Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


Дина Пьяных,

Немногие в Египте сегодня, спустя шесть лет, с теплотой вспоминают о революционных событиях, которые начались с «протеста роз» 25 января 2011 года и завершились отставкой президента Хосни Мубарака 11 февраля. Народ больше обеспокоен экономической ситуацией в стране — людей волнует хлеб, который дорожает с каждым днем.

Фото: Reuters
Дым над Каиром после столкновений демонстрантов с полицией, 28 января 2011 года. Фото: Reuters

Экономический провал

Три недели жесткого противостояния, массовых беспорядков и столкновений, недели победной эйфории и последующие месяцы радостных ожиданий перемен обернулись глубоким экономическим провалом: встали многие производственные мощности, бесконечные протесты и пикеты сбили многолетний привычный рабочий цикл, и потребовалось еще немало времени, чтобы заново заработали заводы и фабрики. Кризисы в сфере туризма, вызванные массовым оттоком приезжих из-за нестабильной ситуации в сфере безопасности, сначала в 2011 году, а затем в 2013-м привели к истощению золотовалютных резервов, которые страна почти «проела» за два с небольшим года.

Когда отрасль только начала оживать, а власти строить радужные надежды на восстановление дореволюционных показателей по притоку туристов, в октябре 2015 года в небе над Синаем был взорван российский самолет с 224 пассажирами на борту. В результате РФ полностью прервала авиасообщение с Египтом, многие европейские государства закрыли для своих туристов курорты Синая. Миллионы египтян, выживавших за счет туризма, оказались без работы.

Фото: Reuters
Полиция применяла слезоточивый газ и водометы для разгона демонстрантов в Каире, 25 января 2011 года. Фото: Reuters

Попытки устоять

Попытки властей страны искусственно влиять на курс национальной валюты привели лишь к процветанию черного рынка, на котором египетский фунт стоил вдвое дешевле официального курса, и глубокому финансовому кризису: в последние до девальвации месяцы были наложены очень жесткие ограничения по снятию наличных средств с банковских вкладов и использованию карт за границей. Дошло до того, что пользователи карт не могли снимать более $ 200−300 в месяц. Многие иностранные ритейлеры вынуждены были уйти с египетского рынка из-за невозможности обмена валюты.

В итоге центральный банк страны вынужден был пойти на крайнюю меру — девальвацию фунта, который был отправлен в свободное плавание. И очень скоро национальная валюта подешевела вдвое, а официальный курс закрепился на уровне 18,5−18,9 фунтов за доллар. Эта мера позволила немного выровнять ситуацию с валютными поступлениями — свободная купля-продажа валюты и снятие банковских ограничений привели к некоторой стабилизации на валютном рынке.

При этом падение курса египетского фунта мгновенно спровоцировало резкий скачок цен, который был связан с удорожанием закупочных цен, ведь Египет в значительной степени живет за счет импорта, а для производства многих местных товаров нередко используют привозные комплектующие.

Фото: Reuters
Сгоревшей бронированный автомобиль египетской армии в центре Каира, 28 января 2011. Фото: Reuters

Египетская экономика, в значительной степени базирующаяся на дотациях, трещала по швам, выделенных богатыми арабскими государствами Персидского залива кредитов и финансовой помощи не хватало. Каир вынужден был обратиться в МВФ, Всемирный банк и другие международные кредитные организации. Главным условием предоставления средств стали реформы. В обмен на $ 12 млрд от Каира потребовали проведения налоговой реформы, предоставления стабилизационной программы экономических преобразований, а также болезненную отмену госдотаций, повышения налогов, снижения дефицита бюджета, либерализации торговли и снятия ограничений на импорт и экспорт.

Затягивание поясов

Частичная отмена госдотаций началась с бензина — всего через несколько дней после девальвации национальной валюты власти подняли цены на топливо. Самая обсуждаемая тема последних месяцев — рост цен на лекарства. Пока не сняты дотации на хлеб — лепешки из муки крупного помола рагыф, составляющие основу рациона большинства населения, подорожали, но не так значительно. Видимо, здесь дотации будут сохраняться до последнего — повторения «хлебных бунтов» 1977 года не хочет никто.

Хотя в воздухе уже витают такие настроения — зарплаты и пенсии не следуют за курсом доллара. Дорожает образование, и родители вынуждены переводить детей в школы похуже.

Впрочем, каких-то новых революций Египту сейчас ждать не стоит — слишком устала и выдохлась страна от политических волнений, выборов, смен власти, когда за несколько лет Египет, при Мубараке увеличивавший ВВП на 3−5% каждый год, умудрился перевернуться с ног на голову, а теперь пытается вновь обрести зыбкую почву под ногами.

Фото: Reuters
Демонстранты на площади Тахрир в Каире, 30 января 2011 года. Фото: Reuters

А что касается наследия революции 2011 года, то, как считают тогдашние активисты, ее достижения «уже выброшены на помойку». Потрясения не принесли процветания и свобод. Коррупция, против которой выступала молодежь на площади Тахрир, преодолевается с огромным трудом, а Северный Синай превратился в оплот нестабильности. Египетская армия и полиция многие месяцы противостоят экстремистским элементам в этом регионе, едва ли не ежедневно теряя в терактах бойцов. Кто-то прошел через тюрьму, кто-то просто уехал из страны. Многие жители признаются, что вынуждены просто-напросто выживать.

Встать с колен

Египту сейчас очень важно встать с колен, перестать зависеть от иностранной помощи и поднять свою экономику, пусть и через болезненные, но необходимые ему реформы. Поэтому здесь так ждут возрождения туризма, открытия авиасообщения с РФ и возвращения россиян на курорты. Надеются египтяне и на увеличение доходов от Суэцкого канала, вкладывают средства в строительство нового русла, запуск которого позволит увеличить пропускную способность и принести в казну дополнительные валютные средства. Здесь оптимистично смотрят на развитие отечественного производства, поэтому строят планы по развитию зон свободной торговли с другими странами, в том числе и Россией.

Стране придется еще многое пережить, пока она не встанет на путь устойчивого развития. Вот только миллионам выживающих египтян, армия которых множится с каждым днем, в том числе и за счет демографического бума, это будет сложно понять и принять.

Пять лет революций и войн. К чему привела "арабская весна"

-20%
-40%
-30%
-10%
-15%
-20%
-35%
-20%
-10%
-5%
-21%