BBC News Русская служба


Алексей Калмыков,

Когда 39-летний Эммануэль Макрон въехал в Елисейский дворец в мае 2017 года, он бросился реформировать Францию в надежде на результат к концу пятилетнего президентского срока. Но его политического капитала не хватило и на два года: народ восстал, и Макрон пошел на попятную.

Президент Франции Эммануэль Макрон обращается к нации из-за протестов "желтых жилетов". Фото: Reuters
Президент Франции Эммануэль Макрон обращается к нации из-за протестов «желтых жилетов». Фото: Reuters

Бунт «желтых жилетов» заставил власти Франции свернуть налоговую реформу, а вместо обещанной экономии пуститься в новые многомиллиардные траты. Поводом для протестов стал новый экологический сбор на и без того дорогой бензин, а причины уходят корнями в программу реформ Макрона, которую он начал, еще будучи советником и министром экономики при предыдущем президенте Франсуа Олланде.

Цель — вывести экономику из летаргического сна, а методы включают ущемление щедрых прав работников в пользу работодателей, перетряску уютной бюджетной сферы и сокращение налогов в надежде, что богачи и бизнес инвестируют сэкономленное.

В чем суть реформ Макрона и зачем он затеял их — разбиралась Русская служба Би-би-си.

Что не так

Экономика Франции стагнирует уже второе десятилетие. С начала века подъем в среднем едва превышал 1% в год, что ниже, чем в целом в «Большой семерке» развитых стран.

Все годы после финансового кризиса десятилетней давности безработица держалась у отметки 10%, что почти вдвое выше, чем в соседних Германии и Великобритании.

Бывший банкир Макрон уверен, что корень проблемы — социалистический уклад французской экономики.

Десятилетия профсоюзной борьбы превратили рынок труда в один из самых зарегулированных в мире. Французский Трудовой кодекс — собрание вековых правил на три с лишним тысячи страниц.

В результате частные компании чураются найма, бюджетники увлеченно бастуют, а всем работникам гарантированы невиданные для большинства развитых стран права.

Пенсионная система во Франции не менее щедрая и запутанная, она насчитывает более 40 вариаций.

На зарплаты бюджетникам Франция тратит около 13% ВВП, что в полтора раза больше, чем в Германии. В целом госрасходы составляют более половины ВВП страны — это самый высокий показатель в Европе.

Налоговые сборы — 46,2% ВВП — на треть превышают средний показатель трех десятков членов ОЭСР — клуба богатых стран. В этом году Франция сместила с первого места давнего лидера — Данию.

Из-за высоких налогов с начала века страну покинули десятки тысяч миллионеров, и, по некоторым оценкам, Франция ежегодно недополучает из-за этого 5 млрд евро налогов и примерно столько же инвестиций. Это сопоставимо со всеми сборами налога на богатство в прошлом году.

Несмотря на социалистическое лицо французского капитализма, почти 9 млн французов, или 14% населения, живут в бедности.

Что хочет изменить Макрон

Первый год у власти Макрон и его сторонники в парламенте посвятили реформам налоговой системы, рынка труда и железнодорожной госкомпании. Следующий этап, объявленный незадолго до протестов, обещает затронуть еще более чувствительные сферы: здравоохранение, пенсионную систему и госслужбу.

Налоги. Одним из первых изменений стало снижение налога на богатство.

Его платили французы с состояниями выше 1,3 млн евро — таких несколько сотен тысяч, но не больше, чем полпроцента населения. И хотя этот налог — красная тряпка для «желтых жилетов», называющих Макрона «президентом богачей», он приносит казне менее 2% всех налоговых доходов, или около 5 млрд евро в год.

Теперь он из тотального сбора превратился в точечный налог на собственность и предметы роскоши. Дивиденды и доходы от операций на финансовых рынках будут облагаться по фиксированной ставке 30%. Это сократит вклад богачей в бюджет на две трети, однако призвано увеличить долю сбережений и инвестиций, вернуть миллионеров в страну и компенсировать сиюминутную недостачу, надеется Макрон.

Второе существенное изменение — снижение налогов на бизнес. Сейчас треть прибыли компании отдают в казну, и Макрон обещал за пять президентских лет привести эту долю ближе к одной четверти, как у европейских соседей.

Еще одно нововведение — экологический сбор в размере 3,9 цента за литр бензина и 7,6 цента за литр дизтоплива. Доходы должны были пойти на возобновляемую энергетику. Популярные у горожан «зеленые» инициативы не нашли отклика в провинции и стали той искрой, из которой разгорелось пламя протестов.

Госрасходы. Сейчас они составляют более 56%, что на 10 процентных пунктов выше среднеевропейского уровня. Макрон обещает снизить этот показатель до 51% к 2022 году.

Рынок труда. Франция славится крепкими гарантиями трудоустройства и масштабным перекосом в пользу работников в трудовых спорах. Макрон уверен, что негибкий рынок труда, многоступенчатая защита занятости и многомиллиардные затраты на переквалификацию и страховки от потери работы снижают мобильность рабочей силы и ограничивают рост бизнеса.

Первый этап этой реформы, еще при Олланде, фактически положил конец 35-часовой рабочей неделе, допустив многочисленные отклонения от этой практики. Став президентом, Макрон пошел дальше, но старается не рубить с плеча.

Он отправил министра труда Мюриэль Пенико, когда-то возглавлявшую отдел кадров производителя йогуртов Danone, на переговоры с профсоюзами и работодателями. По итогам этих консультаций должны были проявиться контуры будущей реформы, однако теперь и она под вопросом.

Не все реформы непопулярные. Программа «Мое здоровье 2022» обещает увеличить число врачей, решить проблему недостатка терапевтов, в том числе в глубинке, и увеличить прием в медицинские вузы. Только в следующем году на это выделено 400 млн евро.

В сентябре Макрон пообещал 8 млрд евро на борьбу с бедностью. Деньги пойдут в том числе на дошкольное и профессиональное образование.

Все взять и отменить

Под давлением «желтых жилетов» Макрон пошел на попятную.

Вместо сокращения госрасходов он объявил об их увеличении, заморозил цены на бензин и поднял минимальную зарплату на 100 евро в месяц, несмотря на то, что по паритету покупательной способности она и без того самая высокая среди стран «Большой семерки».

Ему пришлось отменить повышение налогов на малоимущих пенсионеров и сверхурочные. Правительство теперь думает, не отложить ли снижение налога на прибыль для крупных компаний и не вернуться ли к прежней версии налога на богатство.

Несколько уикендов беспорядков в центре Парижа пришлись на традиционное время предновогодних покупок и обернулись потерей примерно 1 млрд евро для розничной торговли. Министр экономики Брюно Ле Мэр назвал выступления «катастрофой для экономики».

Меры, объявленные Макроном в телеобращении к народу, сбили волну протестов, однако они обойдутся казне в 10 млрд евро.

Реформы 40-летнего президента если не остановлены, то по меньшей мере отложены. Он был готов тратить на них весь политический капитал и говорил, что его не интересуют рейтинги. Макрону предстоит очередная президентская кампания только в 2022 году, и он надеялся, что к тому моменту французы почувствуют улучшения в экономике благодаря его преобразованиям.

Теперь эти планы сорваны. К тому же к структурным проблемам Франции добавилась политическая нестабильность. В ближайшие два года французам предстоят региональные, муниципальные и европейские выборы. «Желтые жилеты» способны превратить любое голосование в референдум о доверии Макрону и поднять рейтинги политических сил, отпугивающих инвесторов, — националистов и социалистов.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-20%
-35%
-27%
-15%
-20%
-30%