В последние дни на фоне активных бомбардировок в Алеппо зарубежные издания все чаще сравнивают войну в Сирии — и конкретно операцию сирийских и российских военных — с боевыми действиями в Грозном времен второй чеченской войны. Об этом писали «Аль-Джазира», The Economist, Foreign Policy и многие другие издания; 11 октября колонку на эту тему опубликовала The New York Times. «Медуза» рассказывает, почему бомбардировки Алеппо уподобляют чеченской войне — и есть ли на этот счет другие мнения.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Что происходит в Алеппо

Перемирие между сирийской армией и местной вооруженной оппозицией, о котором в первой половине сентября договорились министр иностранных дел России Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри, продлилось всего неделю и фактически не соблюдалось. Сразу после его завершения в окрестностях Алеппо, подконтрольных повстанцам, была уничтожена гуманитарная колонна; погибли 20 человек. Международная коалиция стран, воюющих с боевиками из «Исламского государства», предполагает, что колонну бомбила либо российская, либо сирийская авиация; Дамаск и Москва утверждают, что их самолетов в этом районе не было. Были и другие обвинения в обстреле мирных жителей в Алеппо, а Керри предлагал проверить действия России на признаки военных преступлений. Военная операция в Алеппо продолжается до сих пор; 12 октября, по данным Sky News, авиаудары возобновились с новой силой. В ООН предупреждают, что восточный Алеппо, который контролируют повстанцы, может быть полностью уничтожен в результате обстрелов до конца года.

Грозный и Алеппо: что общего обнаруживают журналисты

Мировые СМИ регулярно сравнивают ситуацию вокруг Алеппо с бомбардировками Грозного во время второй чеченской войны — в 1999 году, когда Владимир Путин занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине. Как пишет журналист The New York Times Оливер Буллоу, основное сходство в том, что, как и в случае Грозного, наземная операция не приносит плодов: у сирийской армии слишком мало ресурсов, чтобы взять город, а Россия ограничивает свое участие авианалетами. Поэтому Москва и Дамаск атакуют Алеппо с воздуха, организуя отдельные коридоры для выхода мирных жителей и повстанцев, которые больше не хотят вести за него борьбу. Как отмечает NYT, массированные бомбардировки приведут к тому, что в Сирии будет просто не с кем вести переговоры — поскольку не останется никакой умеренной оппозиции; когда Алеппо наконец сдастся, мир в этом регионе будет таким же «хрупким и ненадежным, как в Чечне».

Колонка также содержит удивительное рассуждение. Буллоу пишет, что есть и другая точка зрения на ситуацию в Сирии — международная коалиция «ничем не лучше»; но сам же себе отвечает, что «такого быть не может»: ведь любой западный режим, допустивший то, что «устроила Россия в Грозном и Алеппо», обязательно падет.

Huffington Post сравнивал Сирию с Чечней еще в июле 2016 года. Журналист Дэниел Уильямс, освещавший чеченскую войну из Грозного в 1999-м, напоминает, что коридор для боевиков из Грозного был заминирован, — и отмечает, что взятие Алеппо Башаром Асадом окажется поражением как для США, поддерживавших умеренную оппозицию, так и для Саудовской Аравии и Турции, ставивших против Асада на исламистов.

Специалист по России Марк Галеотти в статье для Foreign Policy также отмечает сходство кампании в Алеппо с операцией в Грозном. По его мнению, Дамаск и Москва видят возможность мира только на условиях разрушительной победы и демонстрации огневой мощи. По словам Галеотти, Россия ведет себя в Сирии так же, как и в Грозном; причем не только с точки зрения военной тактики. Во время второй чеченской кампании министр иностранных дел Игорь Иванов, к примеру, говорил госсекретарю США Мадлен Олбрайт, что чеченские боевики распространяют в СМИ фотографии разбомбленных домов и больниц, чтобы дискредитировать российскую власть. Похожие манипуляции допускают российские власти и сейчас, считает журналист.

Мировое сообщество не предприняло никаких санкций в отношении России после бомбардировок Грозного, и в Кремле уверены — именно так произойдет и в случае Алеппо, особенно если России удастся добиться своих целей и прекратить гражданскую войну в Сирии. По мнению журналиста, Путин полагает, что кровавые конфликты можно завершать только кровавым путем.

Аналогичные доводы можно найти в недавних колонках в Financial Times, на «Аль-Джазире», The Daily Beast и многих других изданиях.

Есть ли возражения?

Журналист «Новой газеты», один из известнейших российских военных экспертов Павел Фельгенгауэр отмечает, что сравнивать Алеппо и Грозный — ошибочно. Во-первых, считает он, захват Алеппо не является решающим моментом в войне для Башара Асада. А во-вторых, кольцо оцепления вокруг города — неплотное, и повстанцы даже сейчас спокойно могут отходить из города для восстановления сил и перегруппировки. Победного окончания войны в Сирии в ближайшее время не ожидается, считает Фельгенгауэр.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-11%
-10%
-50%
-10%
-10%
-35%
-50%
-20%