В мире

BBC News Русская служба


Один из давних дипломатических конфликтов близок к разрешению: власти Македонии и Греции договорились о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Мы договорились», — сказал премьер-министр Греции Алексис Ципрас.

Спор о названии, разгоревшийся после распада бывшего государства Югославия, 27 лет осложнял отношения между странами, а также препятствовал вхождению Македонии в НАТО и Евросоюз.

Греки возражали против того, чтобы соседняя балканская страна называлась так же, как и греческая историческая область на севере Греции, на границе с Македонией, опасаясь возможных территориальных претензий.

О достигнутом компромиссе рассказал на конференции в Скопье премьер-министр Македонии Зоран Заев и подтвердили греческие власти.

Новое название Заев и Ципрас согласовали при посредничестве спецпредставителя генсека ООН Мэтью Нимица.

Новое название должно еще быть одобрено законодателями обеих стран.

Что в имени тебе моем?

Страна с населением чуть больше 2 млн человек, образовавшаяся после распада бывшей Югославии и занимавшая самую южную ее часть, изъявила желание называться Македонией в 1991 году.

142 страны, в том числе Россия, признали балканскую страну как Республику Македонию. Греция выступила против.

До урегулирования спора было решено называть Македонию «Бывшая югославская Республика Македония (БЮРМ)».

Афины также обвинили власти новой республики в краже культурного наследия Греции и в 2008 году заблокировали вступление Македонии в НАТО и Евросоюз, потребовав сменить название.

Почему Македония столько лет упиралась?

Власти бывшей югославской республики после распада Югославии задались целью написать историю для своего нового государства.

И если столицу нащупали сравнительно легко — ею стал город Скопье, провинциальный во времена Югославии, но все же имевший долгую и весьма пеструю летопись (там, например, в 1 веке н.э. римляне разбили военный лагерь, и впоследствии образовалась римская колония), то с культурными достопримечательностями дело обстояло не так хорошо.

Чтобы решить этот вопрос, в 2010 году при тогдашнем премьер-министре Николе Груевском с помощью проекта «Скопье 2014» был запущен процесс «антиквизации», призванный отыскать древние корни нации и населить город культурными достопримечательностями.

В рамках антиквизации активно продвигалась теория, согласно которой современные македонцы не славяне, а прямые потомки македонцев времен античности.

Были сооружены новые объекты культурного значения, в частности Музей борьбы за Македонию, Македонская опера, Триумфальная арка «Македония», Национальный театр, новый мост через реку Вардар и множество памятников различным историческим деятелям.

Среди них главные — памятник Александру Македонскому на площади Македонии, водруженный на окруженную львами толстую колонну, а также памятник его отцу, Филиппу II, царю Македонии (древнегреческой).

Аэропорт Скопье тоже внезапно стал называться в честь Александра Великого.

Против этого резко возражала не только Греция, воспринявшая подобное увековечивание своих национальных героев как посягательство на собственное историческое наследие, но и многие македонцы, воспринявшие обилие новых архитектурных зданий и памятников как излишество и китч.

К тому же на развитие проекта предполагалось потратить 80 млн евро, однако в апреле 2013 года власти Македонии признали, что уже потрачено 200 млн евро.

Сторонники идеи указывали на то, что с появлением новых культурных достопримечательностей возрос приток туристов в Скопье.

Что заставило власти Македонии передумать?

Все изменилось с приходом в мае 2017 года к власти нового премьер-министра от Социал-демократического союза Македонии Зорана Заева.

Еще до избрания он объявил, что вступление страны в НАТО и Евросоюз является приоритетом и что он готов обсуждать возможность переименования Республики Македония и договариваться об этом с Грецией.

Новая администрация стала постепенно отходить от антиквизации и уже переименовала аэропорт Скопье, как и ведущую в Грецию автостраду, которая также потеряла принадлежность к Александру Великому и стала называться просто «Автострадой дружбы».

Как выбиралось новое название?

После многомесячных переговоров и раздумий стороны составили шортлист из трех названий: «Новая Македония», «Северная Македония» и «Верхняя Македония».

«Заев выбрал названия, которые он хочет», — сказал министр иностранных дел Никос Котциас в минувший понедельник в интервью греческому Kontra TV.

По данным «Франс Пресс», в основе новых договоренностей лежит 20-страничное рабочее соглашение, выработанное в ходе переговоров между Котциасом и его македонским коллегой Николой Димитровым.

В соглашении, в частности, будет прописано, что македонский язык имеет славянские корни и не имеет истоков в древнегреческой античности.

«Совершенно очевидно, что [Македония] не имеет никакого отношения к античной культуре [Македонии]…и что их язык принадлежит к группе славянских языков», — сказал Котциас.

В минувший понедельник премьер-министры обеих стран — Алексис Ципрас и Зоран Заев — долго общались по телефону, окончательно утрясая нюансы договоренностей.

Почему именно сейчас и при чем тут Россия?

В качестве одной из главных причин активизации переговоров о названии наблюдатели указывают растущее влияние России на Балканах.

Как отметил недавно посол США в Греции Джеффри Пьятт в интервью греческому телеканалу Skai TV, если никакого решения вокруг названия не будет найдено, то это будет иметь «геополитические последствия».

«Мы видели злонамеренное влияние России в особо грубой форме в октябре 2016 года, когда была попытка переворота в Черногории, где были все отпечатки российского следа. И это заметно и по всему региону», — сказал посол.

«Растет желание Кремля устроить сумятицу на предмет [геополитической] ориентации стран региона, как и всего процесса реформ и евроатлантического курса, который избрали граждане этих стран», — сказал посол, добавив, что США видят Грецию как «опору стабильности в этом сложном регионе».

То же самое настроение нашло отражение в рабочем документе парламентского комитета по внешним сношениям британской палаты лордов.

Как написала еще в феврале 2018 года греческая газета «Вима», комитет британского парламента призвал правительство поддерживать вступление Македонии в НАТО, поскольку это «послужит важным шагом к большей стабильности в регионе».

К тому же 28 июня состоится саммит Евросоюза, а 11 июля — саммит НАТО, и обе страны хотели выйти из тупика до этого срока.

Удовлетворит ли это все стороны?

Новое название «Республика Северная Македония» должно быть одобрено законодателями обеих стран.

Как говорил ранее премьер Македонии Заев, в стране, по всей видимости, надо будет проводить референдум.

В минувшую среду по всей Греции прошли митинги, на которых выступавшие призывали власти не идти ни на какой компромисс по поводу оспариваемого имени, указывая, что «Македония» одна и только греческая.

В Македонии тоже, разумеется, есть те, кто не хочет с легкостью отказываться от попытки нащупать древние корни — тем более когда на это потрачены существенные средства, — однако бывшая югославская республика более склонна пойти на компромисс ради вступления в НАТО и ЕС.

При этом обозреватели указывают, что даже разрешение этого спора и снятие Грецией вето может не решить для македонцев вопрос о вступлении, так как ряд стран блока противостоят дальнейшему расширению ЕС, в частности Франция, Нидерланды, Бельгия, Люксембург и Дания.