175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  2. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  3. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  4. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  5. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  6. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  7. Дожди зарядили на все выходные? Прогноз погоды на ближайшие дни
  8. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  9. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  10. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  11. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  12. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  13. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  14. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  15. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  16. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  17. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  18. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  19. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  20. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  21. В Минске начали рассматривать большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, начались задержания
  22. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  23. Бывшего военного приговорили к 18 годам колонии. Его признали виновным в измене государству
  24. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  25. Возле Дома правосудия в Минске во время процесса над студентами задержана журналист TUT.BY
  26. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  27. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  28. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  29. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  30. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу


Журналисты Мишель Спеккерс и Стефан Бек были задержаны в аэропорту Амстердама после того, как вернулись с Донбасса. Полиция изъяла у них человеческие останки и фрагменты Boeing 777, взятые с места крушения рейса МН17 под Донецком. Однако, как рассказал «Газете.Ru» Мишель Спеккерс, кое-какие материалы удалось спасти от конфискации и результаты работы журналистов будут обнародованы в ближайшее время.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Голландские журналисты были задержаны полицией после прибытия в аэропорт Амстердама в понедельник, 9 января. Всю предыдущую неделю Мишель Спеккерс и Стефан Бек провели на Донбассе. Целью поездки было проведение серии интервью с местными жителями. Журналисты еще до поездки уведомили МИД Нидерландов о том, что летят на Донбасс.

Спеккерс и Бек были поражены, что на месте крушения рейса МН17 все еще остаются обломки самолета и даже кости, происхождение которых еще нужно определить.

Напомним, Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines, следовавший по курсу Амстердам — Куала-Лумпур, потерпел крушение 17 июля 2014 года у города Торез под Донецком. На его борту находились 298 человек, большинство — подданные Нидерландов. Кроме того, в самолете были малайзийцы, австралийцы, британцы, филиппинцы, бельгийцы, немцы, индонезийцы и один канадец. Все они погибли.

Несмотря на то что расследование со стороны Нидерландов закончено, журналисты убеждены в том, что работу на месте крушения необходимо продолжать.

«Нидерланды утверждают, что расследование закончено, и отказываются посылать на место крушения МН17 специалистов якобы из-за ситуации с безопасностью, — рассказал „Газете.Ru“ Спеккерс. — Однако мы видели собственными глазами, что работу на месте крушения продолжить можно и нужно. Видимо, наши власти просто не хотят этого. Несколько тел жертв катастрофы в Нидерланды так и не вернулось. И мне кажется, это просто стыдно. Власти нашей страны политизировали расследование и поэтому не могут завершить даже сбор останков».

Более того, у журналистов были изъяты все материалы, собранные во время поездки.

«Все материалы о трагедии, собранные мною и Мишелем Спеккерсом, например, записи уличных интервью, конфискованы полицией по прибытии в Нидерланды», — ранее писал в своем Facebook Стефан Бек. По словам журналистов, сотрудники правоохранительных органов забрали у них не только телефон, ноутбук и камеру, но и предметы, найденные на месте крушения. Спеккерс подтвердил, что привез с собой с Донбасса останки тел.

«Это был кусок кости. Я не специалист и поэтому не могу сказать, была ли это кость животного или человека. Именно поэтому я хотел привезти ее в Нидерланды, чтобы передать для анализов. Однако представители полиции, немного поколебавшись, все-таки решили конфисковать и кость», — сказал Спеккерс «Газете.Ru». В то же время Бек подчеркнул, что сам не одобряет поступок Спеккерса.

В прокуратуре Нидерландов заявили, что материалы журналистов были изъяты, поскольку у силовиков «создалось впечатление, что не все объекты, которые имеют отношение к расследованию, журналисты передадут властям добровольно».

При этом Стефан Бек опроверг заявление прокуратуры о том, что они могли попытаться скрыть привезенные материалы. По его словам, их обыскали еще до прохождения таможни, и провезти что-то без ведома правоохранителей у них в любом случае не получилось бы.

На момент публикации статьи журналисты ждали решения голландского суда о возбуждении иска против правоохранительных органов, конфисковавших их материалы. Юристы, с которыми сотрудничают журналисты, уже добились временного решения о том, что полиция не имеет права проводить следственные действия с конфискованными материалами.

«В общей сложности после нашего прилета в Нидерланды правоохранительные органы в течение пяти часов могли поступать с конфискатом как им вздумается, — рассказывает Спеккерс „Газете.Ru“. — Я, конечно, принял некоторые меры предосторожности, и кое-что после конфискации удалось сохранить. В любом случае мой материал с Донбасса будет опубликован в ближайшее время на голландском и английском языках».

Также Бек и Спеккерс опасаются, что записи интервью с жителями Донбасса, которые попросили не называть их имен, попадут через власти Нидерландов в руки сотрудников СБУ, которые могут начать преследовать тех, кто согласился поговорить с журналистами.

Повышенный интерес полиции к расследованию Спеккерса и Бека может объясняться и тем, что другие репортажи с места событий голландские журналисты в последние месяцы организовывали с украинской стороны, считает собеседник «Газеты.Ru».

«Я не могу вспомнить ни одного репортажа в нидерландских СМИ, который бы описывал ситуацию в самопровозглашенных республиках, — рассказал Спеккерс. — В Нидерландах большинство людей уверены, что Донбасс находится под жестким контролем России».

По словам журналиста, по крайней мере, в Донецке и Луганске он не почувствовал, что местное население относится к нынешнему влиянию России на ситуацию вокруг расследования катастрофы с негативом.

На Донбассе, впрочем, утверждают, что голландские журналисты приезжают сюда довольно часто. В самопровозглашенных республиках невесело шутят, что в Донецке и на месте падения Boeing побывал каждый журналист этой страны. Фрилансеры вполне могли заехать в Грабово на место падения самолета по дороге в Луганск. Одна из таможен между ДНР и ЛНР находится как раз в городе Снежном, неподалеку от Грабово, которое сегодня — глубокий тыл ДНР. «Никаких воинских частей или особого режима в том районе нет, и любой журналист может свободно посещать эти места», — считает Спеккерс.

«У нас и фильм снимали, и кто только не приезжал. После падения рейса MH17 никаких секретов (это место) не несет, — рассказывает «Газете.Ru» сотрудник пресс-службы ДНР.

— Для поездки туда никаких согласований не нужно. Они предоставили ссылки на свои материалы, их изучили, все там было нормально. Ну и никто их не контролировал специально. Сами удивляемся, с чем там их арестовали".

28 декабря Спеккерс выложил на своей странице в Facebook стандартную гражданскую аккредитацию ДНР. Обычно такие документы выдают на месяц, и они не дают права на посещение линии фронта, блокпостов и воинских частей. Для этого существует более строгая «военная» аккредитация. Интересно, что свою карточку голландский журналист получил всего на две недели, но и пробыл он в самопровозглашенных республиках даже меньше этого срока.

«Голландцы эти как слепые котята были, — рассказал „Газете.Ru“ источник в пресс-службе ДНР. — Приехали они перед Новым годом впервые, ничего не знали и аккредитацию как „первоходки“ получили всего на две недели. Никаких нареканий к ним не было, уехали они буквально на следующий день в Луганск, потом вернулись сюда, и 5 января они уехали совсем».

-25%
-20%
-17%
-20%
-25%
-12%
-7%
-20%
-10%