1. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  2. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  3. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  4. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  5. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  6. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  7. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  8. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  9. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  10. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  11. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  12. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  13. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  14. Третья волна, смерть «песняра», запрет по NIVEA, цены на доски и медаль Герасимени — все за вчера
  15. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  16. Врач рассказывает, по каким симптомам узнать пневмонию
  17. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  18. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  19. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  20. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  21. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  22. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  23. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  24. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  25. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  26. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  27. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  28. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  29. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  30. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси


Американскую девочку признали мертвой после неудачной операции. Ее семья четыре года пытается доказать, что она жива. Об этой истории рассказывает The New Yorker, перевод — Meduza.

Джахи Макмат незадолго до операции. Фото: Facebook
Джахи Макмат незадолго до операции. Фото: Facebook

9 декабря 2013 года 13-летняя Джахи Макмат и ее мама Наиля приехали в детскую больницу в Окленде, где девочке должны были удалить аденоиды. Джахи боялась процедуры, но мама убедила ее, что так будет лучше — девочка страдала от остановок дыхания во сне, не высыпалась, и из-за этого плохо училась в школе. Вдобавок она очень громко храпела и стыдилась оставаться у подружек на ночь.

Вскоре после операции у Джахи началось кровотечение из горла и носа, но медсестры не придали этому большого значения. Судя по записям одной из сестер, дежурных врачей поставили в известность, но они не сочли необходимым вмешаться. Врач, проводивший операцию, к тому моменту уже закончил смену. К ночи у девочки отказало сердце. Ее удалось реанимировать, но она перестала реагировать на раздражители, а электроэнцефалограмма не показала никакой мозговой активности. Спустя два дня у Джахи Макмат констатировали смерть мозга.

По калифорнийским законам в таком случае пациента признают мертвым, но еще какое-то время не отключают от аппарата искусственного дыхания, чтобы семья могла с ним проститься. Родители Джахи видели, что тело девочки остается теплым и она изредка шевелится (врачи объяснили это «эффектом Лазаря») — и не давали разрешение отключить ее от аппарата жизнеобеспечения. Родственники даже стали дежурить у ее кровати, чтобы девочку не отключили без их ведома. При этом главврач больницы отказался подключить Джахи систему искусственного питания, сославшись на то, что это лишь «усилит иллюзию того, что она жива».

За дело бесплатно взялся адвокат, специализирующийся на травмах (у него не было опыта в подобных делах) и называющий себя «прогрессивным католиком». По словам адвоката, он чувствовал, что если у ребенка бьется сердце — то тот «не совсем мертв». После акций протеста, в которых участвовали знакомые и соседи семьи Макмат, а также примкнувшие к ним религиозные активисты, была назначена сторонняя медицинская экспертиза. Главврач неврологического отделения в детской больнице Стэнфордского университета Пол Фишер подтвердил предыдущее заключение: Джахи Макмат не может самостоятельно дышать, у нее нет признаков мозговой активности, она мертва. Девочку велели отключить от аппарата искусственного дыхания в течение шести дней.

Родители Джахи Макмат. Фото: Reuters
Родители Джахи Макмат. Фото: Reuters

Тогда семья запустила краудфандинговый сбор денег на лечение девочки и добилась разрешения забрать Джахи Макмат из больницы после того, как ей выпишут свидетельство о смерти. Девочку (официально признанную мертвой) перевезли в больницу в Нью-Джерси — одного из двух штатов Америки, где родственники больных могут оспорить констатацию смерти из-за смерти мозга, если это противоречит их религиозным взглядам. Решение поддерживать жизнедеятельность Джахи жестко критиковали многие эксперты по медицинской этике, а врача, согласившегося подключить девочку к системе искусственного питания, осудили коллеги — за то, что он «оперировал труп».

Спустя несколько месяцев тело Джахи, как пишет The New Yorker, стало выглядеть лучше и реагировать на команды матери — шевелить по ее просьбе рукой или ногой. Вскоре у девочки начались вагинальные кровотечения, которые по всем признакам напоминали менструацию — то есть процесс, невозможный без участия гипоталамуса (отдела в мозге, который управляет деятельностью эндокринной системы).

Несмотря на это, в августе 2014 года Джахи Макмат выписали из больницы, в очередной раз констатировав, что ее мозг мертв. Семья забрала ее домой, в квартиру, которую им пришлось снять в Нью-Джерси. Профессиональный уход медсестер за девочкой в штате покрывала медицинская страховка; незнакомые Макмат люди организовали на Change.org петицию с призывом перестать тратить на это деньги налогоплательщиков.

В это же время случаем Джахи заинтересовался Международный фонд исследований мозга и глава Кубинского общества клинической нейрофизиологии, посвятивший больше 20 лет исследованиям смерти мозга. Проведенная ими МРТ показала, что структура значительных участков мозга девочки не изменена. Кроме того, врач констатировал, что девочка реагирует на голос матери — у нее меняется ритм сердцебиения, чего не может быть у пациента со смертью мозга. На основании этого заключения семья Макмат попыталась добиться от властей Калифорнии разрешения вернуться в штат и продолжить лечение девочки дома — но им отказали.

Наиля Макмат записала около полусотни видео, на которых ее дочь реагирует на команды, даже сложно сформулированные. Например: «Какой палец ты показываешь, когда злишься?». Невролог Алан Шьюмон, исследовавший проблему смерти мозга, заключил, что эти движения в ответ на команду не могут быть случайным совпадением. Хотя в его присутствии (Шьюмон лично наблюдал за девочкой в течение шести часов) Джахи Макмат никак не реагировала на команды. Невролог Джеймс Бернат, участвовавший в формировании теории смерти мозга, скептически отозвался о доказательствах в форме видеозаписей.

История Джахи Макмат вызвала бурные этические дискуссии о том, стоит ли считать смерть мозга смертью человека. Сама эта концепция появилась только в 60-х с возникновением аппаратов искусственного дыхания (до этого смерть констатировали при прекращении сердцебиения, а при искусственной вентиляции легких сердце продолжает биться). В комментарии The New Yorker глава центра биоэтики Гарвардской медицинской школы Роберт Труог также обратил внимание на то, что афроамериканцам зачастую приходится быть вдвойне более настойчивыми с врачами, так как им могут уделять меньше внимания и отказывать в необходимых процедурах.

С 2015 года родители девочки судятся с больницей, где девочке удаляли аденоиды, и пытаются доказать, что Джахи Макмат жива. В этом убеждены все члены ее семьи.

-53%
-25%
-5%
-25%
-10%
-20%
-15%
-21%
-10%
0070970