Максим Стефанович, член "Либерального клуба", специально для TUT.BY

Выборы в США интересны не только острым противостоянием Дональда Трампа и Хиллари Клинтон, но и ростом влияния 3-х партий. СМИ традиционно уделяют внимание только демократическим и республиканским кандидатам. Раньше это было оправданно, но сейчас ситуация изменилась.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Впервые с 1996 года есть реальный шанс выступления третьего кандидата на дебатах. Для этого необходимо получить 15% по результатам пяти общенациональных опросов. Пока ведущий альтернативный кандидат Гэри Джонсон не прошел на первые дебаты, но сохраняет шансы на участие в следующих. Его поддерживают 9−10% избирателей, но в 2012-м году за Джонсона проголосовал лишь 1%. Это не означает, что он действительно получит столько голосов. Обычно избиратели осознают бессмысленность поддержки «непроходных» кандидатов ближе к выборам. Однако третьи партии США не только переманивают сторонников у основных кандидатов, но и заставляют демократов и республиканцев учитывать их предложения.

Такое уже случалось в истории США — Теодор Рузвельт занял второе место на президентских выборах 1912 года, баллотируясь от Прогрессивной партии. До 15% в разные годы получали кандидаты от Американской независимой партии, социалисты и др.

Популярность третьих партий связана с изменением общественного мнения по ключевым вопросам. Кризис 2007—2009 годов усилил размежевание на левых и правых. Ранее демократы и республиканцы сохраняли относительный компромисс, но последние восемь лет похоронили его на неопределенный срок.

На правом фланге действует «движение чаепития». В него вошли сторонники резкого снижения налогов и бюджетных расходов, отказа от государственного вмешательства в экономику и частную жизнь. Среди левых возникло движение Occupy Wall Street, выступающее против «жадности корпораций» и финансовых спекуляций.

Выдвижение Трампа и Клинтон возмущает многих американцев. Левые активисты делали ставку на социалиста Берни Сандерса, правых консерваторов отталкивает изменчивость и популизм Трампа. Вся кампания сопровождается потоком взаимных разоблачений «ослов и слонов», подорвавших репутацию основных претендентов. Поэтому произошел разворот части электората к альтернативным политикам. Шансы заявить о себе есть у Гэри Джонсона от либертарианцев, Джилл Стайн от зеленых и Даррела Кастла от Конституционной партии.

Все, кроме обороны и правосудия, — частнику

Либертарианская партия возникла в 1971 году в ответ на разрастание социальной политики и окончательный отказ от золотого стандарта. Либертарианцы допускают за государством функции обороны, борьбы с насилием и осуществления правосудия. Все остальное переходит в частный сектор, включая некоммерческие организации. Они настаивают на недопустимости лишения права распоряжаться своим телом и имуществом, заключать любые добровольные сделки. Либертарианцы осуждают широкие полномочия спецслужб и военные интервенции. Подобные идеи иногда называют либеральными. Но в США либерал давно означает реформатора левого толка, далекого от поддержки свободного рынка. Поэтому возникла необходимость в термине «либертарианство».

Фото: Reuters
Гэри Джонсон. Фото: Reuters

Либертарианцы с 80-х годов стали третьей по влиятельности партией страны. Необходимость завоевания умеренного электората заставила отказаться от «идеологической чистоты». Гэри Джонсон пытается предложить приемлемую альтернативу популизму Трампа и продолжению курса Обамы, которое обещает Клинтон. Но только очень грубые провалы основных кандидатов позволят либертарианцу победить в нескольких штатах. Этот сценарий маловероятен, но его реализация может создать трудности с определением победителя.

Президента США избирают 538 выборщиков, представляющих разные штаты в зависимости от числа жителей. Выборщики следуют воле населения своего штата, поэтому для победы надо опередить соперников в таком количестве штатов, чтобы получить минимум 270 голосов. Победа третьего кандидата даже в одном-двух малонаселенных штатах может лишить Клинтон и Трампа необходимого числа выборщиков. Это чревато переносом голосования в конгресс, результат которого трудно предсказать. Но пока у Джонсона нет достаточной региональной поддержки для воплощения подобного плана.

Подпортил он свою репутацию и несколькими недавними неудачными интервью: в одном из них либертарианец не смог сообразить, что такое Алеппо (сирийский город, за который в эти дни идут основные бои), в другом — не вспомнил имени ни одного мирового лидера, которым он восхищается.

Тем не менее Джонсон сохраняет неплохой уровень поддержки среди прогрессивной молодежи, перетягивая на себя таким образом часть потенциального электората Хилари Клинтон.

Зеленые уже однажды помешали демократам

Зеленые партии Европы входят в политическую элиту и мощно влияют на повестку дня. Экологическое движение США развивалось по иному пути. Многочисленные борцы за охрану природы не имели единой политической организации. Хотя демократы поддерживают многие инициативы экологического регулирования, влияние зеленых больше ощущалось на уровне идей.

Ситуация изменилась после участия левого активиста Ральфа Найдера в президентских выборах 1996 и 2000 годов. Из его кампании сформировалась Партия зеленых, которая стала 4-й по популярности. Парадоксально, но голосование за Найдера обеспечило победу Джорджа Буша над Альбертом Гором. Левый электорат разделился между двумя политиками, а республиканец незначительно опередил демократа в ключевых штатах.

Фото: Reuters
Джилл Стайн. Фото: Reuters

Этот хрестоматийный пример влияния альтернативных кандидатов сейчас может повторить выдвинутая зелеными Джилл Стайн. У нее нет шансов на участие в дебатах, но 1−3% голосов за зеленых создает проблемы для Хиллари Клинтон, которая теряет часть избирателей.

Конституционная партия

Эта консервативная сила почти четверть века безуспешно участвует в президентских выборах. Недовольные высокими налогами, нарушениями Конституции и размыванием американской идентичности правые активисты выступают за возврат к устоям минимального государства. Их кандидат Даррел Кастл не имеет ресурсов для заметной кампании. Он использует выборы для агитации против государственного вмешательства в дела американцев и военных интервенций. «Конституционалисты» отличаются от либертарианцев нетерпимостью к абортам, эвтаназии и миграции.

Даррел Касл, фото из фейсбука
Даррел Кастл, фото из фейсбука

В США существуют десятки других партий, но они влиятельны лишь в отдельных штатах. Маловероятно и то, что три партии разрушат двухпартийную систему. Однако кризис доверия к «слонам» и «ослам» (так в США называют республиканцев и демократов) велик, и голосование 8 ноября десятки миллионов американцев традиционно проигнорируют либо поддержат «наименьшее из зол». Усиление новых партий отвечает потребностям элиты в преодолении общественного скепсиса и апатии. Поэтому сбрасывать их со счетов явно не стоит.

Выборы президента США-2016. Все новости по теме

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-20%
-15%
-10%
-40%
-50%
-15%
-30%
-30%
0061173