Марина Рахлей,

В конце этого года лейтмотивом звучат пожелания, чтобы новый был лучше и легче. Последние 12 месяцев принесли миру немало сюрпризов: выход Великобритании из Евросоюза, взрывы и нападения в Брюсселе, Ницце, турецких и немецких городах, гуманитарная катастрофа в Сирии, резкий рост популистских настроений, победа Дональда Трампа, попытка военного переворота в Турции и последовавшие за этим репрессии. Бессмысленно загадывать, как ситуация будет развиваться дальше, но стоит разобраться с классическими «кто виноват» и «что делать».

Марина Рахлей, эксперт Немецкого фонда Маршалла (США). Фото с сайта naviny.by
Марина Рахлей, эксперт Немецкого фонда Маршалла (США). Фото с сайта naviny.by

В 90-е годы, после распада Советского Союза казалось, что окончательная победа за демократией, которая, как известно, не идеальная система, но лучшая из придуманных. Однако для большей части людей культурное и социальное развитие последних десятилетий было слишком быстрым. Техасскому или баварскому фермеру до сих пор сложно понять, почему некорректно говорить «негр», для них и «студент» всегда имело негативный оттенок. Они не успели привыкнуть ни к политически корректному новоязу, ни к меняющимся экономическим условиям, ни к разветвившейся системе власти в целом.

Популисты же обнажили масштаб разочарования среднестатистического жителя ЕС и США. Кто виноват? Они считают, что элиты, которые перестали их понимать и ими заниматься. Этот простой гражданин видит, что его не ценят, его благосостояние не растет, а столицы упорно обеспокоены всем тем, что к нему не имеет отношения: проблемы климата, религиозных и сексуальных меньшинств и права человека в абстрактном Гондурасе. Страшно далеки от народа стали политические и финансовые элиты, а мир — несправедливый, сложный и небезопасный. Но так ли оно на самом деле или только таким кажется?

Новый эмоциональный мир

Словом 2016 года по версии Оксфордского словаря стал мир «после фактов» (post-truth/ post-factual) — мир, где важны эмоции и игнорируются данные. Так, в Германии количество беженцев составляет около 1% от общего количества населения, мусульман — около 7%, но по ощущениям-то! Намного больше. А мнение и ощущения сегодня приравнены к фактам и цифрам.

Вопрос сегодня не в том, что ты знаешь, а в какие факты веришь. Можно просто верить или не верить в Иисуса, теорию Дарвина, инопланетян, российских военных на Донбассе и всесильное НАТО. Любая информация и ее источник — вопрос уже не доверия, а веры.

Изображение: newyorker.com
«I'm sorry, Jeannie, your answer was correct, but Kevin shouted his incorrect answer over yours, so he gets the points». / «Простите, Джинни, вы дали правильный ответ, но Кевин прокричал свой неверный ответ громче вас, поэтому очки получает он». Автор: Joe Dator, The New Yorker

Сам термин о мире, где факты потеряли значение, существует уже несколько десятилетий, но поляризация общества многократно усилилась за счет новых технологий и социальных сетей. Зачем видеть во "ВКонтакте" того, с чьим мнением ты не согласен? Так, каждый из нас оказывается в мыльном пузыре своего мира, где царит солидарность. В каждом из миров свои герои и новости, кто-то читает о «потере Алеппо», кто-то о том, что его освободили.

Американские выборы со всей карнавальной яркостью показали, что разделение на правых и левых, консерваторов и либералов больше не работает. Есть те, кто иррационально боится глобализации, не хочет верить властям и интересуется только своими проблемами — и те, кто мыслит незашоренно, ставит под сомнение свои предрассудки и готов помогать попавшим в беду. Дональд Трамп разбил стеклянную стену между ними. Теми, кому кажется, что мир развивается слишком быстро, кому не нужны факты, и теми, кто сомневается, слушает другое мнение, привык к многообразию и рад взаимному влиянию. Обе группы по-своему правы, но потеряли возможность друг другу доверять.

Электорат уже не дремлет

На фоне успехов эмоциональных популистов мобилизуются и те, кого эти успехи пугают. Так, традиционные партии сегодня прирастают новыми членами и планируют активизацию своих сторонников, что работает намного эффективнее, чем кампании по убеждению противников. После Брексита и его печальных последствий для британской экономики и общества падают антиевропейские настроения в странах ЕС.

Популистская драма в Америке значительно расшевелила прогрессивный европейский электорат. Так, в ноябре более 4 миллионов французов приняло участие в первичных выборах кандидата от партии Республиканцев (им стал Франсуа Фийон), в декабре на перевыборах президента в Австрии проголосовало 74% (правого популиста победил либерал Александр ван дер Беллен).

Эту тенденцию сохранить бы для электоральных испытаний в следующем году: в марте 2017 г. пройдут парламентские выборы в Нидерландах, куда активно рвутся популисты во главе с Гертом Вилдерсом, в апреле и мае — президентские выборы во Франции, в сентябре — выборы в немецкий бундестаг. Из-за нестабильной внутриполитической ситуации досрочные выборы грозят Австрии и Италии, и популисты есть везде.

Что делать «в мире, расколотом надвое»?

За ум, конечно, должны взяться политики и партии, которые сегодня несут ответственность за решение экономических и социальных проблем. Сложно ждать понимания и солидарности от рядового гражданина, который сам тщетно ждет помощи. Кроме того, элиты должны говорить понятным языком и называть вещи своими именами, даже несмотря на то, что тогда их легче будет поймать за язык. Эксперты сходятся во мнении, что нужно больше патриотизма, действий на благо страны и сдержанных обещаний: если обвиняешь банки, то накажи банки.

Для защиты либеральных ценностей, равно как и укрепления безопасности, очень важно образование — почему каждое отдельно взятое государство борется с изменением климата, охраняет окружающую среду и уязвимые группы и меньшинства, почему сильные страны должны помогать более слабым и принимать тех, кто бежит от наводнений, пожаров или многолетней войны.

Но нельзя забывать и тот факт, что диалог в обществе — ответственность каждого из нас. Пускай это громкие слова, но ничего лучше пока не придумали: нужно думать, читать, работать над собой, уважать других и не делать поспешных выводов, разобщение только сделает нас слабее. Да, мир сложный, но он — все, что у нас есть. И мы можем помочь друг другу сделать его лучше.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.