Максим Стефанович, член "Либерального клуба", специально для TUT.BY

Революции редко заканчиваются лишь свержением режима, обычно вслед за ними следует нестабильность. Украинский опыт это подтверждает. Спустя три года после смены власти у наших южных соседей политическое противостояние не прекращается. Обнищание населения, острая борьба элит и крайне низкий уровень доверия к власти сохраняют вероятность новых витков революции. TUT.BY разбирается, как изменился политический расклад в Украине за три года после смены власти.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Весной прошлого года Украина пережила очередной политический кризис — распалась коалиция пяти фракций «Европейская Украина». Главной жертвой стал премьер-министр Арсений Яценюк. Глубокий экономический спад 2014−2015 годов и низкий рейтинг премьера предопределили замену Яценюка на соратника президента Порошенко Владимира Гройсмана.

В новой коалиции остался «Блок Петра Порошенко» (БПП) и «Народный фронт» (НФ). Для ее существования необходимо 226 депутатских мандатов из 450. БПП и НФ имеют 221, необходимый порог добирается за счет внефракционных депутатов, поддержки небольших депутатских групп. Неустойчивость коалиции усугубляется отсутствием единства в президентской партии, что чревато досрочными выборами.

Президент и его команда

Переход «Батькивщины», Радикальной партии Олега Ляшко и «Самопомощи» в оппозицию усилил контроль президента над ключевыми постами. Большая часть министров и глав областных администраций — назначенцы Петра Порошенко. Президент защищает свою команду от нападок СМИ и оппозиции. Речь идет о Юрии Луценко (генпрокурор), Василии Грицаке (глава СБУ), Валерии Гонтаревой (глава Национального банка), Игоре Кононенко (зампредседателя фракции БПП), Борисе Ложкине и Игоре Райнине (бывший и нынешний главы Администрации президента). 

Петр Порошенко. Фото: пресс-служба президента Украины
Петр Порошенко. Фото: пресс-служба президента Украины

Еще одним шагом к укреплению власти президента стала вынужденная отставка Михаила Саакашвили с поста губернатора Одесской области и национализация «Приватбанка». Уход Саакашвили прекратил эксперимент с грузинскими реформами в отдельно взятой области. Попытка избавить регион от коррупции и излишней бюрократии осталась незавершенной. В Одессе открылся центр предоставления административных услуг, создана патрульная полиция, сокращен аппарат обладминистрации.

Другие начинания губернатора потонули в конфликтах с Игорем Коломойским, мэром Одессы, Кабмином и президентом. Сторонники Саакашвили считают, что ему помешали повторить грузинский успех. Противники обвиняют его в популизме, превышении полномочий и непрофессионализме. Теперь областью руководит Максим Степанов, лояльный руководству страны.

Петр Порошенко и Максим Степанов. 12 января 2017 года. Фото: пресс-служба президента Украины
Петр Порошенко и Максим Степанов. 12 января 2017 года. Фото: пресс-служба президента Украины

Хуже обстоят дела в БПП. Далеко не все в партии имени президента Украины его поддерживают. Депутаты Мустафа Найем и Сергей Лещенко, в прошлом — журналисты, обличают политику Порошенко похлеще многих оппозиционеров. Недавно Лещенко обвинил президента в давлении на ведущие телеканалы страны. Любой громкий скандал оборачивается выходом депутатов из президентской фракции. После парламентских выборов 2014 года ее покинул 21 депутат. Сколоченный на скорую руку блок держится лишь на авторитете президентской власти.

Важные посты сохраняет «Народный фронт»: в НФ входит спикер Рады Андрей Парубий, министр внутренних дел Арсен Аваков, секретарь СНБО Александр Турчинов, министр юстиции Павел Петренко. Партия Яценюка — значимый партнер, с которым Порошенко разделяет ответственность за результаты своего курса. А эти результаты неоднозначны.

Впервые с 2013 года экономика Украины растет. За 2016 год ВВП страны увеличился на 2,2%. На этот год Нацбанк Украины прогнозирует ускорение роста до 2,8%. Немного подросла средняя зарплата, составив к декабрю 2016 года 246 долларов. Правительство Гройсмана приписывает эту динамику проводимым комплексным реформам. Среди них — обязательное декларирование госслужащими своих доходов, создание прозрачной платформы государственных закупок, попытки либерализации внешней торговли.

Но эти реформы недостаточны и противоречивы. Государство сохраняет контроль над земельным фондом, провалились масштабная приватизация, степень вмешательства государства в экономику чрезвычайно высока. В индексе экономической свободы за 2017-й год Украина заняла 166-е место (Беларусь — 104-е), что несопоставимо с 13-й позицией Грузии, на реформы которой на словах ориентируются в Киеве.

Внутренние и внешние вызовы

Стабилизация экономики и предотвращение досрочных выборов весной прошлого года обнадежили украинское руководство, но с конца 2016 года начались новые проблемы.

Война компроматов. Раскручивается история с компроматом беглого украинского депутата и предпринимателя Александра Онищенко на президента. Разыскиваемый за мошенничество и казнокрадство Онищенко обвинил Порошенко в подкупе депутатов, отмывании денег, нецелевом использовании кредитов МВФ и т.д.

В подтверждение своих слов он приводит аудиозаписи контактов с представителем президента, снимки телефонных переговоров и часы со встроенным диктофоном, на которые он якобы записывал беседы с Порошенко. Беглый депутат передал эту информацию американским спецслужбам. К конкретным политическим последствиям этот скандал пока не привел. Власть отвергает обвинения, а у оппозиции нет голосов для попытки импичмента.

Стычки с добробатами. Еще один вызов — блокада добровольческими батальонами сепаратистских территорий, которая мешает снабжать углем промышленность и энергосистему Украины. Это не только создает чрезвычайную ситуацию в энергетике, но и требует установления контроля государства над батальонами. Иногда по идеологическим мотивам, иногда реализуя интересы заказчиков, вооруженные формирования препятствуют правительству.

Самый известный случай противостояния произошел летом 2015 года в закарпатском Мукачево, где завязалась перестрелка между «Правым сектором» и МВД из-за споров о контрабанде и участии в этом местных силовиков. 

Фото: Reuters
Армейские подразделения в Мукачево, 2015 год. Фото: Reuters

В феврале были столкновения вооруженных сил и формируемого батальона крымских татар. Большая часть конфликтов разрешается переговорами и взаимными уступками.

Конфликт на Донбассе. Главным вызовом остается периодическая эскалация конфликта на Донбассе. Интенсивные бои на линии соприкосновения ставят статус-кво под угрозу.

Ослабление международной поддержки. Тревожным для Украины стало ослабление международной поддержки. Украинские власти рассчитывали на продолжение американской помощи при президентстве Хиллари Клинтон. Хотя Белый дом высказался в поддержку возвращения Крыма, непонятно, на что может рассчитывать Украина при Дональде Трампе.

Поэтому украинские власти задействуют лоббистов в Вашингтоне, чтобы установить связи с республиканской администрацией. Этим занимается не только окружение Порошенко, но и миллиардер Виктор Пинчук, Юлия Тимошенко, Арсений Яценюк. Позиция США станет понятнее после встречи Дональда Трампа и Петра Порошенко. Но прагматичный и жесткий подход республиканцев заметен уже сейчас.

Есть проблемы и в отношениях с ЕС. Безвизовый режим для украинцев откладывается, теперь его ожидают к лету 2017 года. Более успешно развивается взаимная торговля. За год действия соглашения о зоне свободной торговли товарооборот с ЕС увеличился на 6%, достигнув почти 40% внешней торговли Украины. Это частично компенсировало потери от сокращения продаж на российском рынке, доля которого сейчас не превышает 10% внешней торговли Украины.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Грядущая смена власти во Франции, выборы в Германии и Нидерландах усиливают неопределенность. Разочарование Киева европейской позицией растет из-за разных подходов к Минским соглашениям. Украинских политиков возмутило заявление посла ФРГ в Украине: «Необязательно, что выборы на Донбассе могут состояться только тогда, когда там не будет российских войск». На почве исторических конфликтов растут противоречия с Польшей.

Раздробленная украинская оппозиция

Украинскую оппозицию условно можно разделить на «старую» парламентскую, «новую» парламентскую и внепарламентскую. К первой группе относятся бывшие регионалы, создавшие в 2014 году «Оппозиционный блок». Несмотря на «антимайданную» риторику соратников Виктора Януковича, эта партия иногда вступает в кулуарные договоренности с властью. Близкие к блоку украинские олигархи Ринат Ахметов, Дмитрий Фирташ, Сергей Левочкин не рискуют начинать конфронтацию с президентом.

Внутри «бело-голубой» оппозиции борются сторонники Виктора Медведчука, Левочкина, Ахметова. Поэтому «Оппозиционный блок» постепенно разваливается в региональных советах, а 44 депутата в Верховной Раде могут разойтись на несколько групп. Сторонники прежнего режима лишены большого влияния в масштабах всей страны, но доминируют в некоторых городах и районах юго-востока страны. Яркий пример — городской голова Харькова Геннадий Кернес.

Новая парламентская оппозиция появилась после распада большой коалиции. «Батькивщина», «Самопомощь» и Радикальная партия Ляшко не имеют глубоких идеологических расхождений с властью, но осуждают курс правительства Гройсмана.

Юлия Тимошенко успешно зарабатывает политический капитал на критике правительства. Она понесла тяжелое поражение в 2014 году, проиграв президентские и парламентские выборы. Но сейчас ее рейтинг сравнялся с Порошенко, а в случае досрочных парламентских выборов «Батькивщина» может стать крупнейшей фракцией.

Тимошенко пытается оседлать недовольство тарифами на ЖКУ и ситуацией на фронте. Это раздражает премьер-министра Гройсмана, который назвал Тимошенко «мамой коррупции, популизма и неэффективности». Юлия Владимировна проявила себя и во внешней политике, встретившись с Трампом во время молитвенного завтрака в Вашингтоне.

Юлия Тимошенко. Фото: Reuters
Юлия Тимошенко. Фото: Reuters

Лидер «Самопомощи» Андрей Садовый утратил прежнюю популярность. Его успешный опыт руководства Львовом открывал дорогу к возможному президентству. Но кризис с вывозом мусора из города, который продолжается уже восемь месяцев, помог дискредитировать Садового. В большинстве опросов «Самопомощь» опустилась на 4−5-е место.

Эпатажные речи Олега Ляшко приковывают внимание СМИ, но у лидера Радикальной партии мало шансов превзойти свои 8% на президентских выборах 2014 года. Националистический популизм Ляшко привлекает сельский электорат, избирателей без высшего образования, но в крупных городах Радикальная партия уступает той же «Самопомощи».

Лидеры украинской оппозиции критикуют друг друга не менее жестко, чем власть. Это снижает вероятность их совместных действий. Но и вне Верховной Рады множество политиков выступают против правительства.

Бывший глава Днепропетровской области Игорь Коломойский хоть и лишился «Приватбанка», но сохранил влияние внутри страны. Орудиями Коломойского остаются СМИ и партийные проекты: телеканал «1+1», партии «УКРОП» и «Возрождение». Конфликтность лидера бизнес-группы «Приват» мешает создавать прочные политические альянсы. Даже его давний союзник Борис Филатов (мэр Днепра) сейчас противостоит попыткам Коломойского руководить городом.

Туманно будущее Михаила Саакашвили в украинской политике. Перейдя в оппозицию, бывший президент Грузии ищет новых союзников. Недавно он провел переговоры с Садовым и Анатолием Гриценко. Гриценко хронически не везет на выборах, но его «Гражданская позиция» может войти в коалицию Саакашвили. У Саакашвили нет мощной партийной структуры для реализации своих амбиций. Поэтому он собирает вокруг себя несколько непарламентских партий, которые разделяют его либерально-реформаторские взгляды.

Немалые проблемы испытывает Надежда Савченко. Освобожденная из плена летчица была самым популярным украинским политиком в середине прошлого года. Но она стала делать жесткие, иногда скандальные заявления. Резкий характер и президентские амбиции Савченко предсказуемо лишили ее союзников. Юлия Тимошенко терпела ее в «Батькивщине» лишь полгода.

Надежда Савченко в Верховной раде. 31 мая 2016 года. Фото: Reuters
Надежда Савченко в Верховной раде. 31 мая 2016 года. Фото: Reuters

Савченко бросает вызов власти и оппозиции, обвиняет их в коррумпированности, называет Порошенко «врагом народа». Готовность летчицы к переговорам с сепаратистами и публикация списков пленных возбудили подозрения в предательстве. Сейчас ее рейтинг упал до 1−2%, но Савченко продолжает попытки изменить украинскую политику. Путь бывшей летчицы в политике труден, поскольку к компромиссам она не готова.

Националисты и добровольцы. На фоне патриотического подъема в Украине действует немало националистических организаций и партий. Они отвергают действующую власть, обвиняя ее в предательстве и сговоре с Россией. Ультраправые структуры сохраняют революционный настрой, требуют полной перезагрузки политической системы. Помимо «Правого сектора» и «Свободы», свои политические проекты создают добровольческие батальоны. Некоторые прибегают к насилию и вандализму, другие остаются в правовом поле.

Обнищание населения и неудовлетворенность итогами Майдана усиливает протестные настроения. В дни очередной годовщины расстрела Майдана в Киеве вновь прошли столкновения активистов правой оппозиции и силовиков. Многие лидеры украинского национализма понимают опасность нового витка революции в условиях военного конфликта. Дмитрий Ярош предлагает создать единую добровольческую армию по аналогии с территориальной обороной в Польше, Эстонии и Швейцарии. Она должна стать альтернативой политическому радикализму и анархии. Но власти пока не дают окончательного ответа.

В Украине постоянно образуются политические силы. Депутат Рабинович летом прошлого года создал партию «За жизнь!», которая соревнуется с «Оппозиционным блоком» за голоса жителей восточных и южных областей. Многие гражданские активисты пытаются создать новые политические силы, избавленные от коррупции и влияния олигархов. Так себя преподносит «Сила людей», «ДемАльянс», «Народный контроль» и т.д. На локальном уровне у них случаются успехи, но общенациональной поддержки нет. Заметна либертарианская партия «5.10» бизнесмена Геннадия Балашова, социал-демократические объединения.

Будут ли в Украине досрочные выборы?

Пока вероятность досрочных парламентских выборов невелика. Блок Порошенко и Народный фронт рискуют потерять большинство, поэтому власть избегает роспуска парламента. Не все и в оппозиции выиграют от выборов. «Батькивщина» и, возможно, «Оппозиционный блок» рассчитывают увеличить свои фракции, остальные партии не видят выгод от такого сценария.

Ситуацию могут изменить массовые протесты или окончательный распад коалиции. Роспуск Верховной Рады станет катастрофой для «Народного фронта» Яценюка, который полностью лишился народной поддержки. Его члены ищут другие партии, чтобы остаться в политике.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Шансом президентского блока на досрочных выборах станет дробление оппозиции между множеством партий. Новую коалицию могут создать БПП, небольшие лояльные фракции и беспартийные депутаты. Резервным вариантом удержания власти остается военное положение, во время которого любые выборы запрещены.

Досрочные президентские выборы еще менее вероятны. Президента Украины должны избрать в 2019 году, а сейчас лишь Тимошенко заинтересована в изменении графика. Вместо выборов власть и оппозиция идут на политический торг.

Президентский блок зазывает оппозиционные фракции вернуться в коалицию, что неудивительно для Украины, где друзья и враги в политике меняются очень быстро. Пока удалось заручиться ограниченной поддержкой Олега Ляшко. Радикальная партия подписала с БПП и НФ декларацию «Единство ради победы», что стало первым шагом к новой коалиции.

Но самым большим вызовом для украинских политиков является кризис доверия. В рейтинге кандидатов в президенты лидирует Тимошенко, Порошенко и лидер «Оппозиционного блока» Юрий Бойко, но каждому из них не доверяют более 2/3 жителей страны. Аналогичная ситуация у остальных политиков. И пока не видно, чтобы отношение людей к политической элите менялось в лучшую сторону.

-10%
-10%
-30%
-5%
-10%
0070692