Он еще совсем ребенок, но уже успел пережить нападение «Исламского государства», похищение, потерю родителей, продажу чужим людям и возвращение к родным. Историю про то, как ломают жизни террористы, рассказывает журналист Reuters Мухаммед Хамед.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Его имя Айман, но семейная пара, которая купила мальчика за 500 долларов у боевиков «Исламского государства» и привела к себе домой в иракскую деревню, называли его Ахмед.

Боевики ИГ убили или взяли в рабство родителей Аймана, которые принадлежат к езидам (представители религиозного меньшинства в Ираке, которые систематически становятся жертвами террористов. — TUT.BY), а четырехлетнего ребенка продали мусульманской паре Умми и Абу Ахмед.

Айман прожил со своими приемными родителями 18 месяцев. Родные мальчика решили, что он погиб или пропал без вести, как тысячи езидов, которых уничтожают боевики ИГ, что ООН расценила как покушение на геноцид.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Несколько недель назад иракские военные отвоевали восток Мосула и его окрестности. Тогда военные и нашли Аймана. Мальчика вернули выжившим родственникам, но тут развернулась новая трагедия — расставание с приемной семьей.

Окна одноэтажного дома пары, который стоит на восточном берегу реки Тигр, разрушены взрывной волной. Это свидетельства жестоких противостояний, которые возобновятся, когда иракские военные примутся освобождать оставшуюся часть города.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Абу Ахмед в своем доме в Ираке показывает журналистам на телефоне фотографии ребенка: «Тут он едет на велосипеде. Здесь стоит в нашем холле. А вот играет с машинкой». Еще он показал коробку с игрушками мальчика: тут машинки, конструктор, а также детская книга для изучения арабского.

Идея усыновить ребенка принадлежала Умми. У пары нет своих детей, и услышав, что ИГ продает сирот в городе Тель-Афар в 40 км к западу, отправились туда.

«Я хотела познакомить ребенка со своей религией, исламом», — говорит Умми, лицо которой скрыто чадрой.

Муж Умми Абу, государственный служащий, был против идеи жены, но не смог остановить ее. Женщина одна отправилась в детский дом, который находился под контролем боевиков, и купила там Аймана за свою зарплату учителя.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Мальчик плакал и не хотел идти с Умми, но она уговорила его, пообещав что-нибудь купить. Время шло, и ребенок привык к новой семье. Умми и Абу сказали окружающим, что это их племянник, научили его арабскому вместо курдского и записали в школу под именем Ахмед Шариф. Но большую часть времени мальчик проводил в новом доме.

«Он очень умный. Я научила его молиться. Вы не представляете, сколько из Корана он запомнил», — рассказывает женщина.

Приемные родители не хотели, чтобы мальчик забыл свои корни, и просили его рассказывать о том, как он жил в своей деревне. Однако они учили его не рассказывать людям, что он езид.

Боевики ИГ установили жесткие правила, когда захватили город: нельзя было курить, смотреть телевизор, слушать радио, мужчины должны были отращивать бороды, а женщины скрывать тело и лицо под одеждами. Религия езидов сформирована на элементах зороастризма, иудаизма, христианства, ислама и манихейства. Но исламисты считают езидов поклонниками дьявола.

Иногда Айман расспрашивал про свою семью, но Умми и Абу не знали, что с ними произошло. В Тель-Афаре была сестра-подросток Аймана, ее боевики взяли в качестве рабыни, а также их брат, его продали в детском доме. Их дальнейшая судьба неизвестна.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Когда иракские войска при поддержке США освободили часть Мосула от «Исламского государства», жизнь четы Ахмед пошла наперекосяк. Когда военные вошли в деревню, где жила пара, командир получил информацию о мальчике и отправил солдат забрать его. Мужу и жене ничего не оставалось, как только отдать ребенка.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Айман не хотел уходить от приемных родителей: он плакал и цеплялся за Умми. Она умоляла солдат оставить ребенка с ней, также она успокаивала малыша и говорила ему: «Сейчас ты пойдешь и увидишь свою мать, а когда вырастешь, то сможешь вернуться и увидеть меня».

Родители Ахмеда и большинство его родственников до сих пор не найдены. Мальчика отвезли к его дяде и бабушке, которые живут в лагере езидов недалеко от Эр-Рашидия.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Дядя мальчика Самир Рашо Халаф (слева на фото) считал, что его племянник убит. Но 28 января он увидел сообщение в Facebook о найденном ребенке езидов по имени Айман Амин Баракат.

«Я был поражен. Это чудо, он вернулся из мертвых», — говорит Халаф.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Когда военные передали ребенка родственникам, он снова сильно плакал и просил вернуть его приемным родителям.

Спустя время корреспондент Reuters вернулся в лагерь, где остался мальчик и его семья. Он застал ребенка вполне счастливым. На вопрос, нравилось ли ему жить с приемными родителями, Ахмед ответил «да». То же самое мальчик сказал, когда журналист поинтересовался, счастлив ли он вернуться к своим родным.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Дядя Ахмеда говорит: он благодарен Умми и Абу, что они заботились о племяннике и что он не попал в лагерь, где ИГ превращает детей в боевиков. Но он также зол на пару, что та не старалась найти родных ребенка, и не дал им поговорить с мальчиком, хотя они просили.

«Мы не вспоминаем про приемных родителей при ребенке, так что он скоро их забудет», — рассказывает Самир Халаф.

В то же время Умми верит, что ее Айман не забудет их и однажды вернется.

Фото: Reuters
Фото: Reuters
{banner_819}{banner_825}
-25%
-25%
-21%
-10%
-42%
-25%
-10%
-20%
-21%
-50%
-30%
-10%