BBC News Русская служба


Петр Козлов, Брюссель,

Накануне встречи министров обороны НАТО в Брюсселе генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг дал пресс-конференцию, после которой поговорил с корреспондентом Би-би-си о самом опасном российском оружии, деле Скрипалей и возможности членства России в НАТО.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Би-би-си: Вы человек гражданский. Каково это — возглавлять мощный военный блок?

Йенс Столтенберг: НАТО — политический и военный альянс. Гражданские возглавляют его далеко не в первый раз. Я работаю с экспертами в области вооруженных сил, с военными и гражданскими специалистами. И я представляю 29 демократических государств. Не вижу проблемы в том, что у меня у самого нет военного прошлого. Я политик, работающий на политический альянс.

Би-би-си: Президент России Владимир Путин говорил, что Горбачеву в свое время пообещали не расширять НАТО — может, эти обещания не были зафиксированы на бумаге, но были даны хотя бы в устной форме. Как вы это прокомментируете?

Й.С.: Во-первых, это не так. Таких обещаний не было. Не могло быть так, чтобы большие страны пообещали что-то от лица маленьких.

НАТО расширяется путем демократических решений государств, которые хотят присоединиться к альянсу. Каждая страна вправе выбирать свой путь. Сама мысль о том, что крупные игроки могут принимать решения за независимые европейские государства, нарушает фундаментальный принцип суверенитета и право на самоопределение.

Би-би-си: Бывший глава британской разведки МИ-6 заявил, что жалеет о решении западных спецслужб помочь российским коллегам привести к власти Владимира Путина. Стоит ли на самом деле об этом жалеть?

Й.С.: НАТО никогда не вмешивалась в демократические или политические процессы в России. Россия — наш сосед, мы хотим улучшить наши отношения. Мы уважаем Россию, но сожалеем, что она позволяет себе такие агрессивные действия в отношении соседей, как в Украине.

Би-би-си: Путин однажды упомянул вариант присоединения России к НАТО. Если бы это случилось, как бы все сложилось сейчас?

Й.С.: После окончания холодной войны мы были свидетелями все большего и большего улучшения отношений НАТО с Россией. И мне кажется, такой вариант до сих пор возможен — даже несмотря на то что сейчас наши отношения непростые.

Россия никуда не исчезнет, а НАТО не хочет новой холодной войны и новой гонки вооружений. Так что мы выступаем за политический диалог.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Би-би-си: Какая из всех российских оружейных систем представляет наибольшую угрозу для НАТО?

Й.С.: У России много современного вооружения. В последнее время в эту область вкладываются внушительные средства. Президент Путин недавно продемонстрировал многие из этих ядерных вооружений во время одной своей речи.

Для нас это то, что определяет нашу стратегию в отношениях с Россией, — сдерживание и диалог. Нам необходимо иметь надежные средства сдерживания — для того, чтобы предотвратить конфликт, не для того, чтобы его спровоцировать. Если на одного из членов альянса нападут, за него вступятся все остальные.

Би-би-си: Весной в Солсбери был отравлен бывший полковник российской военной разведки ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь. Власти Великобритании обвинили в этом Россию. Звучали слова о том, что совершен акт военной агрессии. Москва все обвинения отвергает. Как НАТО смотрит на случившееся в Солсбери с точки зрения пятого параграфа о коллективной безопасности? Какого масштаба должна быть диверсия, чтобы НАТО применила пятый параграф?

Й.С.: Мы полностью солидарны с Соединенным Королевством после применения нервно-паралитического вещества в Солсбери. И мы полностью доверяем выводам Великобритании и данным британской разведки.

Союзники (члены НАТО), в том числе NATO Health Organisation, отреагировали твердо и жестко. НАТО и члены альянса выслали значительное число российских чиновников и дипломатов в качестве ответа на атаку в Солсбери.

Советник по национальной безопасности Великобритании Марк Седвилл также проинформировал Североатлантический совет, страны — члены НАТО о том, как развивается ситуация в этом деле. И мы продолжим находиться в плотном контакте с нашим союзником Великобританией по этому вопросу, поскольку любое применение химического оружия и нервно-паралитических веществ вызывает очень серьезную обеспокоенность у всех членов НАТО.

Возможность применения пятого параграфа не обсуждалась. Речь шла о выражении серьезной политической поддержки Великобритании, а также о высылке российских чиновников.

-25%
-35%
-50%
-9%
-10%
-10%
-8%
-10%
-25%
0061173