Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
Общество
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272812345
  • Популярное

В мире


Александр Мосесов,

Вопросы создания военного хаба в Неаполе для защиты от «угроз с юга», повышения оборонных расходов стран - членов блока и выстраивания отношений с Россией были подняты на встрече министров обороны организации в столице Бельгии. Подробнее о заявлениях и решениях, принятых альянсом в среду и четверг, — в материале ТАСС.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Позиция силы

Традиционной темой для обсуждения практически на каждом мероприятии североатлантического блока, будь то встречи министров обороны и иностранных дел или ежегодный саммит, является подход НАТО к России. Отношения между альянсом и Кремлем резко ухудшились за последние три года, что привело к заморозке сотрудничества. При этом каналы связи, как политические, так и военные, остаются открытыми.

Так, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг еще во вторник заявил, что не упустит возможности встретиться с главой российского МИДа Сергеем Лавровым на Мюнхенской конференции по безопасности, которая проходит с 17 по 19 февраля. Столтенберг также напомнил, что в 2016 году было проведено три заседания Совета Россия — НАТО (СРН), основной площадки выстраивания отношений, учрежденной в 2002 году.

Генсек НАТО полагает, что работавший во времена холодной войны «диалог с надежным сдерживанием» будет полезным и в настоящее время.

Впрочем, заявление генсека было одним из самых мягких из прозвучавших в адрес России за два дня встречи министров обороны североатлантического блока.

Министр обороны Великобритании Майкл Фэллон заявил в интервью телеканалу Sky News, что Россия стала для Запада «стратегическим конкурентом» и «больше не является партнером». Фэллон отметил, что при этом взаимодействие с Россией необходимо.

А о характере такого взаимодействия заявил министр обороны США Джеймс Мэттис. И его жесткое заявление вызвало негативную реакцию в России.

«Мы по-прежнему открыты для возможностей восстановления партнерских отношений с Москвой, но в своих ожиданиях остаемся реалистами и обеспечиваем нашим дипломатам возможность ведения переговоров с позиции силы», — сказал Мэттис.

Глава российского военного ведомства Сергей Шойгу в ответ заявил, что попытки выстраивать диалог с Москвой с позиции силы бесперспективны. А вице-премьер России Дмитрий Рогозин и вовсе посоветовал коллегам из НАТО «внимательно изучить материальную часть» перед тем, как делать подобные заявления.

Черноморские компоненты

В заключительный день встречи Йенс Столтенберг сделал еще одно заявление, вызвавшее обеспокоенность в Москве.

«НАТО усиливает наземный и морской компоненты своего присутствия в Черном море с целью проведения учений и сбора информации о ситуации в регионе», — сказал Столтенберг, не уточнив, кто именно и какого рода информацию будет собирать. При этом добавив, что усиление не нарушит положения Конвенции Монтрё о статусе проливов 1936 года.

Постоянный представитель РФ при НАТО Александр Грушко отметил, что черноморский регион затрагивает «жизненные интересы Российской Федерации», а решение военного блока — «еще один шаг в сторону усиления напряженности».

Об усилении военного присутствия в регионе Столтенберг уже заявлял в январе. И хотя тема присутствия военных кораблей стран НАТО, не входящих в черноморский регион, постоянно обсуждается союзниками по североатлантическому блоку, четкой доктрины НАТО в отношении Черного моря не существует.

Особое рвение проявляли ВМС США, высказываясь за увеличение срока патрулирования своих кораблей до четырех месяцев (согласно Конвенции Монтрё, срок пребывания американских кораблей в Черном море ограничен 21 днем).

Финансовый вопрос

Главы военных ведомств стран НАТО, конечно же, не смогли обойти стороной тему оборонных расходов, которая с недавних пор также стала традиционной. Этому вопросу в НАТО было придано особое значение в 2014 году, когда на саммите в Уэльсе была принята декларация, 14 пункт которой гласит, что страны блока будут стремиться к достижению уровня оборонных расходов отметки в 2% от внутреннего валового продукта.

Британский Международный институт стратегических исследований (IISS) в своем ежегодном докладе «Военный баланс — 2017» (The Military Balance 2017) отмечает, что из 28 стран - членов блока соблюдают 2%-ную «норму» лишь три государства: США, Греция и Эстония. Великобритания, согласно подсчетам IISS, потратила на «оборонку» 1,98%.

При этом генсек НАТО отметил на министерской встрече, что в реальном выражении оборонные расходы Канады и европейских союзников выросли в 2016 на 3,8%. Однако, судя по характеру заявлений министров в Брюсселе, этого оказалось недостаточно.

Джеймс Мэттис заявил, что если европейские союзники не будут доводить оборонные расходы до 2%-ного уровня, США могут «ограничить свой вклад в оборону» этих стран.

С пониманием к этому заявлению отнеслась глава немецкого оборонного ведомства Урсула фон дер Ляйен.

«Мы должны больше инвестировать в бундесвер, а это означает, что бюджет соответственно должен расти», — сказала она. При этом глава немецкого МИДа Зигмар Габриэль поспешил отметить, что резкое повышение военных расходов «нереалистично».

Итальянский хаб

На двухдневной встрече также было объявлено о создании военного центра для южного направления на базе Командования объединенных сил НАТО в Неаполе.

По словам генсека альянса, в хабе будет работать порядка 100 человек, но точной даты введения центра в эксплуатацию пока нет.

«Этот хаб даст нам особые возможности и инструменты для ответа на вызовы с юга. Его роль заключается в повышении наших способностей координации действий, лучшего понимания ситуации, угроз и вызовов, исходящих, в частности, из Северной Африки», — сказал Столтенберг.

Создание центра примечательно тем, что это первый за многие годы новый центр военного блока, не расположенный в непосредственной близости от российских границ.