Спасатели МЧС России, четыре дня участвовавшие в разборе завалов обрушившегося подъезда дома в Магнитогорске, рассказали, что происходило на месте трагедии и как удалось спасти десятимесячного Ваню.

Фото: МЧС России
Фото: МЧС России

Сравнение с карточным домиком

Для заместителя начальника одного из ведущих подразделений МЧС России — отряда «Центроспас» — Игоря Акмаева это была не первая спасательная операция. Три года назад, в декабре 2015 года, он участвовал в разборе завалов дома в Волгограде, где произошел взрыв бытового газа.

«В Магнитогорске поисковые работы осложняли очень сильный мороз и нависающие железобетонные конструкции. Как и тогда, в Волгограде», — рассказал Акмаев.

По его словам, панельные дома в таких случаях складываются, как карточный домик. «В Магнитогорске подъезд просто сложился, и получился сэндвич из многочисленного мусора и кусков панелей дома. Эти завалы разбирались в том числе и вручную, искали людей», — сказал спасатель. Акмаев уточнил, что людей удалось спасти только с верхних этажей.

Спасение 10-месячного Вани, 35 часов пролежавшего в своей кроватке на морозе внутри завала, он сравнил с чудом. «Ребенка спасло только чудо: диван, детская кроватка, натяжной потолок и то, что он оказался под аркой дома, — все это создавало своего рода так называемый пузырь, в котором мальчик и смог выжить», — пояснил он.

С надеждой на спасение

Спасатель Центра по проведению операций особого риска «Лидер» МЧС России Андрей Вальман, который и нашел ребенка, рассказал ТАСС, что спасатели в любом случае всегда работают с надеждой на спасение. Без этой надежды операцию нельзя назвать спасательной.

1 января, когда спасательные работы шли уже вторые сутки, группа специалистов «Лидера» работала на одном из участков завала. «Мы обследовали участок и разбирали конструкции, надо было укрепить плиту. Я пролез по завалу и отчетливо услышал плач. Сердце забилось чаще, и хотя обломки были подвижны, я полез глубже в завал и понял, что это действительно плачет ребенок», — рассказал Вальман.

На место прибыли кинологи. Дело в том, что в завалах тяжело понять, откуда идет звук, который может отражаться. «Стали разбирать завал, по плачу поняли, что движемся в правильном направлении, и вот оно — удача, обнаружили ребенка», — сказал Андрей.

По его словам, в те минуты он чувствовал колоссальный груз ответственности. «С ребенком всегда сложней психологически. Со взрослым можно наладить контакт, он может помочь сориентироваться, что и как, а ребенок может только криком объяснить», — пояснил Вальман.

По его оценке, спасение заняло около получаса. «На часы никто не смотрел, время в таких случаях бежит по-другому. Но примерно спасение заняло до получаса. Сложность представлял сам завал — деревянные конструкции вперемешку с мебелью», — рассказал спасатель.

После этого впервые спасателям Андрею Вальману и Петру Гриценко (он вытащил ребенка из завала) позвонил президент России, чтобы поблагодарить.

«Это было неожиданно. Я и раньше спасал людей, но звонок главы государства был впервые. Он меня поблагодарил. Я ответил, что я военнослужащий и служу России. Также президент поинтересовался, кто нашел ребенка, я ответил, что я, но спасали мы его командой, а непосредственно извлекал подполковник Гриценко», — рассказал Вальман.


Видео: МЧС России

Как и для Акмаева, для Андрея Вальмана это была не первая спасательная операция. «Были аналогичные ситуации в Волгограде, Астрахани. В Магнитогорске коррективы вносил сильный мороз. Но принципиальных отличий не было», — сказал он.

Поддержка волонтеров

Спасатель из Екатеринбурга Ильдар Хакимов прибыл на место трагедии раньше, чем его коллеги из Москвы. «На месте мы провели разведку обрушений и приступили к работе, в том числе по снятию нависающих конструкций, это начал делать еще первый эшелон нашего отряда», — рассказал Хакимов.

По его словам, для каждого подразделения был введен график: два часа работы и четыре часа отдыха, так без остановок. «Основную опасность представляли нависающие конструкции, которые грозили обрушением, и стена седьмого подъезда, которая выгибалась и могла сложиться. На площадке работали строительные эксперты, они помогли принять решение по демонтажу бетонных блоков и стены, чтобы ликвидировать угрозу для спасателей. По мере того, как их демонтировали, мы продолжали проводить разбор завалов», — пояснил Хакимов.

Он также не смог выделить какие-то особенности этих работ, кроме мороза. «Подобные факторы присутствуют при обрушениях многоэтажных домов. Шансы найти живых людей в таких условиях очень низкие, и отрицательный фактор — сильный мороз», — сказал спасатель.

Отдельно он поблагодарил волонтеров, благодаря которым спасатели ни в чем не знали нужды. «Они в часовой промежуток решали все вопросы, в том числе питания и каких- то мелочей типа батареек. Это была огромная поддержка для тех, кто работал на завале», — заключил Ильдар Хакимов.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-10%
-30%
-80%
-20%
-20%
-10%
-20%
-99%
-20%