В августе 1975 года в Хельсинки в рамках саммита глав 35 государств Европы и Америки состоялась встреча президента США Джеральда Форда с генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым. После одного из официальных мероприятий лидеры США и СССР на некоторое время остались вдвоем, и до сих пор никто не знал, о чем они говорили. 42 года спустя издание The Atlantic опубликовало рассказ одного из членов американской делегации — ему удалось выяснить, что в ходе встречи Брежнев пообещал Форду всеми силами способствовать его избранию на новый срок.

Джеральд Форд и Леонид Брежнев. Фото: Википедия
Джеральд Форд и Леонид Брежнев. Фото: Википедия

Автор заметки в The Atlantic — американский политолог, эксперт по вооружениям Ян Лодал. В 1970-х годах он был членом Совета по национальной безопасности США и входил в состав группы специалистов, работающих над ограничением стратегических наступательных вооружений. В частности, Лодал участвовал в переговорах по ОСВ-II во Владивостоке и Хельсинки.

Как вспоминает Ян Лодал, разговор Форда и Брежнева состоялся после первой двусторонней встречи делегаций СССР и США в здании американского посольства в Хельсинки. После переговоров лидеры двух стран вышли на балкон. Их сопровождал всего один человек — личный переводчик Брежнева Виктор Суходрев. Разговор продолжался немногим более двух минут. Сразу после этого представители делегаций отправились в зал заседаний, где проходил саммит.

Ян Лодал, описывая это заседание, вспоминает, что зал был слишком маленький, поэтому все участники сидели очень близко друг к другу. Это позволило ему наблюдать за Леонидом Брежневым: в частности, американец заметил, как генсек достал из кармана таблетку, выпил ее и положил обертку в пепельницу. Лодал решил после заседания попытаться достать обертку — возможно, на ней сохранились следы лекарства, проанализировав которые, американцы могли бы больше узнать о состоянии здоровья советского лидера.

Однако в ходе встречи Брежнев использовал эту пепельницу еще раз: он бросил в нее обрывки листа, который во время саммита принес ему Виктор Суходрев. Ян Лодал отзывается о Суходреве не только как о «лучшем в мире переводчике с английского на русский и обратно», но и как о человеке с феноменальной памятью: в ходе 20-минутной речи Брежнева он мог сделать лишь несколько пометок и затем полностью пересказать ее по-английски.

После заседания Лодалу удалось пройти мимо стола Брежнева и опустошить содержимое его пепельницы в свой карман. Добравшись до гостиницы, он передал обертку от таблетки «соответствующему члену делегации», а сам занялся восстановлением порванного Брежневым документа. Вместе с секретарем Генри Киссинджера Питером Родманом, который, как и Лодал, немного знал русский, они смогли сложить обрывки листа и подготовить перевод. Документ оказался дословной стенограммой «короткой беседы с глазу на глаз» в американском посольстве.

Документ из Президентской библиотеки Джеральда Форда
Документ из Президентской библиотеки Джеральда Форда

Брежнев: Хочу вам доверительно и совершенно откровенно сказать, что мы в советском руководстве сторонники вашего избрания президентом на новый срок и будем со своей стороны делать все возможное, чтобы так было.

Форд: Благодарю вас за это. Я рассчитываю быть избранным и думаю, что это отвечает интересам дальнейшего развития советско-американских отношений, дела упрочения разрядки.

Брежнев: Да, и в этом деле мы с вами согласны, что именно так и должно быть. К сожалению, однако, публично вы называете нас, Советский Союз, противником, а на переговорах с нами говорите, что у нас общие цели — превращение разрядки в необратимый процесс.

Форд: Могу заверить вас вполне откровенно, что я полностью готов посвятить все свои усилия именно тому, чтобы отношения между нашими странами постоянно развивались, а разрядка стала бы необратимой.

Примечание: поскольку в документе, опубликованном Яном Лодалом, некоторые слова пропущены, «Медуза» восстановила пропуски, ориентируясь на английский перевод, предложенный автором.

Как утверждает Лодал, они с Питером Родманом решили не предавать содержимое документа огласке — потому что стенограмма попала к ним довольно необычным способом, а беседа двух лидеров велась в приватной обстановке.

«Так что я склеил обрывки листа и подшил к одной из папок с документами у себя в кабинете», — вспоминает американец.

Через несколько месяцев Лодал оставил работу в Совете по национальной безопасности. Уходя со службы, он передал все свои документы в Национальный архив США и благополучно забыл о них, однако потом обнаружил записку Брежневу на сайте Библиотеки Джеральда Форда.

Вспомнить о беседе Брежнева и Форда Яна Лодала заставили сообщения о попытках Владимира Путина повлиять на исход выборов в США — СМИ, сообщающие о вмешательстве Кремля в ход избирательной кампании, утверждают, что руководство России надеялось добиться победы Дональда Трампа.

Как считает Ян Лодал, записка свидетельствует о том, что еще 40 лет назад советские лидеры считали своей задачей влиять на ход выборов в США. По мнению американского политолога, сказанное в ходе разговора — не просто дежурный обмен любезностями (хотя Форд, скорее всего, подумал именно так).

В подтверждение своей точки зрения Лодал приводит воспоминания американского переводчика, который услышал, как Брежнев интересовался у Суходрева, не узнал ли кто-то еще о его разговоре с Фордом. Суходрев заверил генсека, что специально переводил, понизив голос, чтобы никто, кроме Форда, его не услышал.

«Методы России с годами не меняются, так что нет ничего удивительного в том, что в 2016 году Россия сделала то же, что Брежнев предложил в 1975-м, — заключает Ян Лодал. — Разница в том, что в 2016-м предложение было принято, тогда как в 1975-м США возглавлял человек с колоссальным опытом и непоколебимыми принципами, и он это предложение проигнорировал».

Выборы 1976 года Джеральд Форд проиграл кандидату от Демократической партии Джимми Картеру.

«Брежнев, Форд, Родман и Суходрев уже умерли, и единственным участником тех событий остался я. Если бы Трамп не привлек внимание к попыткам России вмешаться в президентские выборы, я бы никогда не вспомнил об этом. Скорее всего, записка так и осталась бы погребенной под сотней тысяч других дипломатических документов той эпохи», — заявил изданию The Atlantic Ян Лодал.

{banner_819}{banner_825}
-40%
-10%
-20%
-10%
-10%
-23%
-20%
-20%
-20%
0061173