BBC News Русская служба


После президентских выборов Америка, вероятно, продолжит свой нынешний внешнеполитический курс — отказ от вмешательства во внешние конфликты ради большей концентрации на внутренних проблемах страны. Такой довольно неожиданный вывод следует из внимательного анализа внешнеполитических платформ обоих кандидатов в президенты — казалось бы, диаметрально противоположных.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Прежде всего, советники обоих претендентов на президентский пост подчеркивают, что некоторые наиболее скандальные предложения, с которыми те выступали — например, план Дональда Трампа по пересмотру условий членства в НАФТА или предложение Хиллари Клинтон о введении бесполетной зоны над Сирией — на самом деле являются менее радикальными, чем представляется на первый взгляд, и по сути дела являются продолжением уже существующей политики.

Хотя республиканцы обвиняют Барака Обаму в том, что тот отказался от роли глобального лидера, и некоторые полагают, что Хиллари Клинтон займет в этом вопросе более активную позицию, на самом деле, кто бы ни победил на выборах, новый президент приложит все усилия, чтобы избежать повторения афганских и иракских событий.

Обе операции были крайне затяжными и дорогостоящими, и многие американцы полагают, что теперь они стране не по карману.

«Соединенные Штаты проходят сейчас интересный момент в своей истории, — говорит бывший министр обороны и директор ЦРУ Леон Панетта. — Нет никаких сомнений, что вмешательство в эти и другие конфликты в определенной степени истощило страну — как и цена, которую пришлось за них заплатить. Это отражается в программе не только Демократической, но и Республиканской партии».

Экономика и торговля

Даже в вопросе о свободе торговли подходы Клинтон и Трампа разнятся далеко не так сильно, как может показаться.

Хотя Хиллари Клинтон не раз решительно высказывалась в поддержку различных соглашений о свободе торговли, левый фланг ее партии солидарен с теми республиканцами, которые считают, что новое соглашение, подписанное в этом году, — Транстихоокеанское партнерство — ратифицировать не следует, а также подвергают сомнению необходимость заключения аналогичного соглашения с Евросоюзом.

«Если отделить личность Трампа от пунктов его программы, — говорит Даниэль Плетка из Американского института предпринимательства, занимающегося вопросами свободы торговли, взносов в бюджет НАТО и урезания военного бюджета, — то в реальности эта критика вполне имеет смысл, и конгресс обладает необходимыми конституционными и политическими полномочиями, чтобы изменить ситуацию».

Скорее всего, ни один из кандидатов не получит контроль сразу и в Белом доме, и в палате представителей, и в сенате, а это означает, что возможности нового президента по реализации основных положений своей программы будет существенно ограничены.

Если, как предсказывают последние опросы, Хиллари Клинтон станет президентом, но не сумеет обеспечить большинства демократов в палате представителей, скорее всего, начнется партийная борьба, которая обеспечит стране политический паралич в еще более крупных масштабах, чем было в годы второго президентского срока Барака Обамы.

Поэтому можно предположить, что любые предложения обоих кандидатов по торговой политике будут тонуть в конгрессе.

Мэр города Майами, республиканец Карлос Гименес, чрезвычайно заинтересованный в торговле с зарубежными странами, в разговоре со мной заявил: «Что хорошо в Америке — так это то, что у нас нет королей, а есть разделение властей». По его мнению, сенаторы и конгрессмены от Флориды сделают все для защиты интересов штата в Вашингтоне.

Комментируя высказывания Трампа о его намерении повысить пошлины на дешевые иностранные товары для защиты рабочих мест в стране, Гименес замечает, что в реальной жизни подобные протекционистские меры попросту не работают. «Нам действительно необходима свобода торговли», — говорит он.

Впрочем, эта позиция является выражением взглядов, присущих руководству крупных космополитичных городов. В целом же долгосрочная тенденция такова, что США все меньше интересуют вопросы глобального лидерства, в том числе и заключение выгодных торговых соглашений, и все больше — внутренние проблемы страны.

Внутренние рамки

Леон Панетта не скрывает своих опасений по поводу отказа США от роли глобального лидера.

«Соединенные Штаты надеялись, что другие страны разделят с ними эту роль, — говорит он, имея в виду годы президентства Барака Обамы, — но этого не произошло, и в результате наша национальная безопасность оказалась под ударом».

«Теперь американцы понимают, что, если Соединенные Штаты не будут выполнять роль лидера, к сожалению, никто их не заменит», — добавляет он.

Хотя Панетта и большая часть вашингтонского внешнеполитического истеблишмента склонны поддерживать Хиллари Клинтон, которая выступает за более активное вмешательство США в мировую политику, ее свобода действий будет в любом случае ограничена новыми политическими реалиями, а также соображениями внутренней политики.

Например, за последние месяцы Россия заполнила политический вакуум в Сирии, а также укрепила свои связи с целым рядом других стран на Ближнем Востоке.

Китай, в свою очередь, не только быстро догоняет США по экономическим показателям, но и готовится к дипломатическим и военным мерам, которые могут положить конец американскому влиянию в Южно-Китайском море и других важных регионах.

Именно ощущение того, что США утрачивают свое влияние на мировой арене, заставило, в частности, Дональда Трампа предложить увеличить расходы на оборону и ужесточить торговую политику по отношению к Китаю.

В предложениях обоих кандидатов присутствует любопытный парадокс — Трамп предлагает тратить больше на Вооруженные силы, но использовать их в более ограниченных масштабах. А Клинтон, наоборот, выступает за более активное использование военной силы при общем уменьшении затрат на оборону.

При этом ни один из кандидатов не в состоянии честно оценить перемены в международном порядке, которые происходят в результате растущей милитаризации внешней политики Китая или России.

В самом деле президентские выборы — с их риторикой и патриотическими высказываниями о величии Америки — могут быть наихудшим моментом для обсуждения все возрастающих ограничений ее роли в многополярном мире.

С этой точки зрения, и утверждения Трампа о том, что он не будет ввязываться в новые войны, и высказывания советников Клинтон о том, что ее сирийская политика не предусматривает эскалации американского вмешательства, могут рассматриваться как форма продолжения уже существующей внешнеполитической тенденции.

В конце концов, президент Обама говорит, что гордится возвращением американских солдат домой с двух театров военных действий и тем, что жестко ограничил участие Америки в конфликтах в Ливии и Сирии.