BBC News Русская служба


Может ли Мосул стать последним оплотом ИГ? Какие бы козыри ни были у иракской армии при наступлении на Мосул, элемент неожиданности — точно не один из них.

Фото: BBC
Исламисты при отступлении подожгли нефтяные скважины. Фото: BBC

Операция по освобождению второго по величине иракского города от группировки «Исламское государство» была анонсирована давно и несколько раз откладывалась.

Наступление на Мосул, судя по последним сообщениям, может начаться в следующем месяце — спустя более двух лет после того, как боевики ИГ провозгласили создание халифата.

Этот город на севере страны — последний оплот ИГ в Ираке. Власти в Багдаде говорят, что освобождение Мосула ознаменует крах «Исламского государства» на иракской земле.

Однако некоторые полагают, что борьба за власть, которая, скорее всего, за этим последует, ознаменует крах самого Ирака в его нынешнем виде. С нетерпением ждут наступления на Мосул курдские бойцы пешмерга (чье название означает «противостоящие смерти»).

Представители курдской автономии противостоят ИГ по линии фронта протяженностью около 1000 км.

От позиций бойцов пешмерга на горе Башик до Мосула всего 12 километров. А до передовых позиций ИГ — всего километр.

«Они пытались атаковать нас уже 30 или 40 раз, но каждый раз мы брали верх. И мы победим их в Мосуле, дай Бог», — говорит генерал Наби Ахмед Доулемери.

«Бой за человечество»

Буквально через несколько минут после нашего приезда со стороны ИГ прилетает снаряд и приземляется недалеко от позиций курдов.

Бойцы пешмерга уверены в победе, несмотря на то, что порой им не хватает даже самого необходимого.

«Многие из этих ребят сами покупали себе оружие, обувь и форму», — рассказывает ветеран британских Вооруженных сил Алан Данкан, который приехал в Ирак сражаться на стороне курдов.

Он говорит, что международная коалиция оказывает курдам лишь символическую помощь, хотя пешмерга, на его взгляд, защищают Запад.

«Если ИГ смогли бы построить тут свой халифат, их следующей целью стала бы Европа, — говорит он. — Ницца, Париж не идут ни в какое сравнение с тем, что мы могли бы увидеть. Но пешмерга удержали линию [фронта] и сейчас отбрасывают исламистов назад».

«Это бой не только за пешмерга или за Курдистан, это бой за Запад, это бой за человечество», — продолжает он.

Данкан — шотландец, здесь он воюет на позиции снайпера. Говорит, что брать на прицел боевиков ИГ и нажимать на спусковой крючок для него не проблема.

«Они ничто, это как на муравья наступить. Они дикари, они не люди», — подводит черту Данкан.

Изображение: BBC

Новые границы

В противостоянии с ИГ курды уже перекроили карту северного Ирака. Они увеличили зону, находящуюся под их контролем, примерно на 50%.

За стаканом горячего сладкого чая генерал Васта Расул говорит, что пути назад не будет.

«Почему мы должны отступать? Если мы это сделаем, враг вернется. Мы должны провести новые переговоры с Багдадом, и эти земли должны быть частью Курдистана», — заявляет он.

В подчинении этого генерала 23 000 человек. Он уверен, что пешмерга зайдут в Мосул и, сотрудничая с иракской армией (состоящей в основном из шиитов), выбьют оттуда ИГ.

Как только исламисты будут повержены, и курды, и иракские военные должны выйти из города, считает генерал. Большинство населения Мосула составляют арабы-сунниты.

В целом же после наступления на Мосул курды надеются провести референдум о независимости своих территорий. «Ирак не может остаться единым целым. Должно быть три федерации — курдская, шиитская и суннитская. Для меня не существует единого Ирака», — говорит генерал.

Фото: BBC
По всему Мосулу прорыты туннели на глубине шести метров под землей. Фото: BBC

Сеть туннелей

Каким бы ни было будущее Ирака — если у этой страны вообще есть будущее — непосредственная задача, стоящая перед ней, состоит в изгнании экстремистов из Мосула.

Как сообщает сдавшийся курдам перебежчик из рядов ИГ, исламисты рассчитывают на затяжные бои.

Мы решили не называть его имени, так как его семья осталась в районах, контролируемых ИГ.

«По всему Мосулу прорыты туннели на глубине шести метров под землей. Подземные бункеры оборудованы туалетами, а запаса продовольствия там хватит на пять лет», — рассказал он.

По его информации, у исламистов множество грузовиков, заполненных взрывчаткой. Они также пытаются приспособить артиллерийские орудия калибром 120 мм для стрельбы горчичным газом.

Проверить эти сведения невозможно, но совершенно очевидно, что у боевиков было достаточно времени, чтобы подготовиться к давно обещанному наступлению.

Фото: BBC
Бойцы пешмерга уверены в победе, несмотря на то, что порой им не хватает даже самого необходимого. Фото: BBC

Камеры-склепы

По мере того, как курды все ближе продвигаются к Мосулу с востока, иракские правительственные войска приближаются к городу с юга.

И те, и другие пользуются поддержкой авиации возглавляемой США коалиции западных стран. В результате бомбардировок целый ряд городов, таких как Каяра, оказались почти полностью разрушены.

Иракские войска вошли в Каяру еще в августе — это их самая последняя по времени победа на пути к Мосулу. Когда мы были в городе, он задыхался от черного дыма: исламисты при отступлении подожгли нефтяные скважины.

Один из немногих местных жителей, которых мы видели на улицах, сотрудник Министерства здравоохранения Эйса Омар Хассан рассказал, что жизнь под контролем ИГ была трудной, несправедливой и изматывающей.

«Они настоящие варвары, — говорит он. — Человеческая жизнь для них ничего не стоит, в том числе и их собственная. Женщины должны были полностью покрывать лица, оставляя лишь небольшую прорезь для глаз. Даже дети не остались в стороне. Арифметике в школе учили, складывая пулю и пулю, мину и мину».

Омар Хассан показал нам устроенную ИГИЛ тюрьму, где заключенные содержались в камерах размером чуть больше шкафа и душных, как могильный склеп. В одной такой камере могли находиться до четырех узников.

На дверях камер можно было прочесть имена заключенных и даты их прибытия в тюрьму. Судьба этих людей нам неизвестна.

Фото: BBC
Гуманитарные организации предупреждают, что наступление на город может вызвать массовое бегство его жителей и привести к гуманитарному кризису. Фото: BBC

Последний оплот

Однако за освобождение Мосула от подобных ужасов придется заплатить немалую цену.

Гуманитарные организации предупреждают, что наступление на город может вызвать массовое бегство его жителей и привести к гуманитарному кризису. По оценкам ООН, из города могут бежать до миллиона человек.

«Это может стать крупнейшей гуманитарной катастрофой за многие годы», — говорит Бруно Геддо из Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

«Мы уже оказываем помощь почти трем с половиной миллионам лишившихся крова иракцев. Кроме заботы об этих людях, нам теперь нужно лихорадочно готовиться к приему новых. Это удваивает нагрузку на нас», — отмечает он.

Если боевики ИГ решат бежать в Сирию и перегруппироваться там, то ситуация может быть более или менее управляемой, сказал Геддо. Однако он не исключает и другого варианта развития событий: ИГ может превратить Мосул в свой последний рубеж из-за огромной символической значимости города.

«Они могут решить, что Мосул должен погибнуть вместе с ними. Тогда нас ждет настоящий апокалипсис», — сказал он.

-10%
-50%
-10%
-50%
-44%
-35%
-20%
-11%
-10%
-20%
0061173