BBC News Русская служба


Ровно год назад Россия начала военную операцию Военно-воздушных сил в Сирии. За год в ходе боевых действий погибли 20 человек. Русская служба Би-би-си поговорила с родственниками двоих из них — вертолетчика Евгения Долгина и морского пехотинца Андрея Тимошенкова.

Лейтенант Евгений Долгин погиб во время боевого вылета 8 июля 2016 года. Вместе с ним в вертолете находился пилот полковник Ряфагать Хабибулин.

Министерство обороны распространило сообщение, в котором говорилось, что экипаж совершал облет нового сирийского вертолета Ми-25 и заметил прорыв боевиков, который их по рации попросили помочь ликвидировать. Во время последнего захода на выходе из атаки их сбили, утверждали в Минобороны.

Однако после того как в Сети появилось видео поражения и падения вертолета, снятое исламистами, специалисты заявили, что на нем фигурирует новый российский Ми-35, который в момент поражения ракетой совершал удар по наземным целям.

Евгению Долгину было 24 года. Он родился в поселке Сокол Саратовской области. Он окончил Сызранское высшее военное авиационное училище, после которого его направили служить под Псков. У него осталась жена.

Корреспондент Русской службы Би-би-си Павел Аксенов побеседовал с отцом Евгения Виктором Долгиным, также военным летчиком, участником боевых действий в Чечне.

Фотография Евгения Долгина с траурной лентой на церемонии прощания. Фото с сайта Первого канала
Фотография Евгения Долгина с траурной лентой на церемонии прощания. Фото с сайта Первого канала

Би-би-си: Пилот ударного вертолета, наверное, одна из самых опасных профессий на войне. Вряд ли у Евгения были какие-то иллюзии на этот счет, ведь вы тоже боевой вертолетчик. Почему он выбрал именно эту специальность?

Виктор Долгин: Знаете, мы сами себе выбираем профессию. А профессия военнослужащего — защищать свою родину.

И он прекрасно знал, когда выбирал себе профессию, он смотрел, что было у меня, он обдуманно выбрал ее и шел к ней.

Би-би-си: Вы ведь тоже воевали?

Виктор Долгин: Да, довелось…

Би-би-си: Когда случилась эта командировка в Сирию, их отправляли туда добровольно или в каком-то плановом порядке?

Виктор Долгин: Ну как добровольно? В армии не бывает добровольно. В армии приказ, и поедешь туда, куда тебе прикажут. Ты человек военный и должен выполнять приказы своего начальства и государства.

И когда такой приказ был ему дан, он поехал туда, куда приказала родина. Не раздумывая. Я думаю, что так и должно быть, потому что если у нас в армии начнутся рассуждения: туда хочу, а туда не хочу, — то это будет не армия, а детский сад.

Би-би-си: Он с вами обсуждал свою будущую командировку?

Виктор Долгин: Нет, он просто позвонил и сказал: «У меня командировка будет в Сирию. Такого-то числа мы выезжаем».

И все… И они уехали туда… К сожалению, только в один конец…

Би-би-си: Вы понимали, насколько это опасно, говорили с ним?

Виктор Долгин: Конечно. Это война, а на войне может случиться всякое. С кем угодно.

Конечно, мы волновались, переживали. Но так произошло. К сожалению, так бывает на войне…

Би-би-си: А что вы сейчас думаете об этой войне, о том, что там делают молодые солдаты?

Виктор Долгин: Вы знаете, в любой стране есть геополитические интересы. И у нашей страны тоже. Я считаю, что правильно туда ввели войска, и наши ребята не дают этой черной чуме расползтись по всему миру.

И какой-то летчик, я его имени не помню, он из Липецка, он сказал замечательно: «Пусть нас здесь погибнут десятки, чтобы потом не гибли тысячи».

Они своими жизнями останавливают эту черную чуму, которая под черными флагами пытается пробраться дальше. И к нам она пытается пробраться. Я считаю, правильно, что их там пытаются сдержать, остановить и уничтожить.

Пусть ценой жизни… Да, бывает так, что военнослужащие погибают, но на то и армия нужна.

Би-би-си: Как вы узнали о том, что он погиб? С вами связались?

Виктор Долгин: Мне командование позвонило на следующий день после того, как это произошло… Сообщили… О том, что Евгений погиб…

При выполнении боевой операции был сбит.

Би-би-си: Вам обстоятельства рассказывали? Поначалу их пытались скрывать…

Виктор Долгин: Нет, ничего не скрывали, мне позвонили и сказали, что при выполнении боевого вылета он был сбит и погиб. В YouTube буквально на следующий день уже была выложена запись о том, как сбили вертолет…

Я первое время не смотрел телевизор и не могу сказать, что говорили там. Мне было не до того. Мне обстоятельства рассказали, а подробности… Ну какие там подробности? Там все видно.

Я знаю, что они прикрывали прорыв, который там произошел, и они сделали очень большое дело, спасли много жизней и оставили много людей… Много отцов оставили с детьми, много братьев со своими семьями.

Но вот только ценой своей жизни. Хабибулин и Женя мой. Вроде два таких разных, один мусульманин, другой христианин, а воевали за одно дело.

Би-би-си: Вы, как вертолетчик, можете сказать, насколько опасным было их последнее задание?

Виктор Долгин: Знаете, на войне любой вылет опасен, на прикрытие, на перелет, на перевозку, на удар. Это опасная профессия, но если она нравится… Жене она очень нравилась.

Никто, уходя в полет, не думает, что он будет последним. Профессия эта опасная, но она очень интересная. Летать стоит и надо.

Би-би-си: Сейчас вас поддерживают? Власти, Минобороны…

Виктор Долгин: Страховку выплатили. Сначала было очень много внимания, но сейчас уже все отошло. Но так бывает, по-моему, всегда.

Внимательно к нам отнеслись, и я очень благодарен всем, кто нам помогал.

Очень много было высказано соболезнований, и от людей незнакомых и далеких. Многие восприняли эту боль как свою.

Би-би-си: Память Евгения увековечили?

Виктор Долгин: В саратовском музее открыли мемориал Жене. Собрали вещи его, информацию о нем.

Его имя выбито на одной из гранитных стел, где увековечены имена тех, кто погиб в Афганистане, в Чечне…

На школе теперь висит табличка памятная. Одна из шести. Их там шесть человек со школы было, погибших в локальных войнах. Пока вроде все.

Сестра погибшего в Сирии морпеха: не верю версии из телевизора

По официальным данным, 28-летний Андрей Тимошенков, проходивший службу по контракту в Калининградской области и отправленный в Сирию, погиб в провинции Хомс 15 июня, охраняя гуманитарный конвой.

Андрей Тимошенков. Фото из социальной сети ВКонтакте
Андрей Тимошенков. Фото из социальной сети «ВКонтакте»

В Министерстве обороны заявили, что он открыл огонь по автомобилю, начиненному взрывчаткой, за рулем которого был смертник. Автомобиль взорвался, в результате чего Тимошенков получил смертельные ранения.

Уже после гибели Андрея в интернете стал популярен видеоролик, на котором, как утверждают распространяющие его люди, снят момент гибели сержанта.

На видео заметно, как человек в военной форме, укрывшись за военным джипом, стреляет по автомобилю, который едет к нему навстречу и вскоре взрывается. Видео широко разошлось по соцсетям, однако, как объяснила Би-би-си сестра Андрея Анастасия Тимошенкова, на нем снят не ее брат, а другой человек.

Она также заявила, что не уверена в том, что официальная версия обстоятельств гибели брата соответствует действительности.

Би-би-си: После окончания срочной службы Андрей пошел на контрактную. Он с детства мечтал стать военным или так обстоятельства сложились?

Анастасия Тимошенкова: Не мечтал. Скорее, просто пошел служить и остался. Понравилось. После службы он вернулся домой и понял, что тут нечего делать. А туда его звали, просили остаться, ждали. Начальство звонило. И вот он решил судьбу свою связать…

Долго решал, ехать или не ехать. За тот год, который он проходил срочную службу, у него сложились там хорошие отношения. Ему и город нравился, и люди, которые его окружали. Они там семьями общались.

Би-би-си: Он с женой там познакомился?

А.Т.: С женой они познакомились в Ершичах (село в Смоленской области, где Андрей родился и вырос. — Прим. Би-би-си). Она жила в соседней деревне. Они там и познакомились. Сначала друг другу не понравились, а потом судьба сложилась. Она к нему переехала, потом они дочку родили, Сашеньку.

Би-би-си: Он как-то обсуждал с вами командировку в Сирию?

А.Т.: Да, на Новый год они приехали — и он сказал, что, возможно, его туда отправят. Конечно, все стали переживать. Но даже если бы он не хотел, он все равно не мог бы остаться. Ему обязательно надо было там быть.

Понятно, если ты подписал контракт, если ты военнослужащий, значит, ты обязан там быть. Официально, конечно, нет, он мог бы остаться, но это формально… А на самом деле им всем надо было там быть.

Но на Новый год было еще ничего неизвестно. Их только предупредили, что, возможно, придется отправиться в Сирию. Был праздник, а мы все расстроились, стали паниковать. Тогда он понял, что зря об этом сказал, и всех успокоил: мол, скорее всего, я не поеду. И все стали дружно праздновать. Он же у нас организатором был: перевел всех на другую тему — и все забыли.

Ближе к весне, когда уже командировка [была запланирована], он всем нам сообщил… Жена, может быть, и раньше знала, но остальным не говорили — может быть, думали, что не поедет…

Би-би-си: Когда Андрей в командировку уехал, он звонил вам оттуда?

А.Т.: Нет, когда он был в командировке, он звонил очень редко. Он звонил часто жене. Ему не разрешали долго разговаривать — может быть, раз в четыре дня по 10 минут.

Один раз нам удалось с ним поговорить минут 25. Незадолго до того, как это случилось… Не знаю, может быть, он в наряде был, но такая возможность ему выдалась.

Би-би-си: Вы с ним обсуждали, что он там делал?

А.Т.: Он говорил, что его командировка будет заключаться в том, что он будет стоять в охране. Будут охранять какой-то объект. А что на самом деле там произошло… Мне кажется, что все по-другому произошло.

По телевизору показывают одно, это понятно. А на самом деле, в любом случае, все было по-другому. Просто мы об этом узнаем со временем. Да и то — только мы, родственники, узнаем, — а больше никто.

Би-би-си: А почему вы сомневаетесь в официальной версии?

А.Т.: Я не верю, что все произошло так, как говорят по телевизору. Я не могу это объяснить. У меня есть сомнения.

Би-би-си: А что вам сказали, когда сообщали о его гибели? Как вам об этом сообщили?

А.Т.: Мне жена его сообщила, что Андрей погиб. А потом нам объяснили, что он охранял помощь гуманитарную и все это произошло… Потом были похороны — и все. Но ведь ведется расследование. Нам же должны были показать, что случилось. Поэтапно. Но до сих пор нам никто ничего не сообщил, мы не видели этих документов.

Даже если говорить о награде. Сказали, что Андрей будет представлен к государственной награде, но награды еще нет. Сколько людей погибло [в Сирии] - всех уже наградили. Кроме Андрея.

Обещают, что скоро, что уже подписали приказ. Но какая это награда, мы до сих пор не знаем. Вроде, все обещают — мол, поможем, узнаем, — но пока ничего. Ждем.

Би-би-си: Вы пытаетесь сами разобраться, что с ним произошло, или просто ждете, когда вам расскажут?

А.Т.: Конечно, пытаемся. Звоним, узнаем, обращаемся в воинскую часть, к офицерам. Но пока что ничего нам не говорят.

Би-би-си: Вы смотрели ролик, который распространился в интернете?

А.Т.: Со взрывом? Да, но это не та видеозапись. Я не знаю, откуда она появилась. И не знаю, почему все решили, что там Андрей был.

Эту видеозапись выложили за две недели до того, как все произошло. Мой знакомый тогда ее видел, а потом прошло две недели — и как раз случилось с Андреем…

А все решили, что на этом видео Андрей. Может быть, там и была похожая ситуация, но это не Андрей.

Би-би-си: Собираются ли как-то увековечить его память?

А.Т.: Обещали, да. Планируется назвать улицу и школу. Но пока… Скорее всего, когда год исполнится, тогда и памятник поставят.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-50%
-10%
-45%
-40%
-30%
-10%