TUT.BY в Telegram
Выборы-2020
Коронавирус
BBC News Русская служба


«Этому не бывать!» — утверждает премьер-министр Испании, и каталонским лидерам — организаторам воскресного голосования об отделении Каталонии — все труднее опровергнуть его слова.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Министерство экономики Каталонии, ставшее мозговым центром референдума 1 октября, серьезно пострадало в результате обыска, проведенного испанской полицией.
Четырнадцать чиновников невысокого уровня были арестованы, но, что более важно, было конфисковано почти 10 миллионов бюллетеней для воскресного голосования, а информационный сайт референдума был закрыт.

Представители правительства автономии, расположенной на северо-востоке страны, подтверждают, что их усилия по организации референдума были серьезно подорваны, поскольку шли вразрез с решением конституционного суда Испании.

Полиция в центре конфликта

Испанское Министерство внутренних дел арендовало три парома для размещения дополнительных подразделений сил безопасности, направленных в регион, и теперь развернулась ожесточенная борьба за контроль над региональной полицией Каталонии — Мосоз Дэскуадра.

Генеральный прокурор Каталонии отдал приказ Мосоз Дэскуадра перейти под командование Гражданской гвардии Испании, чтобы объединить усилия по сбору доказательств подготовки незаконного референдума и его предотвращению.

Но глава каталонской полиции майор Жузеп Луис Траперо отказался подчиниться этому приказу.

Лидер Каталонии Карлес Пучдемон также высказался против таких, как он выразился, методов, достойных тоталитарного государства, имея в виду попытки испанского правительства сорвать референдум.

Состоится ли голосование?

Пучдемон утверждает, что голосование состоится. После конфискации миллионов бюллетеней активисты использовали обычные копировальные машины, чтобы отпечатать новые.

Премьер-министр Мариано Рахой официально обратился к каталонскому правительству с требованием остановиться в попытках провести референдум. «Этим незаконным планам разобщения страны не место в демократическом государстве, таком, как наше!» — заявил глава правительства.

Тем не менее, как стало известно Би-би-си от высокопоставленного чиновника испанского кабинета министров, правительство ожидает, что некое подобие референдума все же попытаются провести, и опасается вспышек насилия в случае, если его участники окажут сопротивление полиции при попытках блокировать участки голосования.

Что, если Испания не сможет предотвратить голосование?

Помимо уже предпринятых шагов, в юридическом арсенале испанского правительства остается тяжелая артиллерия на случай, если Пучдемон и его сторонники откажутся отступить.

Генеральный прокурор Испании Хосе Мануэль Маза предупредил в понедельник, что каталонский лидер может быть арестован по обвинению в гражданском неповиновении, злоупотреблении служебными полномочиями и растрате государственных средств.

Одной из статей испанской конституции за правительством закреплено право получить у сената необходимые полномочия для обеспечения действия национальных законов в любой из 17 автономных областей, включая Каталонию.

Расплывчатая формулировка 155-й статьи и тот факт, что до сих пор не было прецедентов ее использования, позволяет правительству Испании распустить каталонское правительство и даже региональный парламент, если Пучдемон решит провозгласить независимость Каталонии после воскресного референдума.

Сам Пучдемон заявил, что если голосование все же состоится и его участники выберут независимость, то первое, что он сделает в понедельник утром, — обратится к Испании и Евросоюзу с приглашением к диалогу.

При этом он настаивает, что его работа над «дорожной картой» по достижению Каталонией суверенитета продолжится вне зависимости от результатов.

Неофициальные источники в каталонском правительстве при этом признают, что в случае низкой явки на референдуме (менее 50% от пяти с половиной миллионного населения региона) им придется пересмотреть свою позицию.

Пучдемон и другие члены правительства Каталонии уже заявили, что будут игнорировать решение суда об отстранении их от работы.

2 октября в Каталонии может сложиться парадоксальная ситуация, когда регион будет существовать в двух политических измерениях. Одно из них под управлением испанского правительства, объявившего региональные органы власти вне закона. И другое — с каталонским парламентом, забаррикадировавшимся в Барселоне для голосования об отделении.

Что об этом думает остальная Испания?

Представители левых, такие как партия «Подемос», и националисты других регионов, например — Страны Басков, настаивают на принятии пакета реформ, которые позволят легализовать подобные референдумы.

Но две крупнейшие партии страны — Народная партия Рахоя и Испанская социалистическая рабочая партия — не согласны с тем, чтобы за регионами было законодательно закреплено право на проведение референдумов о независимости от Испании.

Антикаталонские настроения в испанском обществе также растут: толпы провожали отряды испанской полиции перед отправкой в Каталонию с лозунгами «Покажите им там!».

Есть ли выход?

Впервые с момента вступления в должность в 2011 году премьер-министр Рахой согласился пересмотреть систему региональных органов управления Испании, открыв перед страной возможность конституционных реформ. Конгресс согласился сформировать специальный комитет для рассмотрения инициатив в этой области.

Попытки ограничиться уступками в сфере автономии для Каталонии, не дав при этом шансов на отделение от Испании, не сработали с региональными политиками из коалиции националистических партий, находящейся сейчас у власти. Движение за независимость региона продемонстрировало свою силу массовыми манифестациями, прокатившимися в Барселоне в недавнее время.

Но есть и каталонцы, которые не поддерживают идею независимости.

«Мы не националисты и не согласимся с реформами, проводимыми только ради власти и денег. Мы хотим построить в Каталонии демократичное и толерантное общество, со всеобъемлющими свободами для всех членов, в том числе испаноговорящих», — заявляет Ана Лосада, член Гражданского общества Каталонии, которое выступает против проведения воскресного референдума.

Джеймс Бэдкок
Мадрид