Глава МИД России Сергей Лавров прокомментировал ухудшение отношений между Москвой и Вашингтоном в связи с отказом США от двусторонних соглашений по Сирии. Дипломат опасается, что основное место в американской внешней политике заняла агрессивная русофобия. Об этом он сказал в интервью Первому каналу, текст которого опубликован на сайте российского Министерства иностранных дел.

Глава МИД России Сергей Лавров. Фото: Reuters
Глава МИД России Сергей Лавров. Фото: Reuters

О политике США

По его словам, США совершают агрессивные шаги, которые затрагивают национальные интересы России и угрожают безопасности страны.

«Мы зафиксировали коренное изменение обстоятельств в том, что касается агрессивной русофобии, которая сейчас лежит в основе политики США в отношении России. Речь идет не просто о риторической русофобии, а об агрессивных шагах, которые реально задевают наши национальные интересы, ставят под угрозу нашу безопасность», — заявил Лавров.

Он назвал агрессивными шагами, задевающими национальные интересы России, «приближение НАТО и ее военной инфраструктуры к нашим границам, развертывание там американских тяжелых вооружений, авиации Североатлантического альянса, ПРО, причем в ее европейском и азиатском сегменте по периметру наших границ и границ наших союзников». Он также назвал антироссийские санкции проявлением недружественных и враждебных действий.

Комментируя ситуацию в Сирии, Лавров назвал «опасными играми» «утечки» о возможном нанесении США ударов по аэродромам ВВС Сирии. «Это очень опасные игры, учитывая, что Россия, находясь в Сирии по приглашению законного правительства этой страны и имея там две базы — одну военно-воздушную базу в Хмеймиме и ПМТО ВМФ РФ в Тартусе, имеет там средства ПВО для защиты наших объектов», — сказал Лавров.

«В отношении Путина в некоторых западных столицах стало «нормой хороших манер» отзываться эпитетами по принципу, кто кого переплюнет», — сказал Лавров.

По словам министра, он не может припомнить ни единого раза, когда Путин хоть «как-то неуважительно отзывался» о любом из своих коллег, несмотря на то, что «этот коллега в отношении России ни предпринимал и ни говорил».

О чем «клялся и божился» Керри

Отвечая на вопрос о трудностях переговоров с американской стороной по урегулированию сирийского кризиса, Сергей Лавров в очередной раз посетовал на то, что Вашингтон просто систематически не выполнял требования, которые устанавливались в ходе переговоров с госсекретарем США Джоном Керри.

По словам главы российского МИД, американская сторона начала наносить авиаудары по позициям террористов группировки «Исламское государство» с относительно высокой регулярностью только после начала операции Военно-космических сил России. При этом бомбардировщики США «очень часто возвращаются на базу в Инджирлике или другую, которую они используют, с неизрасходованными боеприпасами», а «Джабхат ан-Нусру» они «вообще не трогали», указал Лавров.

«Я спрашивал у госсекретаря США Джона Керри, нет ли здесь некоего скрытого замысла сохранить эту террористическую организацию и вывести ее из-под ударов, чтобы потом на каком-то этапе сделать ее основной силой для свержения президента Сирии Башара Асада. Он клялся и божился, что это не так, что они воюют против нее. Думаю, что во многом под воздействием таких наших с ним разговоров на днях американцы объявили, что они, извините, „укокошили“ одного из лидеров „Джабхат ан-Нусры“. Это абсолютно единичная акция. Мы не видим фактов серьезной борьбы с „Джабхат ан-Нусрой“», — добавил глава МИД России.

Он также считает подозрительным тот факт, что США призывают Россию и Сирию не использовать авиацию над Алеппо.

«Потому что, несмотря на то что основной силой там является „Джабхат ан-Нусра“, дескать, при ней находится очень много умеренных оппозиционеров, которые оказались в окружении и им „некуда прислониться“, кроме как к „Джабхат ан-Нусре“. Мы не должны, мол, трогать „Нусру“, потому что это будет негуманно по отношению к нормальным ребятам, а с „Нусрой“ будем бороться потом, а потом никогда не наступает. А этих „нормальных ребят“ от „Джабхат ан-Нусры“ они обещали отделить еще в феврале. Вот и замкнутый круг, который не может быть разорван», — резюмировал Лавров.

О проекте резолюции Франции в Совбезе ООН

Сергей Лавров также заявил, что проект резолюции по ситуации в Алеппо являлся непроработанным, а его принятие сыграло бы на руку террористам, которые смогли бы укрепить свои позиции, не покинув город.

«Было бы просто колоссальной ошибкой перейти к текстам, которые будут просто полны эмоций, и призывать к состраданию к жителям Алеппо, без всякой проработки требовать немедленно прекратить боевые действия, что будет тут же использовано „Джабхат ан-Нусрой“. У нас масса „перехватов“ — такие возможности у нас есть. Когда обсуждалось трехдневное перемирие в Алеппо без того, чтобы размежевать хороших от террористов, эфир был полон оптимистическими переговорами о том, что вот-вот сейчас американцы русских уговорят объявить перемирие, и мы быстренько получим и оружие, и боеприпасы, и все будет хорошо. Поэтому без этой проблемы разъединения любое решение СБ ООН будет бессмысленным, равно как и без того, чтобы четко сказать: все, кто блокирует межсирийский политический диалог, должны это немедленно прекратить. Вот так мы поговорили с французами», — рассказал Лавров

О террористах и союзниках

Сергей Лавров отметил, как важно выстраивать диалог в любой ситуации, а также подчеркнул, что Москва продолжит отстаивать свои интересы.

«Пару лет назад нас достаточно уничижительно называли „Россия — региональная держава, знай свое место“. Для политика все-таки очень важно не закрывать двери. Это плохо и означает, что человек начинает срываться, а в политике делать этого нельзя, необходимо все делать выверенно и иметь всегда в голове несколько вариантов развития событий, отвечающих твоим интересам, но не рассчитывая на то, что сработает вариант, в котором обеспечены только и исключительно твои интересы, а все остальные должны будут сказать „слушаюсь, сэр“. Такого не бывает и теперь уже точно не будет», — заключил Лавров.

Он также считает, что благодаря администрации Рейгана, которая поддерживала талибов в Афганистане, появилась «Аль-Каида», а благодаря действиям президента Джорджа Буша — «Исламское государство».

«Очень не хотелось бы, чтобы администрация Барака Обамы вошла в историю как администрация, которая укрепила и обеспечила успех еще одной террористической структуры под названием „Джабхат ан-Нусра“», — отметил Лавров.

В завершение интервью глава российского МИД напомнил, что со стороны Москвы вклад в борьбу с терроризмом вносит не только российская дипломатия.

«Здесь дипломатия, и еще у нас есть несколько союзников: ВКС Российской Федерации, армия и флот», — считает Лавров.

{banner_819}{banner_825}
-34%
-40%
-20%
-35%
-10%
-10%
-15%
-23%