103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  2. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  3. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  4. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  5. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  6. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  7. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  8. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  9. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  10. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  11. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  12. Приговор по делу о «ноль промилле», документы на экстрадицию Тихановской и жуткая авария — все за вчера
  13. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  14. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  15. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  16. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  17. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  18. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  19. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  20. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  21. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  22. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  23. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  24. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  25. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  26. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  27. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  28. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  29. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  30. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходило 2 марта


Издание «Федеральное агентство новостей» опубликовало расшифровку и скриншоты переписки Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко с главным редактором Центра управления расследованиями (ЦУР) Андреем Коняхиным и журналистом Родионом Чепелем. Журналисты были убиты 30 июля 2018 года в Центральноафриканской республике (ЦАР), где они снимали фильм о наемниках из российской частной военной компании «Вагнер». Судя по интерфейсу чата, люди, передавшие сотрудникам ФАН документ, получили доступ к компьютеру Расторгуева. Источник «Медузы» в ЦУР подтвердил подлинность переписки. «Медуза» коротко пересказывает ее.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Опубликовавшее переписку журналистов издание «Федеральное агентство новостей» неоднократно связывали с бизнесменом Евгением Пригожиным, которого также считают владельцем «фабрики троллей» и спонсором ЧВК «Вагнер» (именно о ней собирались снимать фильм погибшие журналисты). Как ранее рассказывала «Медуза», с фиксером в ЦАР Мартином журналистов познакомил военный корреспондент ФАН Кирилл Романовский. В материале ФАН с перепиской журналистов Романовский не упоминается; в настоящий момент он в составе финансируемой редакцией ФАН группы журналистов находится в ЦАР и расследует гибель Джемаля, Радченко и Расторгуева.

Переписка начинается 9 июля. Участники — Джемаль, Радченко, Расторгуев, а также главный редактор ЦУР Андрей Коняхин, сотрудник издания Анастасия Кулагина и журналист Родион Чепель — обсуждают покупку авиабилетов, бронирование гостиниц и оформление визы. Расторгуев цитирует справку о том, что ЦАР — крайне опасная страна, для путешествия по которой необходима вооруженная охрана. Другие участники переписки не комментируют сообщение; в дальнейшем вопросы безопасности не обсуждаются.

Из переписки следует, что у журналистов не было четкого плана действий: так, поехать на военную базу в Беренго, где, предположительно, находились российские наемники, они решили, прочитав об этом материал во французском СМИ. Журналисты должны были въехать в страну по туристической визе, однако имели при себе международные пресс-карты на английском языке; также Коняхин предложил им сделать «табличку [ООН] для машины». Впоследствии, уже когда журналисты были в ЦАР, Коняхин попросил их сжечь пресс-карты, зафиксировав этот процесс на камеру. Зачем это было необходимо, из переписки неясно; Коняхин упоминает о необходимости «договориться с Министерством печати и коммуникаций».

ЦУР выделил журналистам суточные на еду из расчета по 40 долларов в день на каждого, 2150 долларов на жилье и 2250 долларов на водителя-переводчика. Еще 1500 долларов были выделены на прочие траты — в том числе взятки. Журналисты купили техники на 500 тысяч рублей; Александр Расторгуев также вез собственную аппаратуру. Предполагалось, что, прибыв в ЦАР, журналисты попытаются попасть на военную базу рядом с границей, а затем поедут в город Бамбари, где находится Мартин (город находится неподалеку от золотых приисков, где, предположительно, работают российские наемники). Коняхин упоминает, что фиксер «договорился с повстанцами, чтобы вас пропустили, водитель в курсе».

В обсуждении сообщается, что все пошло не по плану сразу по прибытии съемочной группы в ЦАР. Журналисты прилетели ранее намеченного срока; их никто не встречал. Участники переписки долго не могли связаться с фиксером Мартином; в какой-то момент обсуждалась идея найти русскоязычного помощника на месте, но в итоге было принято решение ехать к Мартину в Бамбари. Из переписки неясно, был ли водитель, с которым журналисты в итоге выехали из столицы ЦАР, нанят до поездки: в переписке упоминается человек по имени Бьенвеню, однако его фамилия не совпадает с публиковавшейся в СМИ фамилией водителя, задержанного после убийства.

Расторгуев и его коллеги рассказывали, что все вокруг пытаются их обмануть и никто не говорит по-английски — приходилось пользоваться голосовым переводчиком на телефоне. Местные жители казались журналистам «запуганными» и препятствовали попыткам вести съемку. «Местные плохо воспринимают камеру. Недружелюбно. Похоже на гордость», — пишет Кирилл Радченко. Кроме того, россиянам пришлось платить за бензин и дать несколько взяток представителям местных властей.

Последние сообщения в переписке датируются ночью с 29 на 30 июля. Главред ЦУР Коняхин убеждает участников съемочной группы, что водитель «соучаствует в вымогательстве [взятки]», и призывает обсудить в машине по дороге к Мартину «негативный опыт». Последнее сообщение Коняхина датировано 9 утра 31 июля: «Привет, вы доехали?» — спрашивает он. За несколько часов до того Джемаль, Радченко и Расторгуев были убиты на дороге из Сибю в Декоа.

-15%
-20%
-40%
-10%
-20%
-10%
-10%
-30%
-35%
-15%