Поддержать TUT.BY
66 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Белорусские биатлонистки финишировали пятыми в эстафете
  2. В квартирах хотят запретить держать некоторых животных. В планах — и ограничения по контактным зоопаркам
  3. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Милиция сообщила о 100 задержанных в субботу в Минске
  4. За сутки умерли 10 пациентов с коронавирусом. Минздрав озвучил последние цифры о COVID-19
  5. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  6. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  7. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  8. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  9. Умер Ларри Кинг
  10. Перед жительницей Петербурга, получившей удар в живот, извинились — и руководство полиции, и сам полицейский
  11. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  12. За восемь дней задержали более 500 человек: по БТ показали «социально-возрастной портрет» протестующих
  13. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  14. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  15. «Ответила: «Да». Ролик, где минчанин делает предложение, набрал около семи миллионов просмотров
  16. Прощальная служба Кондрусевича, акции и «экскурсия под конвоем». Что происходит 24 января
  17. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  18. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  19. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  20. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  21. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  22. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  23. «Куды ідзеш, Беларусь?» Тадеуш Кондрусевич провел «прощальную службу» в Минске. Как это было
  24. В 2020-м году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  25. Балаба: Минский ОМОН готов к возможным весенним акциям протеста
  26. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  27. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  28. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  29. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  30. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
BBC News Русская служба


Девизом Найджела Фараджа на протяжении всех 20 лет, что он вел борьбу за выход Британии из Европейского союза, было: «Я хочу вернуть свою страну».

Найджел Фарадж. Фото: Reuters
Найджел Фарадж. Фото: Reuters

Лидер Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), похоже, выполнил свою главную политическую задачу, вопреки всем ожиданиям. Теперь он развернул эту формулировку, применив ее к самому себе, и заявил журналистам: «Я хочу вернуться к своей жизни», — после чего объявил о сложении полномочий.

Будучи лицом движения евроскептиков в Британии на протяжении двух десятилетий, Фарадж сумел превратить UKIP из маргинальной организации в третью крупнейшую партию в британской политике и помог убедить более 17 миллионов ее граждан проголосовать за выход из Европейского союза.

В немалой степени этот успех стал результатом прямолинейных выступлений Фараджа, его образа простого парня, мечты любого фоторедактора в тот момент, когда он попадает в кадр с пинтой пива или сигаретой в руке (а то и с тем и с другим сразу).

Имидж «своего парня из паба по соседству», а также презрение к нормам политкорректности дали ему возможность открыто высмеивать своих соперников за их механистичность и чрезмерное следование формату.

Это вызвало любовь и уважение к нему среди тех, кто согласен с его базовыми идеями о контроле над иммиграцией и выходе из ЕС.

В полном соответствии с имиджем острого на язык любителя пофилософствовать за кружкой ему не раз приходилось оказываться в центре всевозможных скандалов.

В ходе предвыборной кампании в прошлом году такой скандал разразился из-за комментария, сделанного им во время теледебатов. Фарадж высказался о мигрантах, которые используют Национальную систему здравоохранения (NHS) для бесплатного получения дорогостоящей терапии против ВИЧ. Это вызвало гневную отповедь Лианны Вуд из левоцентристской Партии Уэльса, заявившей Фараджу: «Вам должно быть стыдно за эти слова».

Однако, несмотря на волну осуждения со стороны оппонентов, из сообщений источников внутри UKIP следовало, что эти «шокирующие и ужасные» комментарии были частью тщательно выверенной тактики по набору очков среди своего электората. По словам одного из высокопоставленных советников Фараджа, его ремарки будут с радостью восприняты «миллионами и миллионами» избирателей из рабочего класса.

Как же сыну биржевого маклера удалось стать голосом разочарованного трудового сословия?

Найджел Пол Фарадж родился 3 апреля 1964 года в Кенте. Его страдавший от алкоголизма отец Гай Оскар Юстус Фарадж бросил семью, когда Найджелу было пять лет. Однако это, кажется, не сильно повлияло на юные годы Фараджа, бывшие совершенно типичными для представителя верхнего среза среднего класса.

Найджел учился в платной школе Далидж-колледж, где приобрел, помимо прочего, любовь к крикету, регби и политическим дебатам.

В возрасте 18 лет он решил не поступать в университет, а вместо этого отправиться работать в лондонский Сити.

Его прямодушная, подчас панибратская манера вести себя обеспечила ему популярность в кругу как клиентов, так и других трейдеров на рынке металлов.

Фарадж, который поступил на работу перед самым началом бума лондонского Сити, смог обеспечить себе там более чем комфортное существование. Однако у него было еще одно призвание: политика.

Факты о Найджеле Фарадже

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Возраст: 52

Семья: женат на Кирстен Мер, с которой растит двух дочерей. От предыдущего брака у него есть двое взрослых сыновей.

Образование: окончив в 18 лет Далидж-колледж, поступать в университет не стал.

Карьера: сырьевой трейдер в Сити с 1982 года, начинал на Лондонской бирже металлов.

Политическая карьера:

1992 — Покинул ряды Консервативной партии в знак протеста против принятия Маастрихтского договора.

1993 — Стал одним из основателей UKIP.

1999 — Избран в Европейский парламент, где представлял юго-восток Англии.

2006 — Избран главой UKIP.

2009 — Сложил полномочия, чтобы побороться со спикером парламента Джоном Беркоу на выборах 2010 года.

2010 — Несмотря на неудачу в борьбе за депутатское кресло, вторично победил на выборах лидера партии.

2014 — Обеспечил UKIP самый большой процент голосов на выборах в Европарламент.

2015 — Обеспечил место в парламенте для депутата UKIP на всеобщих выборах. Партия заняла третье место по числу поданных голосов (3,8 млн).

2016 — Помог сторонникам выхода Британии из ЕС победить на референдуме.

2016 — Объявил, что покидает пост лидера UKIP.

Увлечения: рыбалка с берега, поездки по местам сражений Первой мировой войны, телесериал «Папашина армия», крикет, красное вино.

Одно время Фарадж состоял в рядах Консервативной партии, однако был разочарован тем, какое направление она приняла под руководством Джона Мейджора. Как и многие в стане евроскептиков, он был разгневан, когда премьер-министр подписал Маастрихтский договор о Европейском союзе, предусматривающий «все более тесную интеграцию» европейских держав.

Фарадж решил порвать с тори, став одним из сооснователей Партии независимости Соединенного Королевства, на тот момент известной как Антифедералистская лига.

Когда ему было немного за 20, он в первый раз оказался на волосок от смерти: возвращаясь после вечеринки в клубе в Орпингтоне, Фарадж был сбит машиной. Он получил тяжелые травмы, и врачи опасались, что он может потерять ногу. Выхаживавшая его медсестра Грейн Хейз вскоре стала его первой женой.

От Хейз у Фараджа двое взрослых сыновей. Его нынешняя жена, гражданка Германии Кирстен Мер, брак с которой он заключил в 1999 году, родила ему двух дочерей.

Фарадж в цитатах

«Сначала они вас игнорируют, потом над вами смеются, затем они с вами борются, а потом вы побеждаете», — фраза Махатмы Ганди, повторенная Фараджем в апреле 2015 года, когда он говорил о шансах UKIP на предстоящих выборах.

«Мне потребовалось 6 часов 15 минут, чтобы добраться сюда… из-за политики открытых дверей по отношению к иммигрантам и поскольку трасса М4 уже не такая проезжая, какой была раньше», — его объяснение в связи с опозданием на встречу в Уэльсе в декабре 2014 года.

«Я хочу, чтобы с Евросоюзом было покончено, но я хочу, чтобы он закончился демократическим путем. Если он не закончится демократически, то, я боюсь, это закончится весьма неприятно», — во время дебатов с Ником Клеггом перед выборами в Европарламент в апреле 2014 года.

«Я не хочу показаться грубым… Но вы вообще кто? Я о вас никогда не слышал, никто в Европе никогда о вас не слышал», — его обращение к Херману Ван Ромпею в феврале 2010 года, после того как тот стал первым председателем Европейского совета.

Спустя несколько месяцев после того, как Фарадж оправился от дорожного происшествия, у него был диагностирован рак яичка.

Он полностью излечился, однако, по его словам, пережитое полностью его переменило, придав целеустремленности в его желании получить максимум от жизни.

В 1999 году он добился первой крупной электоральной победы. Благодаря введению пропорциональной системы на европейских выборах маленьким партиям стало легче получать депутатские мандаты, и Фарадж вошел в число трех представителей UKIP, прошедших в Европарламент, где он представляет юго-восток Англии.

В 2004 году партии удалось увеличить число своих представителей в Европарламенте до 12 человек.

В 2006 году Фарадж был избран лидером UKIP, заменив на этом посту менее яркого Роджера Кнэпмана.

К этому моменту он уже был яростным критиком лидера консерваторов Дэвида Кэмерона, который ранее в том же году назвал последователей UKIP «психами, дебилами и скрытыми расистами».

Фарадж в ответ заявил журналистам, что 9 из 10 членов Консервативной партии разделяют позицию UKIP по отношению к Евросоюзу.

Отвечая на вопрос, объявила ли его партия войну консерваторам, он сказал: «Это война между UKIP и всем политическим истеблишментом».

К выборам в Европарламент 2009 года Фарадж уже был регулярным гостем в политических программах на ТВ. Его партия получила больше голосов, чем лейбористы и либерал-демократы, доведя число своих мандатов до 13.

Однако в партии отдавали себе отчет, что, действуя из Брюсселя и Страсбурга, они едва ли преуспеют в достижении своей цели по выводу Британии из Европейского союза. А на внутренних выборах в Соединенном Королевстве партия демонстрировала исключительно скромные результаты.

Катастрофа

В попытке это изменить Фарадж сложил полномочия лидера партии в 2009 году, чтобы побороться за место в парламенте со спикером палаты представителей Джоном Беркоу.

Он произвел фурор в прессе в марте 2010 года, за два месяца до выборов, когда обрушился в Европейском парламенте на «президента Европы» — первого постоянного председателя Европейского совета Хермана Ван Ромпея, заявив, что у того харизма «как у мокрой тряпки», а внешний вид — «как у банковского клерка низшего звена».

Это повысило его узнаваемость — особенно после того, как видео с его речью стремительно разлетелось по интернету, — однако мало помогло его планам по завоеванию Вестминстера. Он занял третье место, уступив Беркоу, а также независимому кандидату.

Избранный Фараджем преемник на посту лидера партии лорд Пирсон оказался слабо подготовлен к действиям во враждебной среде современных политических дебатов и выступлений, и на общенациональных выборах UKIP показала весьма скромные 3,1%.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Однако самого Фараджа постигла куда более страшная катастрофа. В самый день выборов легкий самолет с политиком на борту рухнул, после того как баннер с символикой UKIP намотался на хвостовой стабилизатор.

Его вытащили из-под обломков с тяжелыми травмами.

Придя в себя в больнице, Фарадж рассказал в интервью Evening Standard о пережитом им опыте: «Я думаю, это помогло мне стать более самим собой, чем я был когда-либо прежде. Я стал еще большим фаталистом».

«Теперь я еще больше убежден, что жизнь — это не генеральная репетиция в костюмах, — сказал Фарадж. Я еще более мотивирован, чем раньше».

Найджел Фарадж решил, что он снова хочет встать во главе своей партии, и с легкостью победил на внутрипартийных выборах, после того как лорд Пирсон ушел в отставку.

Электоральные перспективы UKIP снова пошли в гору, по мере того как расширение Евросоюза и вызванный им рост иммиграции в Британию становились все более актуальной темой политических дебатов в стране.

Это в особенности стало заметно после того, как в 2004 году в ЕС были приняты бывшие страны соцлагеря из Восточной Европы.

Фарадж сконцентрировал политику партии вокруг миграционного эффекта членства Великобритании во все более разрастающемся Евросоюзе, указывая на то, что политика открытых дверей ведет к заторам на дорогах, волне румынской преступности в Лондоне, а также дефициту доступного жилья, медицинской помощи, мест в школах и работы для молодежи.

Переломный момент

В ответ ему неслись многократные обвинения в расизме, которые сам Фарадж называл вопиюще несправедливыми. Его долгосрочной стратегией было максимальное отмежевание от ультраправых: например, устав UKIP запрещает прием в нее бывших членов Британской национальной партии (BNP).

Вместо этого он поставил перед собой цель стать трибуной и голосом для всех обделенных. Не только для пожилых, относительно благополучных представителей среднего класса, испытывающих отчуждение из-за стремительных социальных преобразований, вызванных массовым притоком иммигрантов, но также и для избирателей из рабочей среды, проигравших в конкурентной борьбе за рабочие места и, похоже, напрочь забытых становящимся все более номенклатурным «политическим классом».

Фараджу не привыкать сталкиваться с шумными протестами и даже прямыми эскападами против себя: в 2013 году ему пришлось прятаться от шотландских националистов в пабе в Эдинбурге, а в 2015-м за ним гонялись активисты-правозащитники. Несмотря на эти нападки, усилия Фараджа приносили плоды, и влияние UKIP только росло.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

На местных выборах в Англии в 2013 году партия сумела получить более 140 мест в региональных советах — это примерно 25% голосов; в прошлом году это число выросло до 161.

Тем не менее на протяжении 2015 года опросы общественного мнения показывали снижение поддержки UKIP, а комментаторы обращали внимание на несвойственный ее лидеру упадок энергичности, задаваясь вопросом, годится ли он все еще для продолжения борьбы.

Это побудило Фараджа сделать признание, что он испытывал «весьма ощутимую боль» в начале своей кампании, поскольку не уделял должного внимания проблемам с позвоночником, возникшим в результате авиакатастрофы. Несмотря на то что физиотерапия помогла вернуть ему былую энергию, он уже не производил на публику того эффекта, на который, как некоторые думают, был способен.

Несмотря на весомые 13%, полученные его партией на парламентских выборах 2015 года, и без малого четыре миллиона голосов, отданных за UKIP, из-за особенностей британской избирательной системы партии удалось завоевать лишь одно место в палате общин. Оно досталось перебежчику от консерваторов Дугласу Карсвеллу.

Самому Фараджу не удалось получить депутатский мандат в своем округе — кандидат от консерваторов победил его с перевесом всего в 3000 голосов.

Заявлявший в ходе избирательной кампании, что готов в случае провала «пойти под топор», Фарадж объявил о своей отставке с поста главы UKIP на следующий день после выборов.

Однако он оставил дверь для своего возможного возвращения приоткрытой, сказав, что может снова побороться за лидерство в партии по прошествии лета.

Большое будущее

Вскоре после этого он изумил многих в партии, заявив, что передумал из-за того, что получил ошеломляющее число обращений от своих однопартийцев, требующих его возвращения. По его словам, ему хотелось бы быть неподалеку в канун грядущей битвы на референдуме.

Его акцент на теме иммиграции не всем был по нраву: растиражированный в большом количестве агитплакат UKIP, изображающий бесконечную процессию беженцев со словами «Переломный момент», вызвал ярость оппонентов. Однако факт в том, что этот вопрос оказался определяющим в исходе кампании, и в немалой степени это заслуга именно Фараджа.

Лидер UKIP первым отпраздновал победу сторонников «брексита» в своей эмоциональной речи в ночь после голосования — еще до того, как были объявлены окончательные результаты.

Теперь, после своей последней по счету отставки, Фарадж, растерявший за годы борьбы многих своих единомышленников, заявляет, что больше не вернется на этот пост, и обещает оказать всемерную поддержку тому, кто будет выбран на его место.

Несмотря на это, он продолжает оставаться крупной фигурой в своей партии и уже пообещал, что остаток срока своих полномочий в Европарламенте посвятит тому, что будет наблюдать за ходом переговоров по выходу Британии из ЕС «подобно ястребу», дабы гарантировать, что в этом вопросе не будет проявлено никакого отступления или малодушия.

И он также предупредил прочие партии, чтобы они «не спускали с него глаз» на всеобщих выборах 2020 года, в случае если те не сумеют обеспечить полноценный выход Британии из Евросоюза.

-40%
-10%
-16%
-10%
-15%
-20%
-10%
-8%