BBC News Русская служба


Борис Джонсон 9 июля ушел из правительства Великобритании. Министр иностранных дел, ставший в свое время одним из главных лиц Brexit, подал в отставку из-за несогласия с политикой премьер-министра Терезы Мэй, готовой к «мягкому» разводу с ЕС. Русская служба Би-би-си рассказывает, чем известен Джонсон — один из самых харизматичных и спорных политиков Британии — и что его ждет.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Джонсон интересовался политикой и политической карьерой с юных лет. Уже будучи в Оксфорде, где его мало кто знал, кроме одноклассников по Итону — самой престижной частной школе Великобритании, он решил слегка изменить свое имя, чтобы его было легче запомнить. Ради политического имиджа.

Родители назвали его Александром Борисом де Пффефель-Джонсон. Но, поскольку Александров Джонсонов на свете достаточно, он решил выделиться из толпы и стал Борисом.

В том же Оксфорде он был избран президентом Oxford Union — студенческого общества дебатов. На самом деле, это что-то вроде школы для будущих парламентариев, премьер-министров и других политиков — крайне серьезная организация.

Уже тогда Джонсона обвиняли в политической беспринципности (что он отрицает и по сей день). Он выдвигал свою кандидатуру от Консервативной партии, но, зная, что сама партия среди студентов не пользуется особенной популярностью, по слухам, делал вид, что он сторонник социал-демократов и защитников прав геев. Джонсон говорит, что не может припомнить ничего подобного.

После университета он ушел в журналистику.

В 1987 году Джонсон стал писать аналитические статьи для Daily Telegraph. Он быстро понял, что пишет для пожилых, консервативно настроенных людей, и щедро пересыпал свои материалы несколько архаичными оборотами, цитатами на латыни и тому подобными приемами, которые одобрительно воспринимала его аудитория. Работу в газете он получил, поскольку познакомился с тогдашним редактором Daily Telegraph, когда председальствовал в Oxford Union.

В конце 1980-х годов он стал брюссельским корреспондентом Daily Telegraph. В его задачу входило освещать и анализировать деятельность Европейской комиссии. За время его работы в Брюсселе недоброжелатели подчас винили Джонсона в том, что он либо искажал, либо придумывал факты, каждый раз выставляя Брюссель в неприглядном виде.

До этого антиевропейские настроения в Великобритании царили, в основном, в левой части политического спектра — лейбористов и еще левее. Именно Борис Джонсон своими хорошо написанными материалами, особенно в том, что касается языка и лихо завернутых фраз, сделал антиевропейские настроения все более популярными среди британских правых.

Большая политика

В начале 1990-х Джонсон вернулся в Лондон и продолжал писать аналитические статьи в Spectator — журнал из той же консервативной «семьи», что и Daily Telegraph. Его основными темами были критика Евросоюза, критика Лейбористской партии и прочие традиционные для изданий подобной направленности темы.

В начале 2000-х Джонсон решил заняться политикой. В отличие от многих других кандидатов он уже был человеком известным — что обычно помогает на выборах. Тем не менее, он дважды безуспешно пытался избраться в парламент от Вестминстера и смог стать депутатом только со второго захода в Хенли, к западу от Лондона.

Само собой, он был депутатом от Консервативной партии.

Многие его коллеги считали эксцентричного Джонсона человеком не слишком серьезным, и такая репутация нанесла удар по его надеждам на быструю политическую карьеру в правительстве. Он так и оставался «заднескамеечником» — то есть рядовым депутатом без особенного веса в парламенте.

В 2008 году он выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Лондона. Изначально Консервативная партия скептически относилась к этой идее, но Джонсону удалось заручиться поддержкой прессы и достаточного числа депутатов парламента от тори, и он стал официальным кандидатом.

На выборах он победил — несмотря на то, что избиратели в Лондоне голосуют в основном за Лейбористскую партию. Его репутация среди консервативного истеблишмента резко улучшилась.

На посту мэра Джонсон провел два срока, сталкиваясь с различными вызовами, как, например, организация летних Олимпийских игр, с чем он благополучно справлялся.

При этом были хорошо известны премьерские амбиции Бориса, как его все называют. Чтобы иметь шанс возглавить правительство, необходимо быть депутатом парламента, куда он и был избран в 2015 году после ухода с поста лондонского мэра.

Премьер-министр Дэвид Кэмерон, предшественник Терезы Мэй, сразу же понял, что с политической точки зрения Борис Джонсон для него опасен. Спустя год стало очевидно, почему.

Brexit

Дэвид Кэмерон решил подавить евроскептиков в своей собственной партии и объявил о референдуме по Brexit — выходу Британии из состава Евросоюза. Борис Джонсон, насколько известно, в течение продолжительного времени не объявлял открыто о своей позиции по Brexit.

Ближе к референдуму он сделал выбор «за» и стал главной фигурой в кампании за выход Британии из ЕС.

На референдуме в 2016 году победили евроскептики. Дэвид Кэмерон ушел в отставку. Джонсон рассчитывал, что станет следующим премьер-министром, но политический расклад внутри партии сложился тогда не в его пользу. Новым главой правительства стала бывший министр внутренних дел Тереза Мэй.

Мэй — очевидно, исходя из принципа «держи друзей близко, а врагов еще ближе», — назначила Джонсона министром иностранных дел. Сказать, чтобы он особенно преуспел на этом посту, сложно, учитывая, что еще в недавнем прошлом он регулярно оскорблял лидеров целого ряда стран.

В вопросе отношения к России Борис Джонсон занимал жесткую линию: критиковал Москву за ее внешнюю политику, в особенности относительно Украины — при этом оговариваясь во время своего визита в Москву, что с Кремлем так или иначе придется иметь дело по целому ряду вопросов.

Именно Джонсон был одним из самых жестких сторонников санкций, наложенных на Россию.

После отравления Сергея и Юлии Скрипалей в Солсбери, в чем Лондон обвиняет Москву, Борис Джонсон сравнил проведение чемпионата мира по футболу в России с Олимпийскими играми 1936 года в нацистском Берлине, что вызвало резкую реакцию со стороны России.

Параллельно Джонсон продолжал продвигать интересы Brexit, заявляя, что Британия должна выйти из ЕС любой ценой.

И вот теперь, когда Тереза Мэй решила предложить Брюсселю компромисс, согласно которому Британия не на 100% выйдет из состава ЕС, Джонсон объявил, что согласиться с этим не может, и ушел с поста министра иностранных дел.

Отставка увеличивает шансы того, что Консервативная партия решит избавиться от Терезы Мэй. Для многих тори очевидно, что она не в состоянии контролировать свое правительство.

А Джонсон, судя по всему, еще не теряет надежды, что в таком случае премьер-министром станет именно он.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-30%
-30%
-12%
-50%
-20%
-10%