Марина Рахлей /

Финал вышел так себе. То, что в Нидерландах назвали чемпионатом Европы по выборам, завершился в Германии с весьма печальным результатом. Да, Ангела Меркель переизбрана, но третьей политической силой стала ультраправая партия «Альтернатива для Германии» (АдГ). Чуда не произошло: как и предсказывали опросы, правые популисты вернулись в бундестаг впервые после 1960 года.

Марина Рахлей, эксперт Немецкого фонда Маршалла (США), Берлин
Марина Рахлей, эксперт Немецкого фонда Маршалла (США), Берлин

Когда в воскресенье вечером закрылись избирательные участки и появились первые результаты выборов, иных тем для разговоров с прохожими не осталось. «Так, а что? Вот я голосовал за АдГ, — охотно отвечал полуночный булочник, — Почему я против иностранцев? А, если новый парламент решит всех их выгнать. Тогда всех и выставят, так, а что?»

До этого, конечно, вряд ли дойдет. За ультраправых и их жесткую антииммигрантскую риторику проголосовало все-таки всего 13 процентов. При том, что на выборы пришли 76% избирателей от общего количества в 61,5 миллионов. Правда, традиционные партии сильно сдали. По опросам союз консервативных партий ХДС/ХСС мог рассчитывать на 40 процентов, а не получил и 33. Социал-демократы во главе с бывшим председателем Европарламента Мартином Шульцем и вовсе набрали чуть больше 20%, исторически низкое количество голосов за свою послевоенную историю.

Слоган АдГ: «верни себе свою страну и свой народ»

Партия, которая выступает против Евросоюза, евро, ислама, мечетей и за переоценку немецкой «культуры вины» после двух мировых войн, получит места в бундестаге, бюджет, офисы, доступ к госданным и возможность легитимизовать эту свою риторику. Выступая вечером перед сторонниками один из лидеров партии Александр Гауланд объявил, что открыта «охота» на правительство и лично Меркель; ранее он обещал судить ее за политику открытых границ в отношении беженцев.

Фото: Reuters
Александр Гауланд. Фото: Reuters

Представители этой партии всегда отличались резкостью суждений. «Альтернатива для Германии» появилась в начале 2013 года и с сильными антиевропейскими идеями почти прошла в бундестаг в этом же году. Уже скоро фокус сместился на исламских иммигрантов и критику решения Меркель принять их. Так АдГ обрела много сторонников среди тех, кто считает, что 1 миллионов беженцев наносит слишком большой урон не только немецкой казне, но обществу в целом, разрушая немецкую культуру.

Эта партия вошла в 13 из 16-ти парламентов федеральных немецких земель без особо конструктивной программы, комментируя то, от чего надо избавиться, а не как и что наладить. Это подтверждают и цифры: 60% проголосовших за АдГ заявили о том, что выбрали не партию как таковую, а только послали сигнал о своем недовольстве теми, кто у власти.

«Так продолжаться не может»

Именно таков лейтмотив тех, кто устал от Меркель. И причин этому много. Сторонники всех в этот раз выбрали АдГ, но логично, что именно консерваторы, три срока стоящие у руля, отдали популистам больше миллиона голосов.

Парадоксально, но факт: Германия, экономический (и политический) мотор Евросоюза, страна со стабильным профицитом экономики, а ее граждане недовольны условиями жизни. Партия Меркель, 12 лет пожиная плоды реформ предыдущего правительства, приняла много тактических решений, но слишком мало стратегических. Инвестиций требует дорожная инфраструктура, школы, система детских садов и продленки; до общеевропейского уровня не дотягивают показатели внедрения цифровых технологий, а безъядерное будущее грозит быть отложено. Выборы 2017 года показали, что малообеспеченные и социально незащищенные группы не чувствуют, что правящие партии будут решать их проблемы.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Одной из центральных тем для избирателей стала миграция и отсутствие чувства безопасности, которое, как готов утверждать фактически каждый второй, появилось после наплыва беженцев в 2015 году; 40% назвали их — основной проблемой, требующей срочного решения. При этом во время избирательной гонки, партии, входящие в правящую коалицию, не дали исчерпывающие ответы на эти запросы, за что и были наказаны проголосовавшими.

Так, Берлин только семь лет назад заговорил о мигрантах и гражданах с мигрантскими корнями, в первую очередь турецкими, и признал, что их интеграция провалилась. На этих выборах впервые встал вопрос о том, как голосует эта часть избирателей, ведь такая статистика никогда не велась. Между тем, президент Реджеп Эрдоган призвал немцев с турецкими корнями (и паспортами) не голосовать на «врагов Турции» — традиционные политические партии. А АдГ вела массивную работу на русском языке с так называемыми русскими немцами, особенно в восточной части Германии.

Проблема шире, чем экономика и политика

Важную роль на выборах в Германии сыграли тенденции культурного отчуждения элит, которые давно считают общемировыми. Противостояние людей дигитализации, глобализации, усложнению политических структур и отсутствию роста уровня жизни выливается в протест против политического истеблишмента. И факт также, что протест этот не беспочвенный: традиционные элиты не достаточно эффективно решают экономические и социальные проблемы, не достаточно вкладывают в модернизацию и долгосрочные стратегии развития. Интересно, что ни победа Дональда Трампа на выборах в Америке и последовавшая за ней дестабилизация мировой политики, ни Брексит, ни поражение популистов на выборах в Нидерландах и Франции, не помешали немцам проголосовать за партию, которая называет себя альтернативой, но на самом деле ей не является.

Однако хоронить классические партии рано

Союз консервативных партий ХДС/ХСС начнет переговоры со всеми партиями о создании правящей коалиции, т.к. не получил абсолютное большинство. Оптимистичные сценарии предусматривают создание правительства до конца 2017 года. Наиболее вероятным сегодня кажется объединение консерваторов с партией зеленых и либералами из свободных демократов. Социал-демократы, шокированные своим результатом на выборах и частично списавшие его на неэффективную роль второго плана в последней правящей коалиции, объявили, что уходят в оппозицию. Так что эта официальная роль, которая предполагает некоторые должности, не достанется АдГ. Кроме того, ни одна из партий не собирается коалировать с «Альтернативой».

Фото: Reuters
Ангела Меркель. Фото: Reuters

Внешняя политика Германии изменится вряд ли: переизбранная Меркель, которая сегодня в Европе дольше всех находится у власти, неоднократно повторяла готовность продолжать свой курс на укрепление и реформирование Евросоюза. Но можно надеяться, что немецкий канцлер сделает работу над ошибками и займется решением тех вопросов, которые озвучили избиратели, ушедшие или оставшиеся. В конце концов, среди них были и те из 32 миллионов, кто помогал беженцам, и те, кто после выборов 24 сентября учавствовал в стихийных митингах против АдГ.

С другой стороны, несмотря на то, что «Альтернатива» серьезно повлияет на политическую культуру Германии, хотя бы усилив в бундестаге правую риторику, эта партия известна своей внутренней атомизированностью. Из-за нее за свой короткий век партия сменила десяток руководителей и не смогла выработать позицию по самым разным вопросам, радикальным и традиционным, по той же пенсионной реформе. Так, что можно ожидать, что внутрипартийные скандалы продолжат отвлекать эту уже фракцию от вмешательства в большую политику.

А для тех, кто вчера запустили в твиттере хэштэг #87prozent (мол, 87 процентов немцев не голосовали за популистскую альтернативу), это уже первая хорошая новость.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-30%
-20%
-10%
-50%
-10%
-10%
-15%