BBC News Русская служба


Фрэнк Гарднер,

Провозглашенный джихадистами «халифат», под властью которого на пике его успеха оказались примерно восемь миллионов жителей Ирака и Сирии, почти полностью разгромлен. Может ли он возродиться, когда и если из региона уйдут солдаты западных стран? Да, но не в той же форме. Подробнее — в материале Русской службы Би-би-си.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Казалось бы, еще немного — и в западных столицах можно будет праздновать победу. Путь к этой победе занял четыре с половиной года. Чтобы добиться ее, пришлось создать коалицию из 79 стран и потратить многие миллиарды долларов. Цена этой победы — тысячи и тысячи жизней, в том числе мирных иракцев и сирийцев.

Но люди, знакомые с секретными разведданными о действиях «Исламского государства», призывают не торопиться с празднествами.

На прошедшей недавно Мюнхенской конференции по безопасности глава британской разведки МИ-6 Алекс Янгер сказал: «Военный разгром „халифата“ не означает, что мы отвели угрозу со стороны террористов. Мы наблюдаем, как он видоизменяется и расползается […] по Сирии и вовне ее […]. Это традиционная форма террористической организации».

Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен там же, на Мюнхенской конференции, рассказала, что ИГ уходит глубоко в подполье и налаживает связи с другими террористическими группировками.

Командующий силами США в Западной Азии генерал Джозеф Вотел тоже говорил, что, хоть структура ИГ и разрушена, борьбу с ее составными частями следует продолжать, иначе они соединятся вновь.

По разным оценкам, в Сирии и Ираке залегли на дно от 20 до 30 тысяч бойцов ИГ. Многие из них — иностранцы, которые не хотят и не могут вернуться в родные страны, поскольку там их ждет арест.

Из Ирака приходят сообщения об учащающихся вылазках боевиков ИГ на севере страны.

Какое-то количество связанных с ИГ фанатиков есть в Ливии, Египте, Западной Африке, Афганистане и на юге Филиппин. В общем, картина мрачная.

Инфографика: bbc.com
Инфографика: bbc.com

Но давайте вспомним, что способствовало взлету ИГ в 2013−2014 годах, и попытаемся понять, может ли оно достичь тех же масштабов.

ИГ выросло из иракской Аль-Каиды. Эта группировка представляла собой ситуативный альянс униженных, оставшихся без работы иракских военных и сотрудников спецслужб с идеалистами-джихадистами, стекавшимися в Ирак из других арабских стран и разных уголков мира.

Эти последние откликнулись на призыв лидеров Аль-Каиды, которые объявили, что якобы долг каждого мусульманина — приехать и помочь в борьбе с американской оккупацией Ирака.

Но вскоре жестокость и нетерпимость этих идеалистов — они, например, отрубали пальцы пойманным с сигаретой — настроила против них разные группы населения Ирака, те встали на сторону центральной власти и изгнали Аль-Каиду в иракские пустыни.

Однако шиитское правительство Ирака вскоре уже само настроило против себя большие группы населения, занявшись систематической дискриминацией суннитов.

К лету 2014 года они уже настолько возненавидели центральную власть, что ИГ — а это именно суннитское экстремистское движение — заняло второй по величине город страны Мосул практически без сопротивления.

Добавьте к этому деморализованность новой иракской армии, чьи старшие офицеры бежали от ИГ, бросая собственные части, и вы получите все главные ингредиенты распространения ИГ, взявшего под свой контроль треть территории Ирака.

В соседней Сирии к этому времени вовсю полыхала гражданская война, и в этом кровавом хаосе ИГ, как самая решительная и беспощадная из всех мятежных группировок, легко захватила достаточно большие территории.

Так может ли это случиться вновь? И да, и нет.

Возрождение «халифата» в прежней, физической форме крайне маловероятно — его не допустят. Но многие факторы, способствовавшие успеху ИГ несколько лет назад, остаются в силе.

Ирак заполонили шиитские ополченцы, часть из которых вооружена, обучена и финансируется шиитским Ираном. Поступают сообщения о том, что эти шииты изгоняют из домов суннитов, обвиняя их — в некоторых случаях безосновательно — в сотрудничестве с ИГ.

Чтобы избежать «Исламского государства — 2», Ираку срочно нужно запустить процесс национального примирения и создать правительство, в которое вошли бы представители всех групп населения. Но пока непохоже, чтобы дело двигалось в эту сторону.

В Сирии причина катастрофической гражданской войны теперь сидит с победоносным видом в своем дворце в Дамаске. Позиции Башара Асада, спасенного российскими и иранскими союзниками, выглядят довольно прочными.

Сирийцы в большинстве слишком измотаны войной, чтобы сопротивляться ему.

Однако зверства, которые режим Асада совершал в промышленных масштабах, продолжают толкать многих к вооруженному сопротивлению, и это — шанс для ИГ.

Шансы найти новых рекрутов есть у ИГ и в соседних странах, и по всему миру — везде, где мусульмане чувствуют реальные или мнимые притеснения, где они до предела разочарованы властями, где молодым людям кажется, что в их жизни не хватает перспектив и цели.

«Халифат» умер, но его идеология — опасная и заразная — жива.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-15%
-5%
-10%
-30%
-10%
-20%
-25%
-10%