В мире


Юрий Дракохруст

Так в преферансе называется игра, в которой вистующий набирает точно столько взяток, сколько объявлял — не больше и не меньше. В этом смысле в субботу в Сирии все сделали свою игру — Запад, Россия и даже Беларусь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

И все выдохнули — войны между ядерными державами не будет. Все остались при своих, все сохранили лицо.

Говорили Дональд Трамп и другие западные лидеры, что химическая атака Асаду не простится, что он за нее будет наказан? Говорили. Ну вот, пожалуйста. Наказание произошло. И ни одна российская ракета не шелохнулась, ни самолеты, ни корабли западных стран не стали объектами российской контратаки. Россия защищать Асада от Запада силой не стала.

А разве что-то большее Запад обещал или чем-то большим реально угрожал? Даже в знаменитом грозном твите Трампа: «Готовься, Россия, ракеты полетят» — разве в нем было сказано — готовься, Россия, к удару по российским объектам, позициям, войскам? Нет, ни слова. Готовься, Россия, к удару по силам Асада.

Концептуально ограничения субботней операции точно сформулировала премьер Британии Тереза ​​Мэй в заявлении в день атаки: «Речь не идет о вмешательстве в гражданскую войну. Речь не идет о смене режима». Так недвусмысленно сказала только Мэй. Но никто другой не опроверг эти ограничения, никто не сказал что-то принципиально иное о цели ударов.

Кстати, когда западные страны начинали кампании по свержениям режимов, то первые же удары наносились по другим целям. И в Ираке, и в Югославии, и в Ливии в первую очередь масштабно уничтожались системы ПВО, по возможности, целиком. В Сирии сегодня имеющаяся ПВО Асада вообще не была объектом атаки.

Это только подтверждает формат, о котором я писал пару дней назад — и планировалась, и произошла экзекуция, плохой мальчик Башар, который натворил шкоду, получил по заднице.

И все. На этот раз более ощутимо, в апреле прошлого года было 59 ракет, в этом году — по крайней мере 100, в прошлом году была одна цель, в этом году — несколько. Но отличия непринципиальные. Это наказание, а не уничтожение. А сколько надо уничтожить, чтобы наказать? Определенного критерия нет. Сколько уничтожили, столько и надо было.

Ну, а теперь — о России. Россия очень явственно предупреждала, что если жертвами западного удара станут ее солдаты, она ответит силой. Были, правда, какие-то неопределенные намеки российских дипломатов не первого ранга, что Россия будет защищать силой и Асада. Но мейнстрим российских предупреждений был таков, что Москва ответит силой именно на удар по ее гражданам, по ее солдатам.

И с них волос не упал. Свои твиты Трамп писал в начале недели, удар произошел в субботу. За это время россияне перевели всех своих на свои базы в Сирии, корабли вывели в море. Удары в субботу наносились специально по объектам, где российских сил не должно было быть.

Дамаск, Сирия, 14 апреля 2018 года. Фото: Reuters
Дамаск, Сирия, 14 апреля 2018 года. Фото: Reuters

После завершения операции руководитель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Джозеф Денфорд сообщил, что российская сторона не была предупреждена об ударах, но России сообщили о том, что авиация союзников будет проводить операции в определенных зонах воздушного пространства над Сирией.

Ну об ударе на самом деле россиян как бы тоже предупредили, они по крайней мере читают твитер президента США. О точном времени и цели, может, и не предупредили. Но замечание об «операции в определенных зонах» свидетельствует о том, что никакого «любой ценой» и «русские способны только на блеф» в западном планировании этой операции не было.

Зоны ударов были определены с учетом российских военно-стратегических интересов. Опять сошлюсь на свои скромные рассуждения: если бы Запад посчитал, что его коренные интересы требуют пойти на риск прямого военного столкновения с Россией, Запад бы на него пошел. Но поскольку Запад не считал, что затронуты именно его коренные интересы, то соответственно он на такой риск и не пошел.

И в результате и Россия сохранила лицо. Ни Путин, ни Лавров, ни Шойгу, ни Герасимов не клялись, что Россия будет воевать с Западом, сбивать самолеты и топить корабли, если атака будет на сирийские правительственные силы и объекты. Обещали все это делать, если пострадают российские силы. Они не пострадали. И были приняты специальные меры, чтобы они не пострадали. Теперь можно гадать, блефовали ли в Москве и правда ли были готовы ввязаться в большую войну за жизни нескольких десятков или сотен своих солдат. Выяснять, как видим, никто не стал.

Так что и Москва ничего не проиграла. Своя игра, свои взятки. И Асад остается в седле, то самое поселение Дума, из-за химической атаки на которое Запад устроил экзекуцию, уже перешло под контроль сил Асада. Стратегически в Сирии ничего не поменялось.

Ну, а Беларусь, точнее, официальный Минск, наиграл также свою маленькую взяточку — осудил западный удар по Сирии. В теплой компании — Россия, Иран, Куба. Интересно отметить — в ОДКБ, между прочим, и Армения, и Казахстан. Они дипломатично промолчали. Не осудили удары, но и не поддержали. Выразительная демонстрация России.

С другой стороны, что-то реально делать в связи с тем ударом Беларусь, конечно, не собирается. Если уж Россия по сути ничего не сделала и не собирается делать, кроме дипломатического шума, то Беларуси уж что напрягаться? Но продемонстрирована лояльность России. Ну мы же осудили, что вы еще от нас хотите? Вот хорошо было бы, если бы больше ничего не хотелось.

Кстати, не то чтобы тождество, но определенную аналогию можно увидеть в позиции Беларуси в своем союзе и Германии — в своем. Сегодняшние удары по Сирии, хотя ничего стратегически в регионе не изменили, стали определенным тестом. В атаке на Асада приняли участие США, Великобритания и Франция. А Германия подчеркнула, что поддерживает операцию, ее мотивацию и цели, солидаризуется со своими союзниками, но сама не будет в ней участвовать. Ну, а Беларусь, со своей стороны, осудила операцию, фактически солидаризовавшись со своим союзником. Но тем и ограничилась.

Все сыграли свою игру. Что там дальше будет в Сирии — кто знает. Что-то подсказывает, что очень хороших вариантов там не ожидается в любом случае. Их не породил прошлогодний американский удар по позициям сил Асада, боюсь, что и этот не породит. Что все смогли выдохнуть и не началась война между ядерными державами — это, безусловно, положительный результат. Нет, кто-то, может, и скажет, что Россия — «бумажный тигр» (умел Мао формулировать по-китайски красиво), что все ее угрозы — это сплошной блеф. Ну может быть. Но на этот раз никто не стал проверять.

Ну, а в ретроспективе почему-то вспоминается, что Первая мировая война на самом деле началась в результате очередного инцидента в довольно длинном ряду подобных ему. Аннексировала Австро-Венгрия Боснию — это же всеевропейская война. Да нет — разрулили дипломаты, договорились, умные же люди все. Агадирский инцидент, рейд немецкой канонерки «Пантера» — так это ж война Франции и Германии. Нет, не война, разрулили, договорились, никто ведь и не хотел по сути войны. Ну что обращать внимание на болтовню газет и политиканов (соцсетей тогда не было)? Государственные люди — они же трезвые, они же понимают цену мира.

Но потом пришел день — 28 июня 1914 года в Сараево. И не разрулили, не договорились, и Европа рухнула в катастрофу.

14 апреля 2018 года на самом деле ничего страшного не произошло. Разрулили, развели силы и удары, договорились по умолчанию. Ну и слава богу. Но как-то густо идут подобные кризисы, почти как в начале ХХ века. А как оно будет в следующий раз?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.