/ Фото: История России в фотографиях, Горбачев-Фонд, Reuters

В августе 1991 года в CCCР была совершена попытка государственного переворота. Центральное телевидение сообщило, что руководство взял на себя Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). События, позже названные августовским путчем, изменили ход истории огромной страны — именно переворот, организованный советской элитой, ускорил падение коммунистического режима и распад Советского Союза. Что случилось 25 лет назад и как сложилась судьба членов ГКЧП — в обзоре TUT.BY.

Фото: Reuters
Президент России Борис Ельцин приветствует толпу 20 августа 1991 года. Фото: Reuters

Августовский путч

Члены ГКЧП, несогласные с политикой реформ Михаила Горбачева, среди которых оказались вице-президент СССР Геннадий Янаев, руководитель Совета министров Валентин Павлов, глава МВД Борис Пуго, министр обороны Дмитрий Язов, глава КГБ Владимир Крючков, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев, первый заместитель председателя Совета обороны СССР Олег Бакланов, президент Ассоциации госпредприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков объясняли свои действия необходимостью «преодоления глубокого и всестороннего кризиса».

Фото с сайта russiainphoto.ru
Люди сидят на танке возле Дома Советов (сейчас — Дом Правительства Российской Федерации). Фото: Александр Абаза, МАММ / МДФ / russiainphoto.ru

«…Начатая по инициативе М.С. Горбачёва политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой …»

Из обращения ГКЧП к советскому народу

Именно для «преодоления кризиса» в СССР было введено чрезвычайное положение, ограничена свобода партий и собраний, приостановлена деятельность региональных органов власти. «Для обеспечения безопасности» в Москву были введены войска.

Отсутствие в составе ГКЧП президента Михаила Горбачева, отдыхавшего в тот момент в своей резиденции в Крыму, объяснялось плохим состоянием его здоровья. На самом деле Горбачев был фактически заблокирован в своей резиденции в крымском Форосе и оставлен без связи.

Однако уже с первого дня стало ясно, что путч провалился. Уже утром 19 августа был организован митинг в поддержку президента РСФСР Бориса Ельцина, который назвал действия ГКЧП незаконными и призвал региональные власти подчиняться распоряжениям правительства России. Возле Белого дома начали собираться оппозиционные политики, деятели культуры и простые люди.

Провалом увенчалась и пресс-конференция членов ГКЧП — людям запомнились только дрожащие руки Геннадия Янаева и вопросы к путчистам о государственном перевороте.

Фото с сайта russiainphoto.ru
Военный курит на танке в центре Москвы. Фото: Александра Абаза / МАММ / МДФ / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Люди на баррикадах возле Дома Советов. Фото из архива Александра Владимировича Землемерова / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Танки на Красной площади в Москве после отставки Михаила Горбачева. Фото: Reuters
Фото с сайта russiainphoto.ru
Военнослужащие общаются с москвичами. Фото: Александр Абаза, МАММ / МДФ / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Тысячи людей идут по улице Воздвиженке в Москве. Фото из архива Александра Землемерова / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Цветы на дуле танка на Конюшковской улице Москвы. Фото из архива Александра Землемерова / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Похороны защитников Белого дома Владимира Усова, Ильи Кричевского и Дмитрия Комаря, 24 августа 1991 года. Фото: Александр Абаза, МАММ / МДФ / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Женщина с плакатом «Ильич! Мы с тобой» стоит на Красной площади в Москве. Фото: Владимир Семин, МАММ / МДФ / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Люди несут огромный триколор от Белого дома по Садовому кольцу. Фото: Александра Абаза / МАММ / МДФ / russiainphoto.ru
Фото с сайта russiainphoto.ru
Тысячи людей на улице в центре Москвы. Фото: Александра Абаза / МАММ / МДФ / russiainphoto.ru

Не удалась и информационная блокада: выпускались подпольные издания газет, работали оппозиционные радиостанции, заглушить которые не удавалось.

Что касается руководства республик СССР, то в большинстве регионов власти заняли выжидательную позицию.

Фото с сайта russiainphoto.ru
Люди идут по центру Москвы. Фото из архива Александра Землемерова / russiainphoto.ru

Несмотря на то, что в Москву были введены войска, пойти на конфронтацию члены ГКЧП не решились — жертвами путча стали три человека. В ночь на 21 августа при попытке демонстрантов остановить колонну восьми БМП в туннеле на пересечении Садового кольца с Новым Арбатом погибли трое защитников Белого дома. Позже всем троим посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Днем 21 августа члены ГКЧП распорядились о выводе войск из Москвы и отправились в Крым для переговоров с Михаилом Горбачевым, который отказался с ними разговаривать. Вечером 21 августа ГКЧП был распущен.

Участники путча в течение нескольких дней были арестованы.

Фото с сайта russiainphoto.ru
Мужчина устанавливает триколор на здании Центрального комитета коммунистической партии Советского Союза. Фото: Виктор Руйкович / МАММ / МДФ / russiainphoto.ru

Как сложилась судьба членов ГКЧП после путча

Геннадий Янаев

Вице-президент СССР, формальный глава ГКЧП был одним из инициаторов путча. Был арестован 22 августа 1991 года, освобожден из «Матросской тишины» в январе 1993 года. В феврале 1994 года экс-глава ГКЧП был амнистирован.

Выйдя на свободу, работал консультантом комитета ветеранов и инвалидов государственной службы, а также возглавлял Фонд помощи детям-инвалидам с детства. В последние годы жизни занимал должность заведующего кафедрой отечественной истории и международных отношений Российской международной академии туризма.

Умер 24 сентября 2010 года в возрасте 73 лет от онкологического заболевания.

«Я абсолютно никогда не признавал, что я совершил государственный переворот, и никогда не признаю.<…>

Для того чтобы понять логику моих действий, а также логику действий моих товарищей, надо знать ситуацию, в которой страна оказалась к августу 91-го года. Речь тогда шла о практически тотальном кризисе, в стране шла открытая борьба за власть между сторонниками сохранения единого государства и общественно-политического строя и его противниками. Этот политический кризис обострялся день ото дня, часто сопровождался антиконституционными действиями, и, к сожалению, оценки должной политическое руководство страны этому не давало. Кризис экономический: практически экономика лежала на боку… <…>

Ни одна из заявленных целей и задач перестройки в экономической и социальной сфере не были реализованы, резко обострилась ситуация на потребительском рынке, Горбачеву удалось выстроить всю страну в очередь к пустым прилавкам, единственным бездефицитным товаром тогда, пожалуй, была лапша на уши, которую он успешно навешивал народу.

Геннадий Янаев (в интервью «Эхо Москвы», 2001 год)

Владимир Крючков

Владимир Крючков до августа 1991 года занимал пост председателя КГБ СССР, был одним из «идейных вдохновителей» и неформальных лидеров ГКЧП. После провала путча был арестован, находился в СИЗО «Матросская тишина» до января 1993 года, в 1994 году амнистирован.

После освобождения сотрудничал с политологом Сергеем Кургиняном, занимал пост Совета директоров АО «Регион». Также был советником директора ФСБ Владимира Путина и членом оргкомитета «Движения в поддержку армии» генерала Льва Рохлина. Участвовал в работе совета ветеранов работников госбезопасности, написал несколько мемуаров.

Умер 23 ноября 2007 года от инфаркта в возрасте 83 лет.

«Государственный переворот совершил не ГКЧП. Это был заговор тех, кто последовательными и разрушительными действиями, имеющими абсолютно антигосударственные цели, развалил нашу страну. Мы понимали, что итог таких действий — гибель нашей державы, и наш долг заключался в том, чтобы воспрепятствовать этому. Наш долг вытекал из норм Конституции, из законодательства и, наконец, из наших патриотических чувств. Те, кто выступил в рамках ГКЧП, имели единственную цель: спасти во что бы то ни стало нашу Родину<…>

Мы совершили, наверное, большую ошибку, когда ради спокойствия в стране решили не призывать население откликнуться на действия ГКЧП. Мы тогда решили воздержаться от этого. По нашим данным, 19−20 августа 1991 года в митингах в поддержку Ельцина по всей стране приняли участие от силы 160 тысяч человек. Если бы мы обратились к людям с призывом выйти и поддержать идею защиты нашего Отечества, то я думаю, что на улицах находились бы тогда миллионы… Видимо, мы совершили ошибку».

Владимир Крючков (в интервью «Литературной газете», 2001 год)

Дмитрий Язов

Министр обороны СССР, консерватор Дмитрий Язов был непопулярен в кругах сторонников перестройки и сторонников демократических преобразований. В августе 1991 года примкнул к готовящемуся ГКЧП и с первого дня вошел в его состав: именно по его приказу в Москву были введены танки и войска, однако Дмитрий Язов отказался отдавать приказ о применении оружия.

Был арестован сразу после путча, в январе 1993 года освобожден, в феврале 1994 года — амнистирован.

После амнистии Дмитрий Язов занимал должности главного военного советника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России, главного советника-консультанта начальника Академии Генерального штаба.

Дмитрий Язов стал последним военным, которому было присвоено звание Маршала Советского Союза. В настоящее время он единственный ныне живущий маршал СССР. Ему 91 год.

«Поймите, ГКЧП вводил войска не для какой-то победы над каким-то народом, а ввели просто для охраны университета, водоканала, Гохрана. Ситуация в стране была аховая — армии нечем было платить. Все, кто на госбюджете, должны были лапки поднять. Вот к чему все шло. И мы поехали к Горбачеву, чтобы он ввел чрезвычайное положение для того, чтобы привести все в норму. Но он нас не принял, думал, что Америка деньги даст. В поддавки он играл с Америкой, в поддавки. Им надо добиться, чтобы у нас не было ракет. Чего боятся американцы? Что мы пустим на них ракеты. Все. А больше им ничего не страшно.

Знаете, почему ГКЧП проиграл? Честно скажу, потому что надо с народом было работать. А думали, что вот танки ввели и все.

Моя совесть чиста, я не заартачился перед своим народом, хотя я имел, так сказать, возможность. Силы-то были у нас. Мне предлагали занять все аэродромы воздушно-десантными войсками. Ничего не стоило отдать команду, и все. Но к чему бы это привело? Только к крови. Во имя чего? Ради того, что мне свою шкуру жалко?

Я ею никогда не дорожил. Надо быть выше своих амбиций. Это порой непросто, но можно. Уж поверьте.

Что я чувствовал после ареста? Вчера был в руках ядерный чемоданчик самой большой страны мира, а сегодня тюремная камера. Не хочу говорить. Все пережито уже. Отболело».

Дмитрий Язов (интервью «Российской газете», 2013 год)

Валентин Павлов

Премьер-министр СССР был активным сторонником создания ГКЧП, однако в августовские дни 1991 года стал одним из самых пассивных его участников, поскольку большую часть времени провел в больнице с диагнозом «гипертонический криз». Прямо в больнице и был арестован, в январе 1993 года был отпущен из изолятора «Матросская тишина», в феврале 1994 года — амнистирован.

Выйдя на свободу, вернулся к финансовой деятельности, возглавив Часпромбанк, затем перешел на должность советника в Промстройбанк. В последние годы жизни работал зампредом Вольного экономического общества, сотрудничал с рядом других экономических институтов.

30 марта 2003 года умер от инсульта в возрасте 65 лет.

«Мы, члены ГКЧП, не готовили переворота. У нас, поверьте, хватило бы ума и возможностей арестовать все российское руководство еще далеко от Москвы, в аэропорту, на даче, на дороге. Возможностей было сколько угодно. Даже в здании Верховного Совета РСФСР могли, если бы ставили такую цель».

Валентин Павлов (в интервью «Советской России», 2001 год)

Борис Пуго

Глава МВД был одним из самых активных членов ГКЧП. 22 августа на арест Пуго выехала группа высших должностных лиц РСФСР, в том числе бывший зампред Совета министров Григорий Явлинский. По его словам, Пуго и его жена еще были живы, однако находились при смерти. По основной версии, супруги Пуго попытались покончить с собой. Пуго умер через несколько минут, а его супруга скончалась в больнице спустя сутки, не приходя в сознание.

Борису Пуго было 54 года.

«Совершил абсолютно неожиданную для себя ошибку, равноценную преступлению. Да, это ошибка, а не убеждения. Знаю теперь, что обманулся в людях, которым очень верил. Страшно, если этот всплеск неразумности отразится на судьбах честных, но оказавшихся в очень трудном положении людей. Единственное оправдание происшедшему могло быть в том, что наши люди сплотились бы, чтобы ушла конфронтация. Только так и должно быть».

Борис Пуго (из предсмертной записки)

Василий Стародубцев

В ГКЧП Василий Стародубцев отвечал за аграрный комплекс. Арестованный 22 августа, Стародубцев первым из членов ГКЧП оказался на свободе — его выпустили из СИЗО по состоянию здоровья в июне 1992 года.

После амнистии в 1994 году хозяйственник Стародубцев сделал самую успешную среди своих коллег по ГКЧП политическую карьеру в новой России, с 1997 по 2005 годы занимая пост губернатора Тульской области.

В 2007—2011 годах — депутат Госдумы от КПРФ, член попечительского совета Пенсионного фонда работников агропромышленного комплекса.

Умер 30 декабря 2011 года от сердечного приступа в возрасте 80 лет.

«Естественно, если бы были применены хотя бы минимальные силовые приемы, даже залп из холостых орудий, эта пьяная толпа, собранная, как говорят, за деньги [Ельциным], разбежалась, и на этом бы все закончилось. Но в составе ГКЧП, разумеется, не было никого, кто бы мог стрелять в собственный народ. И потом, мы четко понимали, что построить государство на крови невозможно.

Кстати, совсем по-другому думал Ельцин, который расстрелял в 1993 году защитников Белого дома, потопил в крови все вокруг, и до сих пор мы кувыркаемся, не можем создать настоящее государство…

Как можно было говорить о каком-то захвате власти, когда эта власть была у нас?!»

Василий Стародубцев (в интервью изданию «МК», 2011 год)

Александр Тизяков

Александр Тизяков до августовских событий 1991 года был президентом Ассоциации госпредприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи СССР. В ГКЧП отвечал за промышленность.

Как и большинство путчистов, был арестован сразу после неудавшегося переворота, вышел из СИЗО в январе 1993 года и был амнистирован в феврале 1994 года.

Впоследствии Тизяков возглавлял совет директоров инвестиционно-трастовой компании «Новые технологии». Числился совладельцем компаний ЗАО «Статор», «КомИнфоПлюс», учредителем ООО «Видикон» и компании «Фиделити». Кроме того, Тизяков являлся научным руководителем ООО «Наука-93».

Живет в Екатеринбурге. Ему 89 лет.

«Ни один генерал, ни один маршал не сделал для страны столько, сколько сделал Тизяков. Я уже не говорю о современных ворах-олигархах. Между тем — они миллионеры и миллиардеры, а Тизяков — забытый нищий пенсионер».

Александр Тизяков (в интервью изданию «Регион-Информ», 2001 год)

Олег Бакланов

Олег Бакланов, первый заместитель председателя Совета обороны СССР, представлял в ГКЧП военно-промышленный комплекс. После ареста до января 1993 года содержался в изоляторе «Матросская тишина», в феврале 1994 года был амнистирован.

После амнистии Бакланов вернулся к работе, связанной с предприятиями оборонно-промышленного комплекса. 84-летний Бакланов возглавляет совет директоров ОАО «Рособщемаш» — объединение предприятий ракетно-космической области.

«В 1991 году я стал на защиту нашего государства… Помните, по-моему, Ленина было — „революция должна быть с кулаками“. И ведь Советский Союз погиб, потому что была проявлена мягкотелость. Надо было всего лишь изолировать 50 человек. Не убивать, изолировать. И объяснить народу, что мы хотим. А мы не смогли это сделать».

Олег Бакланов (в интервью телеканалу «Вести», 2016 год)

-10%
-50%
-50%
-27%
-50%
-23%
-40%
-12%