Валентин Логинов,

8 ноября каталонские националисты планируют провести всеобщую забастовку в знак протеста против задержания ряда политиков Каталонии после проведения референдума о независимости региона. «Газета.Ru» отвечает на вопросы, почему местные политики так и не смогли воплотить в жизнь идею суверенитета Каталонии, несмотря на результаты плебисцита, большинство участников которого сказали независимости «Да!».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

8 ноября в Каталонии может пройти всеобщая забастовка, организованная националистическими общественными организациями автономии. Цель стачки — «выразить протест против задержаний» целого ряда каталонских политиков, которых официальный Мадрид обвиняет в превышении полномочий после проведенного референдума о независимости региона.

«Надо превратить этот день в большую забастовку в стране, как это уже было 3 октября», — заявил зампред Каталонской национальной ассамблеи Агусти Алькоберро и официальный представитель Omnium Cultural Марсель Маури.

Ранее уже были задержаны лидеры этих организаций Жорди Санчес и Жорди Куишар. Их подозревают в мятеже, за что фигурантам дела может грозить до 15 лет лишения свободы. Кроме того, забастовку поддерживает профсоюз Intersindical-CSC.

После объявления независимости Каталонии Мадрид задержал нескольких каталонских политиков, а также выдал ордер на арест экс-главы местного правительства Карлеса Пучдемона и еще некоторых бывших руководителей министерств автономии.

В Бельгии арестовали Пучдемона и отпустили. Почему?

Пучдемона действительно отпустили, однако не освободили от ответственности. 3 ноября испанский суд выдал европейский ордер на арест экс-главы женералитата Каталонии Карлеса Пучдемона и еще нескольких бывших каталонских министров, которые на тот момент находились в Бельгии.

Среди основных обвинений в адрес чиновников — организация восстания, растрата госсредств, злоупотребление служебным положением и неподчинение центральным властям.

5 ноября Пучдемон и другие бывшие чиновники каталонского правительства добровольно явились в полицейский участок в Брюсселе, однако судья освободил их до тех пор, пока не будет рассмотрен запрос об их экстрадиции в Испанию. При этом Пучдемону и его соратникам запрещено покидать Бельгию, также они должны являться по всем вызовам местных правоохранителей.

Пучдемона и правительство Каталонии обвиняют в проведении в регионе референдума о независимости, хотя изначально этот плебисцит был признан противоречащим конституции Испании. Сам референдум прошел 1 октября на фоне столкновений испанских полицейских с желающими принять участие в референдуме.

Тогда за независимость от Испании проголосовали 90,18% принявших участие в референдуме при явке 43,03%.

Результаты плебисцита не признало ни одно европейское государство.

После этого каталонское правительство медлило с официальными заявлениями относительно будущей судьбы региона, а 21 октября женералитат и вовсе был отправлен Мадридом в отставку. Спустя почти неделю — 27 октября — парламент Каталонии провозгласил независимость, а еще через час испанское правительство ввело в действие статью 155 Конституции страны.

Был ли у Каталонии шанс законно объявить независимость?

Такой возможности не предусмотрено испанским законодательством. Что касается изменения границ, то в статье 148 Конституции Испании есть пункт, который гласит, что к ведению автономии может относиться «изменение границ муниципалитетов, находящихся на их территории и вообще осуществление функций, связанных с деятельностью местных органов власти, относящихся к ведению органов государственного управления, передача которых разрешается законодательством о местном самоуправлении».

О возможности автономии самостоятельно определять свой статус не упоминается.

В то же время в испанской Конституции есть статья 155, которая гласит, что «если автономное сообщество не выполняет обязательства, предусмотренные Конституцией или другими законами, либо его действия наносят серьезный ущерб общегосударственным интересам Испании, правительство предупреждает председателя автономного сообщества; если ответа с его стороны не последует, правительство может, с согласия абсолютного большинства сената, принять необходимые меры для выполнения автономным сообществом указанных обязательств в принудительном порядке».

Именно эту статью и применил Мадрид 27 октября. За ее применение высказался 241 парламентарий, против — 47 и еще один воздержался.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Мадрид применил 155-ю статью. Каталония лишилась автономии?

В настоящий момент автономия региона приостановлена, хотя говорить о полном лишении Каталонии своего статуса все же нельзя. Женералитат по-прежнему остается правительством региона, однако Мадрид назначил своих политиков исполнять его функции.

Такое положение дел продлится до досрочных выборов в местный парламент, который также был распущен председателем испанского правительства.

Выборы в парламент, который в будущем и назначит новое правительство автономии, назначены на декабрь 2017 года.

Вместе с тем Мадрид не рассматривает свои действия как лишение Каталонии автономии. «Не приостанавливается ни автономия, ни самоуправление Каталонии, отстраняются от власти люди, которые поставили это самоуправление за рамки закона, Конституции и статуса Каталонии», — заявил премьер-министр Испании Мариано Рахой.

Большинство каталонцев хотят независимости?

Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Во-первых, несмотря на относительную этническую однородность, большую часть населения региона составляют все же испанцы — их 45%. Непосредственно каталонцев, которые ассоциируют себя с этой этничностью и владеют испанским языком как вторым, — 35%.

Во-вторых, из чуть более чем 5,3 млн зарегистрированных на день проведения референдума избирателей в голосовании приняли участие менее 2,3 млн человек. Если говорить языком абсолютных цифр, то за отделение от Испании высказались 2 044 038 избирателей. Этого хватило, чтобы говорить о том, что более 90% участников референдума высказались за независимость.

Однако если сравнивать эти цифры с реальным числом избирателей, то получается, что в пользу суверенитета от Мадрида высказались лишь немногим менее 38,5% жителей региона, имеющих право голоса.

Конечно, многие желающие высказать свое отношение к идее независимости региона могли испугаться выходить на улицу из-за сообщений о столкновениях участников плебисцита с полицией, однако Мадрид склонен считать, что не пришедшие на референдум высказались против самой идеи его проведения.

При этом явка в 43,3% также не особенно отражает настроения каталонцев. Например, во втором по величине после Барселоны городе Таррагоне до избирательных участков дошли и вовсе 28%.

Кроме того, результат в 38,5% вполне можно соотнести с количеством тех, кто причисляет себя к этническим каталонцам — 35%. Это и есть тот самый базис, «устойчиво выступающий» за независимость региона, рассказал «Газете.Ru» директор Центра европейской информации Николай Топорнин.

Почему каталонское правительство медлило с объявлением независимости?

Каталонское правительство, скорее всего, не ожидало такой реакции центра на проведение референдума. Столкновения на улицах между участниками референдума и национальной гвардией Испании показали, что Мадрид готов отстаивать целостность страны куда более серьезными мерами, чем прогнозировала Барселона, продолжает Топорнин.

«Объявление независимости не значит ее приобретение», — добавил эксперт.

Поскольку конституционной возможности объявить суверенитет у Барселоны не было, каталонскому правительству, чтобы реально получить власть в свои руки, нужно было привлечь на свою стороны армию и полицию, взять под контроль границы, дороги, порты и банки, которые фактически подчиняются Мадриду.

«Кроме того, каталонские власти рассчитывали на поддержку лидеров Евросоюза и европейской демократической общественности. Однако ЕС четко заявил, что это внутреннее дело Испании, и вмешиваться в процесс отказался», — добавил собеседник «Газеты.Ru».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Возможна ли гражданская война между Мадридом и Каталонией?

Определенные эксцессы действительно могут быть, считает Топорнин. Процесс объявления независимости зашел слишком далеко — все же более 2 млн человек высказались за суверенитет. То есть это, как их называет собеседник «Газеты.Ru», «условные сепаратисты», которым может не понравиться, если этот процесс полностью остановится.

«Они вполне могут сопротивляться, устраивать манифестации и акты гражданского неповиновения. Я надеюсь, конечно, что до открытых столкновений на улицах не дойдет», — говорит эксперт.

Во многом все будет зависеть от того, как будут организованы и пройдут выборы в местный парламент.

Скорее всего, те, кто высказался за независимость, постараются сделать все, чтобы их права не были ущемлены. «И здесь Мадриду нужно действовать аккуратно. Во-первых, восстановить в полном объеме автономные права, а также вести переговоры о новых параметрах финансовых отношений с провинцией. В любом случае необходим какой-то компромисс — и на это уже указывают европейские лидеры», — считает собеседник «Газеты.Ru».

-10%
-50%
-20%
-36%
-10%
-21%
-10%
-45%