Александр Власкин,

В минувшую пятницу президент Венесуэлы Николас Мадуро продлил еще на 60 дней чрезвычайное положение в стране, а на нынешнюю среду, 18 мая, оппозиция планирует массовые выступления жителей страны с требованием о проведении референдума об отставке президента. Страна находится на грани экономического, политического и социального коллапса. С политической сцены ушел последний союзник Мадуро — президент Русеф, которую отстранили от власти на прошлой неделе.

На протяжении последних нескольких лет экономика Венесуэлы находится «в свободном падении». Сперва СМИ, а затем и политики принялись использовать для происходящего термин meltdown, т.е. «постепенное исчезновение» экономики и страны в целом.

Попытаемся разобраться в том, что происходит в стране, которая считалась и считается одним из ближайших союзников Беларуси, и понять причины происходящего.

Положение в стране

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В прошлом году ВВП Венесуэлы упал на 3,5%. Ожидается, что в нынешнем году он упадет еще примерно на 8%. Впрочем, эти цифры, равно как и уровень инфляции в 700%, и приблизительно не описывают те трудности, с которыми сталкивается население.

Проблемы с наличием в торговых сетях товаров народного потребления начались еще до смерти президента Чавеса. В частности, перебои с туалетной бумагой наблюдаются в последние лет пять.

На текущий момент можно говорить о полномасштабном голоде в стране. Для того чтобы приобрести хоть какие-нибудь продукты питания, жители вынуждены выстаивать многочасовые очереди. По данным местных СМИ и правозащитных организаций, только в первом квартале нынешнего года (с января по март) зарегистрировано 107 случаев разграбления торговых точек. Последним наиболее известным случаем стал штурм супермаркета Maracay: тысячи людей ворвались в магазин, вынесли все имевшиеся продукты и разгромили торговые залы.

Полностью недееспособна система здравоохранения: в поликлиниках и больницах нет никаких лекарств. То есть речь идет не о недостатке каких-то дорогих импортных медикаментов, дело в том, что лекарств и материалов нет совсем. Речь идет о массовой смертности людей, критически зависящих от постоянного приема медикаментов, нуждающихся в срочной операции, новорожденных.

Отчаянная ситуация требует отчаянных мер, и население страны пускается во все тяжкие. Надо отметить, что уровень преступности в Венесуэле всегда был чрезвычайно высоким. В нынешнее же время творится и вовсе нечто невообразимое: в сельской местности орудуют целые банды, вооруженные армейским стрелковым оружием, в том числе и тяжелым. Жители городов с наступлением темноты опасаются выходить на улицы. В большинстве школ была приостановлена программа бесплатного питания учеников после того, как вооруженные банды совершили нападения на службы доставки школьных обедов.

Чтобы описать весь ужас происходящего, достаточно лишь официальной статистики: в прошлом году в Венесуэле было совершено более 17 700 убийств (в основном в ходе грабежей), а за три месяца нынешнего года — 4696. За те же три месяца в Афганистане было зарегистрировано «всего» 3545 насильственных смертей. При этом в Афганистане идет гражданская война и население составляет примерно 32 миллиона человек (в Венесуэле — 30 миллионов).

Ходят неподтвержденные слухи, что жители городов, которые не в силах заниматься грабежом, вынуждены отлавливать и употреблять в пищу бродячих кошек и собак. Впрочем, это только слухи. И даже если они являются правдой, официального подтверждения от правительства Мадуро они не получат.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Наряду с голодом страну поразила засуха, что привело к падению производства местного продовольствия, недостатку питьевой воды, а также к постоянным перебоям с электроэнергией, т. к. большая ее часть производится на местных ГЭС. Для экономии электричества президент Мадуро сократил рабочую неделю госслужащих до двух рабочих дней, а также обратился к женщинам Венесуэлы с просьбой не пользоваться фенами для сушки волос.

Наверное, нет необходимости более детально описывать творящиеся в стране кошмары, т. к. местным СМИ доверять особо не приходится, иностранных корреспондентов в стране практически нет, и, к примеру, британская The Guardian обратилась к жителям Венесуэлы с просьбой писать о происходящем в редакцию, чтоб получить представление о буднях жителей страны.

В любом случае, очевидно, что экономика страны уже фактически мертва. Оппозиция собрала 1,85 миллиона подписей в поддержку референдума об отстранении от власти президента Мадуро, а тот продлевает чрезвычайное положение в стране именно для того, чтобы не допустить проведения этого референдума (референдумы и выборы в ситуации чрезвычайного положения не проводятся).

Что случилось с венесуэльской экономикой?

На этот вопрос можно было бы ответить коротко: «Она утонула». Однако все же хотелось бы разобраться в причинах происходящего.

Надо сказать, что экономика страны уже не в первый раз сталкивается с проблемами, связанными с падением цен на основной экспортный товар — нефть. Предыдущий кризис 80-х годов ХХ века привел к затяжной рецессии, банковскому кризису 90-х годов, значительному вмешательству государства в экономику и последующему избранию на верховный пост широко известного друга нашей страны Уго Чавеса.

То, что происходило в ходе президентства Чавеса, достаточно широко известно, чтобы пересказывать в этой статье. Стоит лишь остановиться на так называемом социализме XXI века: массовая национализация крупнейших бизнесов (нефтедобывающих, телекоммуникационных, производства цемента и т.д.); разовое поднятие зарплаты рабочим и служащим на 30% из средств государственного бюджета; отмена вступительных экзаменов в вузы, а также организация бесплатного питания для школьников и студентов; фиксированные цены на основные продовольственные и промышленные товары.

Вся эта деятельность вместе со значительными «имиджевыми» тратами из бюджета государственной нефтедобывающей компании PDVSA могли продолжаться достаточно долго, но только при условии постоянного роста цен на нефть.

Основная проблема ресурсозависимых экономик заключается в том, что все их отрасли, за исключением добычи и продажи основного ресурса (в данном случае — нефти), постепенно приходят в упадок. И если еще несколько лет тому назад нефть и нефтепродукты составляли немногим более 80% в экспорте Венесуэлы, то сегодня эта цифра составляет 96%. Доля нефтедолларов в доходах бюджета выросла с 40 до более чем 60%, да и остальные бюджетные поступления так или иначе зависят от нефтепромышленности.

Тем не менее даже резким падением цен на нефть происходящий коллапс экономики объяснить нельзя. Западные экономисты справедливо указывают на то, что Венесуэла обладает крупнейшими в мире запасами нефти. И даже с учетом того, что ее добыча обходится дороже, чем, скажем, в Саудовской Аравии, такое резкое схлопывание экономики и фактическое исчезновение государства не могут объясняться только падением цен на сырьевых рынках. В конце концов, в 80−90-е годы при сопоставимом падении цен и уровне внешнего долга ситуация хоть и была нелегкой, но далеко не настолько критической, как сегодня.

Реальные причины

Если говорить коротко, то базовые причины происходящего заключаются в том, что:

  1. Экономика страны уже не производит ничего, кроме нефти;
  2. Доходы от продажи нефти и нефтепродуктов, таким образом, являются основным источником дохода как государства, так и граждан;
  3. Доходы от экспорта падают не только из-за ситуации на рынках, но из-за фантастического уровня коррупции и некомпетентности руководства.

Сперва о том, каким образом в экономике Венесуэлы умерло «все живое», за исключением нефтедобычи и нефтеобработки. Ситуация, в общем-то, классическая и описана Лешеком Бальцеровичем в книге «Навстречу ограниченному государству». Сперва государство директивно поднимает зарплаты и фиксирует цены, что требует вливаний из бюджета. Однако даже с учетом субсидий производители не в состоянии поддерживать требуемый уровень производства, если оно убыточно. Государству приходится вмешиваться в ситуацию снова и снова, сперва национализируя предприятия, затем предоставляя им субсидии, затем вводя распределительную систему. И так до того момента, пока не наступит неизбежный коллапс.

Несколько недель назад прекратила деятельность компания Polar Group — крупнейший в Венесуэле производитель продуктов питания и напитков. Страна осталась без собственного пива. А с учетом того, что импортного нет уже давно, то и без пива вовсе. Причина закрытия — в том, что Национальный банк оказался не в состоянии выделить деньги на покупку импортного ячменя, а своего в Венесуэле давно уже нет. Более того, раньше компании приходилось покупать валюту по курсу, в сотни раз выше того, который установлен для граждан, но продавать свой товар по фиксированным ценам. То есть смерть компании была лишь вопросом времени.

Business Insider приводит историю анонимного бизнесмена, владельца компании по производству товаров народного потребления. В настоящее время он находится под следствием из-за того, что вынужден был приобрести туалетную бумагу для своих работников на черном рынке. Проблема была в том, что профсоюз работников требовал обязательного наличия бумаги в туалетах предприятия. То немногое, что удавалось приобрести бизнесмену, разворовывалось работниками и уносилось домой. Следовательно, снова возникал факт отсутствия пипифакса, из-за чего профсоюз грозился обратиться в правительство и потребовать санкций в отношении владельца. В общем, в результате на сегодня имеется одно совсем не работающее предприятие, его работники без зарплаты и туалетной бумаги, и бизнесмен под следствием.

Отдельно хотелось бы сказать об энергетическом кризисе и отключении электроэнергии. Как уже говорилось выше, недостаток электроэнергии вызван серьезной засухой, в то время как основная часть электричества производится на гидроэлектростанциях. Так как засухи в Венесуэле — не новое явление, несколько лет тому назад была принята государственная программа строительства теплоэлектростанций, благо с нефтью и нефтепродуктами в стране проблем нет и быть не может. В программу были инвестированы несколько миллиардов долларов, однако ни одной станции построено не было. Деньги исчезли, национальная прокуратура так и не смогла найти виновных.

Темное будущее

Мужчина готовит ужин при свечах. Сан-Кристобаль, Венесуэла. 25 апреля 2016 года. Фото: Reuters
Мужчина готовит ужин при свечах. Сан-Кристобаль, Венесуэла. 25 апреля 2016 года. Фото: Reuters

Лидер оппозиции Венесуэлы Миранда Энрике назвала страну «бомбой замедленного действия, готовой взорваться в любой момент». Эксперты обсуждают варианты, каким образом в стране произойдет смена власти: путем «дворцового переворота» или народного восстания.

Однако существует еще один вариант, и он, увы, пока кажется наиболее вероятным: Мадуро может продлевать чрезвычайное положение до бесконечности. Безусловно, его правительство будет постепенно терять контроль над некоторыми регионами страны, но в результате все выльется в полную анархию и войну «всех против всех». Уйти самостоятельно наследник Чавеса уже не может: слишком велики личные риски. Реформы проводить он и его команда абсолютно неспособны.

В то же время любое правительство, которое придет к власти после Единой социалистической партии Венесуэлы, столкнется с массовым сопротивлением росту цен, приватизации и любым другим реформам, которые противоречат духу «Чавизма»: основатель «социализма XXI века» по-прежнему чрезвычайно популярен на родине и ни одна партия не сможет отказаться от его наследия.

В общем, если ситуацию в Бразилии, о которой мы писали на прошлой неделе, можно было описать как «патовую», то Венесуэла, похоже, сама себе поставила шах и мат.

-25%
-30%
-25%
-50%
-25%
-21%
-40%
-30%
0061173