BBC News Русская служба


Дональд Трамп, избранный президентом США, не сходит с передовиц из-за его нетривиального подхода к вопросу телефонной дипломатии.

Как пишет New York Times, сразу же после выборов лидеры союзных США стран начали просто звонить в Trump Tower в Нью-Йорке и просили перевести звонок самому Трампу.

На днях разразился скандал, после того как Трамп поговорил по телефону с президентом Тайваня Цай Инвэнь, несмотря на то что формальные отношения между США и Тайванем были разорваны почти 40 лет назад.

Но какова собственно процедура телефонных разговоров между мировыми лидерами?

В этой сфере существует множество правил, направленных среди прочего на то, чтобы избежать лингвистического недопонимания, не говоря уж о звонках от шутников-пранкеров.

«Привет, это Путин. Обама дома?»

Фото: Pete Souza / whitehouse.gov
Президент США Барак Обама. Фото: Pete Souza / whitehouse.gov

«Алло, можно поговорить с президентом?» — весьма сомнительно, что какая-нибудь телефонистка когда-либо услышит подобную фразу из уст лидера другой страны.

Моменту, когда два главы государства начинают обмениваться любезностями, предшествует подготовительная работа канцелярий обоих лидеров.

«Если между двумя странами давние и тесные отношения, то процедура может быть простой: сотрудники одного операционного центра звонят своим коллегам в другой стране и говорят: «Наш лидер хочет поговорить с вашим», — рассказывает Стивен Йейтс, который занимал пост заместителя советника по национальной безопасности вице-президента Дика Чейни.

Если отношения между странами не столь тесные, то посол одной из стран может подать официальный запрос от имени своего лидера. Затем обе стороны разработают возможную повестку разговора, разъяснят причины необходимости телефонной беседы, и обе канцелярии скоординируют вопрос о конкретном времени звонка.

От серьезных вопросов до любезностей

Перед началом телефонного разговора оба лидера получают достаточно информации от своих помощников.

Американский президент получает целое досье от Национального совета безопасности, который информирует президента по вопросам безопасности и внешней политики.

Если речь идет о протокольном звонке, то досье будет относительно кратким: в нем будет сказано, кто первым решил связаться по телефону, а также будет предложено несколько (два или три) вопросов, которые могут быть подняты во время разговора. Кроме того, в досье будет и личная информация о собеседнике, например, напоминание спросить, как здоровье больных родственников.

Если тема разговора более щекотливая, то президент получит дополнительную информацию по этому вопросу, а члены Совета безопасности будут прослушивать разговор обоих лидеров.

Мы наедине?

Фото: Reuters
Российский президент Владимир Путин говорит по-немецки, а канцлер Германии Ангела Меркель — по-русски, но во время телефонных разговоров оба пользуются переводчиками. Фото: Reuters

Разговоры мировых лидеров прослушивают многие — от помощников и советников до переводчиков.

Даже в тех случаях, когда глава государства свободно говорит на иностранном языке, обычно люди, занимающие столь высокий пост, предпочитают вести официальные разговоры на родном языке.

«Иногда речь идет о национальной гордости, но в основном это делается для того, чтобы избежать взаимного недопонимания и дать себе возможность нюансировать свои слова», — говорит Кевин Хендзел, бывший лингвист Белого дома.

В США президентские переводчики должны получить допуск к секретной информации, их биография подвергается скрупулезной проверке, и они даже должны пройти детектор лжи. Лишь после этого они допускаются к конфиденциальной информации, которая обсуждается на переговорах столь высокого уровня.

«Новичков на уровне работы с президентом нет», — говорит Кевин Хендзел. — «Для того, чтобы достичь столь высокого уровня, переводчику понадобится очень много времени. Они также становятся экспертами по важным вопросам, и они знают, что одно лишь неправильное обращение к другому лидеру может сорвать все переговоры».

«Это я, Клинтон, я не шучу»

Барак Обама и Хиллари Клинтон. Фото: Reuters
Барак Обама и Хиллари Клинтон. Фото: Reuters

«Телефонные звонки еще только избранного президента и звонки главы государства из Овального офиса — это как небо и земля», — говорит Стивен Йейтс.

Как только Дональд Трамп окажется в президентском кресле, все его звонки будут защищены на самом лучшем уровне, и они будут подвергаться постоянному мониторингу.

«Президент может думать, что он просто поднял трубку, как любой простой человек, но до этого звонящего будут несколько раз проверять, для того чтобы убедиться, что на другом конце линии именно тот, кто должен быть», — добавляет Йейтс.

Иногда эти проверки бывают столь тщательными, что отсекают звонки настоящих политиков. «Я ругаюсь с телефонисткой Белого дома, которая не верит, что я это я», — написала госсекретарь Хилари Клинтон в 2010 году в одном из своих имейлов.

Пранкеры добираются и до президентов

Премьер-министр Испании Мариано Рахой стал жертвой пранкера, ответив на звонок радиоведущего, который делал вид, что он — новый лидер сепаратистов в Каталонии.

В 2003 году радиостанции в Майями удалось обмануть как тогдашнего президента Венесуэлы Уго Чавеса, так и его ближайшего союзника Фиделя Кастро.

Ведущие радиостанции El Zol сначала позвонили Чавесу, делая вид, что на другом конце провода Фидель, а затем позвонили Кастро, изображая Чавеса. Когда кубинский лидер понял, что его обманули, он разразился потоком ругательств.

Другие радиостанции также заманивали в свои ловушки Эво Моралеса, после его избрания на пост президента Боливии в 2005 году (звонящие притворялись тогдашним премьер-министром Испании Хосе Луисом Родригесом Сапатеро), а также, в 1995 году, королеву Елизавету II (она думала, что разговаривает с премьер-министром Канады Жаном Кретьеном).

Пранк по-русски

Они уже провели президента Турции, прикинувшись президентом Порошенко и премьером Украины Яценюком.

Был также трюк со звонком Путина Элтону Джону, а до этого целый месяц Лексус в образе «народного губернатора ДНР» Павла Губарева дурил украинского олигарха Коломойского.

Наблюдатели неоднократно задавались вопросом, насколько независим от государства дуэт российских пранкеров, поскольку мишенями их розыгрышей каждый раз становились фигуры, на тот момент вызывавшие раздражение в Кремле.

Однако сами они категорически отрицают какую-либо связь с Кремлем или российскими спецслужбами. Впрочем, они признают, что «направлены на то, чтобы делать то, что необходимо России».

Горячая линия — это не телефон

Горячая линия связи Вашингтон — Москва, которую часто называют «красным телефоном», представляет собой чрезвычайно защищенную линию связи между лидерами Соединенных Штатов и России.

«Несмотря на существующие мифы, это не телефон», — объясняет Кевин Хендзел.

Горячая линия, по которой посылаются как текстовые послания, так и графические изображения, была создана после карибского кризиса 1962 года, когда мир оказался на грани ядерной войны.

Линия постоянно открыта, что позволяет лидерам обеих стран в любой момент общаться друг с другом. «Когда дело доходит до ядерных ракет, речь идет о минутах».

Вики Бейкер

Отдел новостей Би-би-си