Из-за постоянных авиаударов по северо-западной части Йемена семья Рузайк перебралась в относительно спокойный портовый город Ходейда на побережье Красного моря. Историю семьи рассказывает Reuters.

Фото: Reuters
Люди собирают вторсырье и еду на мусорной свалке в Ходейде. Йемен, 14 января 2018 года. Фото: Reuters
Фото: Reuters
Семья возле своей хижины на свалке недалеко от Ходейды. Йемен, 14 января 2018 года. Фото: Reuters

Не имея денег или родственников, которые могли бы приютить их, семья из 18 человек присоединилась к числу перемещенных йеменцев, живущих на мусорной свалке города или рядом с ней.

Фото: Reuters
Члены семьи Рузайк за завтраком возле хижины, расположенной рядом с мусорной свалкой. Йемен, 9 января 2018 года. Фото: Reuters

Несмотря на угрозу для здоровья, свалки стали для многих граждан источником питания, а для некоторых — и заработка.

Фото: Reuters
11-летний Аюб Мохаммед Рузайк. Он с семьей живет на свалке в портовом городе Йемена. Фото: Reuters
Фото: Reuters
Аюб Мохаммед Рузайк показывает свой «улов» — два зеленых перца. Фото: Reuters

«Мы едим продукты, которые выбрасывают. Мы собираем рыбу, мясо, картофель, лук и муку, чтобы приготовить себе что-нибудь», — рассказал 11-летний Аюб Мохаммед Рузайк.

Фото: Reuters
Сумки с одеждой в хижине семьи Рузайк на свалке в Ходейде, 9 января 2018 года. Фото: Reuters
Фото: Reuters
7-летний Абду Мохаммед Рузайк держит игрушку, которую он нашел на мусорной свалке. 16 января 2018 года. Фото: Reuters

По оценкам ООН, с 2015 года из-за войны в Йемене более двух миллионов человек вынуждены были покинуть свои дома. За время войны сильно пострадала экономика страны, погибли более 10 000 человек, а эпидемия холеры унесла жизни еще 2000 жителей.

Фото: Reuters
Найденные продукты семья хранит в сломанном холодильнике. Фото: Reuters
Фото: Reuters
Так выглядит обеденный стол семьи. Фото: Reuters

53-летняя Фатима Хасан Маруай рассказала, что на свалке помимо еды люди собирают металлические банки и пластиковые бутылки и продают торговцам за наличные, чтобы оплатить ежедневные нужды. По ее словам, доходы от этой деятельности снижаются в последнее время.

Фото: Reuters
Фото: Reuters
35-летняя Шамаа Кассим Эйсса моет своего 7-летнего сына Абду Мухаммеда Рузайка. 16 января 2018 года. Фото: Reuters

Раньше скупщики платили до 50 йеменских риалов (0,11 доллара США) за килограмм пластиковых бутылок, теперь предлагают только 10 риалов.

«Мы были в плохом положении, и война усугубила ситуацию, — отметила Фатима.

Фото: Reuters
Фото: Reuters
Дети семьи Рузайк спят в гамаке и на импровизированной кровати в хижине. Йемен, 13 января 2018 года. Фото: Reuters

Старший член семьи Рузайк 67-летний Мухаммед рассказал, что йеменцы не хотят никакой помощи извне, а только лишь просят приложить усилия для прекращения войны.

«Мы хотим, чтобы они прекратили эту войну и это бедствие, а всемогущий Бог обеспечит нас», — сказал он.

Фото: Reuters
67-летний Мухаммед Рузайк и его 11-летний сын Аюб сидят в палатке, которая стоит на свалке. Фото: Reuters
-10%
-35%
-20%
-10%
-10%
-40%
-20%
-20%
-20%
-70%