101 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходит в Беларуси 1 марта
  2. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  3. «В киевской миграционке мне сказали, что я в первой десятке». Айтишник — о переезде в Украину
  4. В Беларуси создали собственную ракету для «Полонеза» (ее очень ждал Александр Лукашенко)
  5. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  6. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  7. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  8. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  9. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  10. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  11. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  12. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  13. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  14. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  15. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  16. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  17. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  18. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  19. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  20. Названы победители «Золотого глобуса» (почти без сюрпризов)
  21. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  22. «Реальность гораздо жестче». Кто он — автор сатирического телеграм-канала «Советская Белоруссия»?
  23. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  24. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  25. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  26. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  27. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  28. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  29. Весна наступила, но зима не сдается. К выходным вновь похолодает
  30. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной


Он еще совсем ребенок, но уже успел пережить нападение «Исламского государства», похищение, потерю родителей, продажу чужим людям и возвращение к родным. Историю про то, как ломают жизни террористы, рассказывает журналист Reuters Мухаммед Хамед.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Его имя Айман, но семейная пара, которая купила мальчика за 500 долларов у боевиков «Исламского государства» и привела к себе домой в иракскую деревню, называли его Ахмед.

Боевики ИГ убили или взяли в рабство родителей Аймана, которые принадлежат к езидам (представители религиозного меньшинства в Ираке, которые систематически становятся жертвами террористов. — TUT.BY), а четырехлетнего ребенка продали мусульманской паре Умми и Абу Ахмед.

Айман прожил со своими приемными родителями 18 месяцев. Родные мальчика решили, что он погиб или пропал без вести, как тысячи езидов, которых уничтожают боевики ИГ, что ООН расценила как покушение на геноцид.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Несколько недель назад иракские военные отвоевали восток Мосула и его окрестности. Тогда военные и нашли Аймана. Мальчика вернули выжившим родственникам, но тут развернулась новая трагедия — расставание с приемной семьей.

Окна одноэтажного дома пары, который стоит на восточном берегу реки Тигр, разрушены взрывной волной. Это свидетельства жестоких противостояний, которые возобновятся, когда иракские военные примутся освобождать оставшуюся часть города.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Абу Ахмед в своем доме в Ираке показывает журналистам на телефоне фотографии ребенка: «Тут он едет на велосипеде. Здесь стоит в нашем холле. А вот играет с машинкой». Еще он показал коробку с игрушками мальчика: тут машинки, конструктор, а также детская книга для изучения арабского.

Идея усыновить ребенка принадлежала Умми. У пары нет своих детей, и услышав, что ИГ продает сирот в городе Тель-Афар в 40 км к западу, отправились туда.

«Я хотела познакомить ребенка со своей религией, исламом», — говорит Умми, лицо которой скрыто чадрой.

Муж Умми Абу, государственный служащий, был против идеи жены, но не смог остановить ее. Женщина одна отправилась в детский дом, который находился под контролем боевиков, и купила там Аймана за свою зарплату учителя.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Мальчик плакал и не хотел идти с Умми, но она уговорила его, пообещав что-нибудь купить. Время шло, и ребенок привык к новой семье. Умми и Абу сказали окружающим, что это их племянник, научили его арабскому вместо курдского и записали в школу под именем Ахмед Шариф. Но большую часть времени мальчик проводил в новом доме.

«Он очень умный. Я научила его молиться. Вы не представляете, сколько из Корана он запомнил», — рассказывает женщина.

Приемные родители не хотели, чтобы мальчик забыл свои корни, и просили его рассказывать о том, как он жил в своей деревне. Однако они учили его не рассказывать людям, что он езид.

Боевики ИГ установили жесткие правила, когда захватили город: нельзя было курить, смотреть телевизор, слушать радио, мужчины должны были отращивать бороды, а женщины скрывать тело и лицо под одеждами. Религия езидов сформирована на элементах зороастризма, иудаизма, христианства, ислама и манихейства. Но исламисты считают езидов поклонниками дьявола.

Иногда Айман расспрашивал про свою семью, но Умми и Абу не знали, что с ними произошло. В Тель-Афаре была сестра-подросток Аймана, ее боевики взяли в качестве рабыни, а также их брат, его продали в детском доме. Их дальнейшая судьба неизвестна.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Когда иракские войска при поддержке США освободили часть Мосула от «Исламского государства», жизнь четы Ахмед пошла наперекосяк. Когда военные вошли в деревню, где жила пара, командир получил информацию о мальчике и отправил солдат забрать его. Мужу и жене ничего не оставалось, как только отдать ребенка.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Айман не хотел уходить от приемных родителей: он плакал и цеплялся за Умми. Она умоляла солдат оставить ребенка с ней, также она успокаивала малыша и говорила ему: «Сейчас ты пойдешь и увидишь свою мать, а когда вырастешь, то сможешь вернуться и увидеть меня».

Родители Ахмеда и большинство его родственников до сих пор не найдены. Мальчика отвезли к его дяде и бабушке, которые живут в лагере езидов недалеко от Эр-Рашидия.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Дядя мальчика Самир Рашо Халаф (слева на фото) считал, что его племянник убит. Но 28 января он увидел сообщение в Facebook о найденном ребенке езидов по имени Айман Амин Баракат.

«Я был поражен. Это чудо, он вернулся из мертвых», — говорит Халаф.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Когда военные передали ребенка родственникам, он снова сильно плакал и просил вернуть его приемным родителям.

Спустя время корреспондент Reuters вернулся в лагерь, где остался мальчик и его семья. Он застал ребенка вполне счастливым. На вопрос, нравилось ли ему жить с приемными родителями, Ахмед ответил «да». То же самое мальчик сказал, когда журналист поинтересовался, счастлив ли он вернуться к своим родным.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Дядя Ахмеда говорит: он благодарен Умми и Абу, что они заботились о племяннике и что он не попал в лагерь, где ИГ превращает детей в боевиков. Но он также зол на пару, что та не старалась найти родных ребенка, и не дал им поговорить с мальчиком, хотя они просили.

«Мы не вспоминаем про приемных родителей при ребенке, так что он скоро их забудет», — рассказывает Самир Халаф.

В то же время Умми верит, что ее Айман не забудет их и однажды вернется.

Фото: Reuters
Фото: Reuters
-5%
-30%
-10%
-20%
-12%
-20%
-10%
-20%
-10%
-20%
-15%