министра, речь о скоординированной деятельности в этой области уже шла на встрече «Пяти глаз» — регулярной встрече руководства спецслужб англоговорящих стран (США, Британии, Канады, Австралии и Новой Зеландии). Проблема заключается в том, что современное определение «токсичного» контента слишком широко, и в случае принятия решения о цензурировании социальных сетей такая практика может превратиться в деятельность по «деплатформингу» неугодных. В конце концов так было практически со всеми мерами по обеспечению безопасности детей и угнетенных в Сети: в результате педофилы переехали в DarkWeb и там процветают, вместе с наркоторговцами, настоящими расистами и торговцами оружием, а реальная борьба чаще всего ведется с политическими оппонентами.

Пока тенденции, которые мы наблюдаем, только обозначились, и ничего непоправимого не произошло. Мир просто приспосабливается к новому информационному пространству и новым инструментам. И очень хочется верить, что весь этот негатив — просто болезнь роста.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

-10%
-30%
-51%
-10%
-26%
-10%
-10%
-45%
-70%