BBC News Русская служба


Радикалы-одиночки, совершившие нападения в гей-клубе в Орландо и на набережной Ниццы, в результате которых погибли десятки человек, в свое время были причастны к бытовому насилию, страдали депрессией и оба путались в своей сексуальной ориентации.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

К таким выводам пришли полицейские в США и во Франции, расследующие акты массового убийства людей, совершенные в американском штате Флорида 12 июня и на Лазурном берегу Франции 14 июля.

Ответственность за эти и другие нападения, осуществленные в западных странах, взяла на себя радикальная джихадистская группировка «Исламское государство».

И хотя не во всех случаях удается установить связь между ИГ и исполнителями терактов, напрашивается вывод: экстремистам не обязательно зомбировать людей посредством религиозной составляющей: их идеология привлекает напуганных, неуверенных в себе личностей со слабой психикой, нуждающихся в контроле над их действиями и ищущих простые ответы на вопросы.

«Внутренний терроризм»

Согласно данным ФБР о массовых убийствах, совершенных в США в период 2009—2015 гг., в 57% случаев среди жертв нападавших оказывались их бывшие супруги или родственники.

16% нападавших ранее обвинялись в бытовом насилии.

Бытовое насилие иногда называют «внутренним терроризмом» и дают ему следующее определение: «физическое насилие вкупе с иными многочисленными способами подчинять и контролировать близкого человека».

Оба злоумышленника, действовавшие в Орландо и в Ницце, организаторы взрывов бостонского марафона, а также некоторые другие одиночки, совершившие громкие преступления массового характера, — все они были замешаны во «внутреннем терроризме» задолго до участия в масштабных терактах.

Установлено, что «стрелок из Орландо» Омар Матин, убивший 49 и ранивший 53 человека в гей-клубе Pulse, проявлял агрессию с самого детства.

Ему было восемь лет, когда его учителя заметили, что он оскорбляет и бьет своих одноклассников. По словам преподавателей, некоторые эпизоды отличались особой жестокостью, а иногда носили и сексуальный характер.

Эти склонности остались при нем и во взрослой жизни. Его первая жена Ситора Юсуфи рассказала о физическом и психологическом давлении, которое Омар на нее оказывал: часто бил, контролировал ее финансы и не позволял общаться с родными и друзьями.

Омар Матин. Фото: Reuters
Омар Матин. Фото: Reuters

Похожая история была и у Мохамеда Булеля, выехавшего на грузовике на набережную Ниццы и сбившего насмерть 84 человека 14 июля этого года. В этом нападении также получили ранения свыше 300 человек.

Он был известен полиции как человек, жестоко обходившийся со своей женой. После нападения соседи рассказали, что он страдал депрессией, обладал неустойчивой психикой, а после того как два года назад жена ушла от него, он становился все более агрессивным.

Его семья также подтвердила, что он ходил на прием к психологам в Тунисе, прежде чем переехать во Францию в 2005 году. По словам родных, у него бывали приступы агрессии, когда он кричал и крушил все, что попадалось под руку.

Рекомендаций записывать бытовых буянов в потенциальные террористы не существует. Однако множественные примеры показывают, что человек, оправдывающий насилие в отношении близких ему людей, способен считать нормой и другие формы жестокости.

Сексуальная ориентация и гендерная принадлежность

Есть основания считать, что и Омар Матин, и Мохамед Булель питали склонность к гомосексуальным отношениям.

ФБР заявляет, что не обнаружило конкретных свидетельств того, что Матин был гомосексуалистом, однако есть показания многих свидетелей, которые утверждают, что он часто посещал ночные гей-клубы, и это не было похоже на простое любопытство.

Он регулярно пользовался мобильным приложением для гомосексуальных знакомств, а однажды пригласил на свидание одного из своих друзей.

Булель был более открыт в проявлениях своей бисексуальности. Об этом свидетельствуют записи в его мобильном телефоне. Он часто пользовался услугами определенных сайтов, на которых находил любовников обоих полов. Кроме того, он хранил у себя в телефоне фотографии и видео мужчин и женщин, с которыми спал.

Казалось бы, депрессивное состояние, домашнее насилие и скрытые сексуальные влечения, которые роднят Матина и Булеля, идут вразрез с суровой мужественностью и ненавистью к ЛГБТ-сообществу, исповедуемыми ИГ. Но именно такое мировоззрение и привлекает отчужденных и мечущихся людей.

Ярые экстремисты и террористические организации — от неонацистов до исламских радикалов — предоставляют идеологическое оправдание для господства и насилия над женщинами.

Они создают целые инфраструктуры, способствующие применению систематического насилия не только в отношении женского пола, но и всех, кто не вписывается в их представления о нормах в области сексуальности.

Мохаммед Бухлель. Фото: МВД Франции
Мохаммед Булель. Фото: МВД Франции

Четко и ясно

Такая ограниченная и фундаменталистская картина мира не оставляет места для неуверенности в своем «я», в своей принадлежности. Все становится просто и ясно, делится на добро и зло, правых и неправых.

Такая идеология позволяет растерянным и депрессивным людям почувствовать, что они что-то контролируют, дает им ощущение более высокого предназначения.

Тем, кто не может разобраться в себе, в своих чувствах и сексуальных предпочтениях, ИГ ясно объясняет, в чем разница полов и какая роль уготована их представителям.

Пропагандисты «Исламского государства» возвеличивают мужчин-мачо, но при этом прославляют роль женщины — покорной и податливой слуги.

Склонные к агрессии люди, столкнувшиеся с предвзятостью общества и даже дискриминацией, находят среди экстремистов признание и оправдание своим наклонностям. Они больше не должны сдерживать себя. Напротив, их призывают направить насилие в массы, против тех, кого следует считать «злом».

Однако в случаях с радикалами-одиночками такое влияние можно считать опосредованным. Чаще всего никаких прямых контактов с идеологами у исполнителей нет.

Теряя бойцов и территории в Сирии и Ираке, ИГ извлекает выгоду из действий этих дезориентированных людей, играющих на руку радикалам, которые заявляют о своей тактической войне за рубежом.

Президент Франции Франсуа Олланд призывает усилить противодействие «Исламскому государству» на Ближнем Востоке, но это не слишком повлияет на угрозу, уже существующую в Европе.

Необходимо не просто наладить совместную работу всех ведомств, при которой осуществляется обмен информацией между властями всех уровней, но и улучшить деятельность медицинских учреждений и социальных служб.

Только тогда можно будет предотвращать и своевременно реагировать на действия агрессивных одиночек.

-20%
-25%
-30%
-16%
-30%
-10%
-10%
-40%
0068422