108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  2. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  3. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  4. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  5. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  6. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  7. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  8. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  13. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  14. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  15. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  18. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  19. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  20. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  23. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  24. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  25. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  26. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  27. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  28. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  29. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  30. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг


Султан Сулейманов,

Китайский фермер Ван Эньлинь с 2001 года боролся с корпорацией, которая загрязнила землю в его деревне. Мужчине пришлось самостоятельно изучить юриспруденцию, чтобы подать иск. И это дало результат: 16 лет спустя Эньлинь смог добиться компенсации в суде.

В конце января 2001 года, накануне китайского Нового года, Ван Эньлинь играл в карты с соседями и варил пельмени. Неожиданно их деревню, расположенную на окраине городского округа Цицикар, залило загрязненной водой с ближайшего завода. Поток был таким сильным, что вода оказалась внутри дома. Попала она и на землю, которую возделывали местные крестьяне.

Завод, принадлежащий государственной корпорации Qihua Group, производил поливинилхлорид — пластмассу, которая используется, например, как уплотнитель в холодильниках. Согласно заключению местных властей, сельхозугодья, на которые попала загрязненная вода, стали не пригодными для использования.

Местные жители утверждают, что в последующие годы завод продолжал сливать отходы в сторону деревни — по 15−20 тысяч тонн в год. Кроме того, Qihua занял обширный участок земли остатками карбида кальция и загрязнил местный пруд.

Еще в 2001 году Ван Эньлинь обратился в местное бюро по земельным ресурсам с жалобой на загрязнение почвы. Чиновники потребовали представить доказательства, а фермер не знал, как их представить, — он закончил всего три класса в школе.

«Я знал, что я был прав, но не знал, какой закон нарушил завод и существуют ли доказательства нарушения», — рассказал Эньлинь журналистам. Чтобы добиться справедливости, он начал изучать юриспруденцию.

Фермер занимался самообразованием. У него не было денег на покупку книг, поэтому он изучал их в книжном магазине, выписывая нужную информацию. Чтобы его пускали в магазин, Эньлинь приносил продавцу мешки с кукурузой.

Пользователи Reddit отмечают, что самообучение на китайском — трудное дело. Тексты в книгах (особенно в юридической литературе) записаны без транскрипции, и понять, как звучит то или иное слово, не имея образования, невозможно. Поэтому Эньлиню приходилось пользоваться словарем, чтобы узнавать транскрипцию и значение слов, которые он встречал в книгах.

Как долго фермер учился, неизвестно. В 2007 году Эньлиню и его соседям начала помогать юридическая фирма, специализирующаяся на делах о загрязнении окружающей среды. С ее помощью они подали в суд на Qihua, но дело начали рассматривать только в 2015 году. Причина восьмилетней задержки неизвестна.

В январе 2015-го борьба Эньлиня принесла успех — суд первой инстанции обязал Qihua выплатить 55 семьям, пострадавшим от загрязнения, 820 тысяч юаней (семь миллионов рублей).

Корпорация подала апелляцию, решение суда второй инстанции пока не вынесено. Однако, как отмечает «Жэньминь жибао», Qihua к концу 2016 года выполнила требование очистить землю, загрязненную карбидом кальция, — его перенесли внутрь завода.

Как заявил Эньлинь, в этой победе важна не компенсация — на каждую семью приходится всего по 15 тысяч юаней (130 тысяч рублей). Важно, что фермеры показали — они готовы побороться за свои права.

-20%
-30%
-10%
-50%
-25%
-20%
-50%
-50%
-27%
-23%
-12%