/

«Исламское государство» захватило Мосул еще в 2014 году. Поначалу местные жители не испугались: на фоне всеобщей разрухи это казалось благом. Но постепенно город превратился в тюрьму. Подробности рассказывает «Медуза» со ссылкой на The Guardian.

Фото: Reuters

«Исламское государство» захватило Мосул в 2014 году, именно здесь Абу-Бакра аль-Багдади провозгласил создание халифата. После долгой битвы за этот город на севере Ирака, которая длилась с марта 2016-го по июль 2017-го, армия правительства при поддержке США и их союзников сумела выбить ИГ из города.

В июне 2014 года жители Мосула встречали боевиков «Исламского государства» скорее с радостью, чем с опасением: в течение десятилетия после американского вторжения в Ирак город не развивался. Власти и полиция были коррумпированы, криминальные группировки исламистов вымогали деньги у местных жителей и убивали тех, кто с ними не соглашался.

Фото: Reuters

В отличие от полицейских, представители ИГ были вежливы, никому не угрожали и наводили в городе порядок. Через неделю после захвата Мосула был принят так называемый городской документ. Он запрещал курение и обязывал женщин не выходить из дома, но, как пишет The Guardian, первое время никто запреты не соблюдал, а женщины ходили с непокрытыми головами.

Затем игиловцы провели перепись населения: всех жителей города занесли в списки в соответствии с их вероисповеданием и профессией. Дома, где жили христиане, пометили, а их жителям предложили уехать из Мосула без вещей, платить специальный налог или принять ислам. Еще через несколько недель платки на лицо стали обязательными для всех мусульман, вокруг города появилась бетонная стена. По сути, Мосул превратился в тюрьму, хотя поначалу исламисты разрешали всем, кто хочет, свободно уезжать из города.

Фото: Reuters

Как и в других населенных пунктах, «Исламское государство» заменило существующие государственные органы на собственные министерства: было министерство финансов, образования, государственных услуг, сельского хозяйства и тому подобные. Министерства возглавляли эмиры, то есть высокопоставленные функционеры ИГ; часть из них были иностранцами. Министерство финансов, к примеру, не только владело всем захваченным имуществом, но и руководило финансовой пирамидой, с помощью которой и зарабатывало.

Исламисты существенно упростили все государственные функции. До их прихода процесс выставления счетов за электричество был крайне сложным, исламисты же стали взимать с домов, магазинов и предприятий фиксированную сумму. Все платили: воровство электричества каралось отрубанием руки. Наладилась ситуация с уборкой мусора — на каждой улице появился свой конкретный сборщик отходов, и жителям предписывалось платить фиксированную сумму именно ему. Как и в случае с электричеством, под страхом наказания все платили.

Фото: Reuters

Ценности, конфискованные у христиан и представителей других религий, распределялись между мусульманами. Уже после того как ИГ захватило значительные территории в Сирии, в том числе и нефтяные месторождения, в Мосул устремились цистерны с нефтью, из которой в городе делали бензин. Какого-то разрешения на эту деятельность не требовалось: переработкой мог заниматься любой желающий. В городе организовали несколько небольших заводов по перегонке нефти в бензин, люди занимались переработкой и в домашних условиях.

Фото: Reuters

«ИГ, конечно, террористы, но в то же время они организовали современное управление. Они одевались и говорили так, будто сейчас времена зарождения ислама, при этом они были прекрасными администраторами и эффективно управляли городом», — рассказал The Guardian электрик Аззам.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-25%
-25%
-20%
-20%
-10%
-25%
-35%
-25%