Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй положила сегодня конец нескольким месяцам неопределенности, дав «зеленый свет» строительству одной из самых дорогих атомных электростанций в мире. Утром стало известно, что британский кабмин одобрил проект строительства АЭС Hinkley Point C в графстве Сомерсет на юго-западе Англии общей стоимостью в 18 млрд фунтов ($ 24 млрд). Атомная станция станет первой, возведенной на территории Европы с момента аварии на японской АЭС «Фукусима» пять лет назад.

Тереза Мэй. Фото: Reuters
Тереза Мэй. Фото: Reuters

Это заявление приветствовали и французская энергетическая компания EDF, которая будет возводить два энергоблока общей мощностью 3,2 ГВт, и китайская компания CGN (China General Nuclear) — ей принадлежит треть акций будущей АЭС. В Лондоне же говорят о том, что месяцы раздумий понадобились на то, чтобы доработать законодательство таким образом, чтобы британское правительство не утратило контроль над столь важным объектом энергетической инфраструктуры государства, как АЭС. К тому же подобным образом Лондону удастся избежать ухудшения отношений с Китаем, что вероятнее всего произошло бы в случае окончательного отказа от проекта.

Неожиданный поворот

Hinkley Point C, разговоры о строительстве которой ведутся с 2008 года, вернулась на первые полосы газет в октябре прошлого года. Тогда во время визита председателя КНР Си Цзиньпина в Соединенное Королевство было объявлено о том, что китайская компания CGN приобретет треть акций в проекте по возведению первой с 1995 года АЭС в Великобритании. Объем инвестиций китайской компании оценивался в 6 млрд фунтов ($ 8 млрд). 66,5% акций остались за французской компанией EDF.

Эта сделка была объявлена как свидетельство крепнущих отношений между Великобританией и Китаем. И тем неожиданней стало сделанное в июле этого года заявление нового британского премьера Терезы Мэй о том, что решение о строительстве АЭС, первый энергоблок которой планировалось ввести в эксплуатацию уже в 2023 году, отложено до осени.

«Золотая акция» Лондона

В итоге Лондон не стал отказываться от сделки, однако внес изменения в соглашение о ее строительстве. «Министры применят новую законодательную основу для будущих иностранных инвестиций в объекты британской критически важной инфраструктуры, которая будет включать в себя ядерную энергию», — подчеркнули в правительстве.

В частности, Лондон ввел условие, согласно которому атомная станция не сможет поменять собственника без одобрения кабмина. Помимо этого, британское правительство получило так называемую золотую акцию и в последующих проектах по возведению новых реакторов на территории страны. Такой инструмент позволяет государству накладывать вето на те решения, которые, по его мнению, вступают в противоречие с интересами страны или создают опасность для ее национальной безопасности.

«В подходе правительства ко владению и контролю объектами ключевой инфраструктуры будут проведены реформы с целью гарантировать, что все последствия иностранного владения будут тщательно изучены с точки зрения национальной безопасности», — подчеркнули на Даунинг-стрит.

В Париже и Пекине довольны

Все остальные участники проекта не скрывали облегчение принятым Лондоном решением. «Нам приятно, что правительство Великобритании приняло решение пойти вперед в деле строительства первой новой атомной станции за десятилетия», — говорится в заявлении CGN. При этом компания из КНР подчеркнула, что сегодняшнее решение означает также и то, что придут в движение и два других проекта с участием китайского капитала — развитие атомных станций Sizewell в графстве Саффолк и Bradwell в графстве Эссекс.

Глава EDF Жан-Бернар Леви в свою очередь отметил, что сегодняшнее решение «означает новый запуск проекта ядерной Европы» и демонстрирует, что «Великобритания хочет возглавить борьбу против климатических изменений путем развития низкоуглеродной энергетики». Высказался по этому поводу и президент Франции Франсуа Олланд, назвав возведение станции примером «прекрасного сотрудничества» между соседними странами. По данным газеты The Financial Times, французский лидер узнал о принятом решении от Терезы Мэй еще накануне во время телефонного разговора.

Оптимизм французской и китайской стороны понять можно — для Парижа это обеспечивает будущее для важнейшего сектора французской экономики, в котором заняты десятки тысяч человек. Для Пекина участие в этом проекте — отличная возможность на деле продемонстрировать, что страна становится уже по-настоящему мировым игроком в такой высокотехнологичной сфере, как ядерная энергетика.

Азиатский интерес

С интересом наблюдали за происходящим в Токио и Сеуле — ведь именно японские и южнокорейские инвесторы намерены принять участие в реализации планов британского правительства обеспечить к 2035 году 14 ГВт энергии за счет новых генерирующих мощностей.

В настоящее время Великобритания эксплуатирует 16 атомных энергоблоков на девяти АЭС, которые обеспечивают 15−20% потребностей страны в электроэнергии. Одна лишь Hinkley Point C, заработав на полную мощность, обеспечит 7% электроэнергии, потребляемой в стране.

Простой расчет Мэй

Что же заставило Мэй сначала поставить проект на паузу, а затем все же дать ему ход? По информации британских СМИ, еще будучи главой МВД в правительстве Дэвида Кэмерона, она критически относилась к этому контракту. И поэтому, оказавшись на Даунинг-стрит, 10, не захотела брать на себя ответственность за ранее согласованный без ее участия проект.

Но простой расчет показывал, что без ядерной энергии не обойтись. Через 15 лет старые станции, обеспечивающие половину британских потребностей в электричестве, будут выведены из строя. В такой ситуации восполнить дефицит, при этом сокращая выбросы в атмосферу, было бы невозможно без возведения новых реакторов. К тому же отказ от этого проекта практически точно ставил бы крест и на возможности выстраивания стратегических отношений с КНР, о чем так много говорилось год назад во время визита Си Цзиньпина.

Приветствовали размораживание планов строительства станции и в Конфедерации британской промышленности, подчеркнув, что таким образом будут спасены оказавшиеся под угрозой 25 тыс. рабочих мест для высококвалифицированных специалистов. Тем более, что EDF ранее сообщила, что 60% их затрат на возведение АЭС будет покрыто за счет британских производителей.

Не без критики

Впрочем, критики у проекта все же остаются. Из главная претензия — завышенные, по их мнению, цены, на электроэнергию, которую будет производить новая АЭС. Согласно положениям контракта, французская компания будет получать 92,5 фунта ($ 122) за МВт/ч энергии, вырабатываемой Hinkley Point C на протяжении 35 лет. Критики же говорят о том, что оптовые цены на электроэнергию не достигают в настоящий момент и половины от этой суммы.

Против планов возведения новой станции выступали и экологи, призывавшие правительство сделать выбор в сторону чистых источников энергии, не несущих такие риски, как атомная станция. Они утверждают, что строительством новых ядерных реакторов они пытаются остановить революцию возобновляемых источников энергии. Петиция, поданная организацией Greenpeace против возведения АЭС, набрала более 300 тыс. подписей.

Они, в частности, упоминают на большой риск аварии, указывая на историю японской АЭС «Фукусима», пострадавшей в результате землетрясения и цунами в марте 2011 года. В результате Германия, страна с крупнейшей экономикой в Европе, вообще решила отказаться от ядерной энергии к 2022 году.

-10%
-10%
-10%
-10%
-20%
-20%
-28%
-25%
-20%
-21%
-50%
0068422