176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  2. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  3. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  4. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  5. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  6. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  7. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  8. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  9. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  10. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  11. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  12. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  13. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  14. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  15. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  16. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  17. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  18. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  19. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  20. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  21. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  22. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу будут судить
  23. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  24. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  25. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  26. Задержания у суда, 18 лет за госизмену, плохие новости о погоде, наши в Индии и секторе Газа — все за вчера
  27. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  28. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  29. Эта фигуристка должна была потеснить россиянок. Но в планы вмешались проблемы с психикой и 20 лишних кг
  30. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил


Алексей Куприянов,

Международный уголовный суд (МУС) в ближайшее время начнет расследование преступлений против человечности в Афганистане. Это означает, что под следствием окажутся не только талибы, моджахеды и афганские военные, но и солдаты НАТО — в частности американские, причем в полном соответствии с международными правом. Чем обернется это решение для Афганистана, США и самого международного суда, разбиралась «Лента.ру».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Долгий путь к справедливости

По сравнению с прочими участниками конфликта в Афганистане американцы совершили не так уж много преступлений. Но много или нет, а отвечать за них, похоже, придется. Это значит, что под судом окажутся десятки граждан Соединенных Штатов.

В первую очередь, как сообщает со ссылкой на свои источники Foreign Policy, прокурор МУС Фату Бенсуда займется расследованием пыток в отношении задержанных боевиков в контролируемых американцами тюрьмах. Там, как следует из прошлогоднего прокурорского доклада, «преступления предположительно совершаются с особой жестокостью и унижают человеческое достоинство жертв». Кроме того, Бенсуда расследует авиаудар, нанесенный ВВС США по госпиталю «Врачей без границ» в городе Кундуз 3 октября 2015 года. Тогда погибли 42 человека, но все ответственные за этот инцидент отделались дисциплинарными взысканиями.

С юридической точки зрения все выглядит безупречно: хотя США не ратифицировали Римский статут, которым был учрежден МУС, Афганистан, на территории которого совершались преступления, является его полноправным участником, а значит, юрисдикция суда распространяется на его территорию. Однако теперь прокуратуре необходимо опросить свидетелей и собрать все необходимые доказательства, а этот процесс может затянуться на годы.

К тому же дело до суда может не дойти: так как иск внесен не страной-участницей, а лично прокурором, сперва он поступит на рассмотрение палаты предварительного производства из трех судей. В предыдущих случаях, когда речь шла о событиях в Кении, Кот-д'Ивуаре и Южной Осетии, судьи инициативу одобрили. Но сейчас речь идет о том, чтобы демонстративно подергать за усы сверхдержаву, а это совсем другой разговор. Даже если судьи не решатся заблокировать инициативу Бенсуды, в их распоряжении остается масса возможностей ее саботировать — к примеру, раз за разом требовать дополнительных и уточняющих данных, без которых нельзя вынести решение.

Ненужное расследование

Основная проблема, с которой неминуемо столкнется МУС, состоит в том, что это расследование никому не нужно. Ни Вашингтону, который впервые в истории столкнулся с тем, что международный суд на совершенно законных основаниях может возбудить дело против граждан США, поставив тем самым под вопрос суверенитет государства. Ни Кабулу — как минимум потому, что в докладе за 2015 год прокуратура МУС описала многочисленные случаи преступлений со стороны афганских силовиков, включая применение пыток и жестокое обращение с пленными. Это означает, что одними из первых на скамье подсудимых окажутся афганские солдаты и офицеры, верой и правдой служащие Кабулу.

Хуже всего то, что инициатива МУС может в принципе подорвать мирный процесс в Афганистане. Боевикам, складывающим оружие, правительство обещает прощение. Если Кабул больше не сможет гарантировать талибам и их союзникам иммунитет в отношении совершенных преступлений, о сдаче боевиков можно забыть.

Афганские охранники на входе в госпиталь "Врачей без границ" в Кундузе. 3 октября 2015 года. Фото: Reuters
Афганские охранники на входе в госпиталь «Врачей без границ» в Кундузе. 3 октября 2015 года. Фото: Reuters

Пощечина Вашингтону

Для американцев заявление прокурора МУС стало неприятным сюрпризом. Со времени образования суда в 2001 году отношения между Вашингтоном и Гаагой были далеки от идеальных: президент Джордж Буш-младший открыто заявлял, что признать юрисдикцию МУС над гражданами США означает поступиться суверенитетом страны и что иностранные суды будут выносить заведомо жесткие приговоры из политических соображений.

При Обаме американцы сменили кнут на пряник, пытаясь наладить с Гаагой конструктивное взаимодействие — в частности, помогли передать в руки правосудия нескольких обвиняемых. Когда стало известно, что прокурор собирает материалы по Афганистану, американские чиновники зачастили в Гаагу, пытаясь убедить судей отказаться от рассмотрения исков к гражданам США. Как рассказал Foreign Poluicy один из участников этих бесед, переговоры проходили в теплой и дружественной обстановке, и судьи, казалось, были склонны прислушаться к американским аргументам. Однако внезапно произошло что-то, что вынудило их изменить свое решение.

Вероятно, подтолкнуло их к этому то, что полторы недели назад три африканские страны — ЮАР, Бурунди и Гамбия — анонсировали выход из МУС. Дело в том, что многие страны Черного континента обвиняют МУС в том, что он интересуется лишь тем, что происходит в Африке, игнорируя прочие регионы мира. В этом случае демонстративное открытие дела по Афганистану может объясняться попыткой продемонстрировать беспристрастность МУС. Возможно, сыграл роль и личный момент: прокурор Фату Бенсуда — гражданка Гамбии, одной из стран, объявивших о выходе из состава суда, и не исключено, что ее попросят досрочно сложить свои полномочия.

Обиженная Африка

Недовольство Международным уголовным судом в Африке вызревало годами. Еще в 2007-м кенийский журналист и общественный деятель Нгуджири Вамбугу обвинил МУС в том, что он занимается преследованием излишне строптивых президентов и премьеров Черного континента. Почему, задавался вопросом Вамбугу, ни бывший американский президент Джордж Буш, ни бывший британский премьер Тони Блэр, ответственные за вторжение в Ирак в 2003-м, не предстали перед судом? Почему под прицелом суда неизменно оказываются лишь африканцы?

Постепенно во многих странах сложилось твердое убеждение: МУС — не более чем очередной инструмент угнетения, изобретение расистов, при помощи которого они продолжают притеснять чернокожих. Три года назад премьер Эфиопии Хайлемариам Десалень прямо назвал прокуроров и следователей МУС «охотниками за головами» лидеров африканских стран. В Гааге признавали: да, есть пока недоработки, но повышенное внимание к Африке — случайность, а не злой умысел.

Гром грянул, когда 21 октября 2016 года о своем выходе из МУС объявила ЮАР. Это был удар под дых. Южно-Африканская республика была одной из стран - основательниц Международного уголовного суда, активно отстаивала принцип торжества международного права и своим примером, по сути, убедила африканские страны массово подписать Римский статут, и вот теперь стала первой за всю историю страной, покинувшей ряды МУС.

Причина выхода, как ни странно, никак не связана с внутренней или внешней политикой ЮАР. Кашу заварил президент Судана Омар Башир. МУС выпустил ордер на его арест, в котором предписывалось при первой же возможности задержать его и отправить в Гаагу, где Башир должен был предстать перед судом по обвинению в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечности, совершенных во время конфликта в Дарфуре. Суданский президент, однако, как ни в чем не бывало разъезжал по Африке, посетив Малави, Кению, Чад и Конго (все они являются членами МУС), пока в июне 2015-го не прибыл наконец в Преторию на саммит Африканского Союза.

Высокий суд ЮАР счел, что международные обязательства следует выполнять, и потребовал от правительства выдать Башира — вопреки южноафриканским законам, которые наделяют иммунитетом глав иностранных государств. Президент Джейкоб Зума суданского коллегу не выдал, а когда правозащитники и юристы развернули против него кампанию критики, просто объявил о выходе из МУС. В ближайшее время должно пройти голосование в парламенте, но его исход сомнений не вызывает: у правящего Африканского национального конгресса большинство в обеих палатах. Впрочем, главная оппозиционная партия Демократический альянс уже объявила, что подаст в Конституционный суд, чтобы тот отменил решение президента. По иронии судьбы, одной из первых стран, которая выразила сожаление о решении ЮАР покинуть МУС, стали Соединенные Штаты, которые сами сейчас рискуют угодить в поле зрения Гааги.

Международный уголовный суд в Гааге. Фото: Reuters
Международный уголовный суд. Фото: Reuters

Кругом угнетатели

Совсем другой оборот события приняли в маленькой Бурунди. Тамошний парламент одобрил решение президента Пьера Нкурунзизы о выходе из МУС, назвав суд «политическим инструментом, используемым зарубежными силами, чтобы отрешить от власти нежелательных лидеров на африканском континенте».

В отличие от Зумы, Нкурунзизе было из-за чего торопиться с выходом: в апреле 2016 года Международный уголовный суд объявил, что намерен расследовать вспышки насилия и факты расправы с оппозиционерами в Бурунди.

За Бурунди последовала Гамбия. «Суд, хоть и именуется Международным уголовным, на самом деле является международным расистским судом, созданным для наказания и унижения цветных, особенно африканцев», — объяснил причины этого шага министр информации Гамбии Шериф Боджанг. Он напомнил, что в настоящий момент из десяти дел, находящихся на рассмотрении в МУС, девять касаются Африки (единственное исключение — дело о преступлениях в ходе войны 2008 года в Южной Осетии).

В официальном заявлении правительства Гамбии говорилось: «Минимум 30 западных стран с момента основания МУС совершили чудовищные военные преступления против независимых суверенных государств и их граждан, но ни один западный военный преступник не предстал перед судом».

В случае с Гамбией все тоже достаточно прозрачно: бессменному президенту Яхье Джамме, занимающему пост с 1994 года, грозил вызов в суд по делу о гибели мигрантов в Средиземном море.

Принцип домино

Судя по всему, ЮАР, Бурунди и Гамбией дело не ограничится: о намерении покинуть ряды МУС заявили недавно власти Кении, Намибии и Уганды. Президент последней, Йовери Мусевени, на своей инаугурации в мае назвал Международный суд «бесполезным органом». Активную пропаганду в этом направлении ведет Судан, убеждая другие страны региона выйти из «расистского суда». Вполне вероятно, что все это запустит эффект домино и список стран, решивших выйти из-под юрисдикции МУС, будет расти.

Но, разумеется, вся Африка ряды МУС не покинет: Кот-д'Ивуар, Нигерия, Сенегал, Тунис, Ботсвана выступают, наоборот, за расширение сотрудничества с Гаагой. В той или иной степени их поддерживают Сьерра-Леоне, Габон, ЦАР, Танзания и Мали.

Африка критически важна для самого существования Международного уголовного суда: из 124 государств-участников 34 находятся на Черном континенте. За эти страны стоит побороться — даже если из-за этого придется поругаться с Вашингтоном.

-11%
-20%
-20%
-20%
-10%
-25%
-10%
-20%